News

В Липецкой области открылась черная дыра

Опубликовано: 15/10/2008

Автор: Наталья Кабакова

Трудоспособное население Липецкой области продолжает сокращаться. Это происходит из-за «двойных стандартов» в системе охраны труда. Есть все основания утверждать, что принимаемые в области нормативные акты и программы по охране труда и здоровья не имеют отношения к реальности и не направлены на снижение профзаболеваемости, травматизма и смертности.

Липецкая область занимает 3 место в ЦФО по объему инвестиций на душу населения. Их ежегодный прирост в основной капитал составляет около 20%. Экономисты с оптимизмом смотрят в будущее: объем инвестиций, вкладываемых в душу населения, будет неуклонно расти. Произойдет это за счет реализации новых инвестиционных проектов и сокращения числа жителей области.

Смертность в последние годы стабильно превышает рождаемость в два и более раза. По прогнозам управления здравоохранения: «к началу 2025г. численность населения сократится на 173,5 тыс., или на 14,4% по сравнению с началом 2004г. Ежегодная убыль населения, достигнув минимума в 2008г., затем начнет быстро нарастать и в 2024 — 2026 гг. достигнет 10,4 тысяч». Таким образом, общее число доходов области, разделенное на количество живых душ, даст неплохой результат.
Известно, что промышленное производство — основа экономики области, и что доля черной металлургии в его общем объеме составляет около 70%. По объему производства промышленной продукции область занимает 16 место в России и третье в федеральном округе. На ее долю, к примеру, приходится 50% российского производства холодильников и морозильников. Такой уровень промышленного прогресса требует значительных трудовых ресурсов, ведь именно рабочие обеспечивают приток инвестиций в область.

Это и вызывает серьёзные опасения. Жизнь показала, что некоторые компании не хотят выстраивать процесс производства без травматизма и профессиональных заболеваний, вместо этого они создают систему нещадной эксплуатации.
Как правило, такие предприятия одни из основных работодателей в регионе и основная, крупнейшая, статья дохода в областной бюджет, что дает им некий карт-бланш. Своими действиями они напоминают прожорливых чудовищ: люди партиями заглатываются, перерабатываются и выбрасываются. Если некого набрать в городе, ищут людей в близлежащих районных поселках, а потом и по всей области. Здоровье рабочих для этих компаний — сырьё, которое после использования выбрасывается на обочину жизни, как отход. Согласно логике руководителей таких производств, рабочий продает свой трудовой ресурс — здоровье за деньги, и, следовательно, оно ему уже не принадлежит и может использоваться работодателем по своему усмотрению. Ну, суровыми принципами капитализма никого сегодня не удивишь, беда в том, что пользуется этим ресурсом работодатель крайне расточительно: сырье не успевает воспроизводиться.

По данным управления здравоохранения области, численность населения трудоспособного возраста быстро и неуклонно сокращается: в 2012 — 2019 гг. ежегодная убыль может превысить 10 тыс. человек. В ближайшие годы из-за низкой рождаемости в группу населения трудоспособного возраста вступит лишь малочисленная группа подростков и детей — за последние пять лет на нашей территории детское население сократилось на 13%, подростковое — почти на 20%.
А производственный процесс непрерывен и требует всё новых и новых людей. В конце концов, переработаются практически все трудовые ресурсы. И что же работать на производстве будет некому?

Отнюдь. Сегодня есть целых три возможности обеспечить производства и амбициозные инвестиционные проекты рабочей силой, а значит сохранить и даже увеличить прибыль.
Первая — искусственное завышение предложения рабочих специальностей. Сейчас потребность регионального рынка труда такова: 75% — рабочие профессии, 17% -специалисты со средним образованием, и лишь 8% — специалисты с высшим. А так как рабочие кадры себя исчерпали, работодатели значительно повышают требования к возрасту, образовательному уровню, квалификации и профессиональной подготовке рабочих и специалистов, к их опыту работы — и вот уже молодой специалист с высшим образованием у рабочего станка. Другой работы в области для него нет. Это, как говорят, результат «невостребованности части избыточно подготовленных специалистов на рынке труда».

Вторая — тесно связана с первой. Торговые монополии с помощью денег и лобби планомерно уничтожают в области основу среднего класса — малый бизнес. Предпринимателям прочат будущее у производственного станка.
Третья — миграция. В области предпринимаются определенные меры, и будет продолжена работа по привлечению в область избыточных трудовых ресурсов из соседних областей, а также переселенцев из ближнего зарубежья. Область вошла в число регионов, которые станут «пилотными» в реализации программы добровольного переселения соотечественников, проживающих за рубежом, что выгодно вдвойне — переселенцы плохо знают законы и значительно ограничены в правах.
Многие, почувствовав далеко не первые признаки серьёзного заболевания, уходят добровольно. Упрямые все же добиваются инвалидности по профессиональному заболеванию, получают карту индивидуальной профессиональной реабилитации (ИПР) и тоже пополняют ряды безработных, отчего потом долго и упорно судятся. Но наше правосудие измором не возьмешь, оно всех переживет.

Решением от 03.03.2008 г. судьи Левобережного суда г. Липецка Климовой Л.В. в очередной раз отказано в удовлетворении исковых требований Антоновой Н.В. к «ЗАО Индезит Интэрншнл» о восстановлении на работе. Дело тянется три года, но требование о признании проведенной аттестации рабочих мест незаконной так и не было рассмотрено по существу, потому что каждый раз суд брал за основу только пояснения стороны работодателя — «ЗАО Индезит Интэрншнл», а пояснения и ходатайства Антоновой оставлял без внимания.

Инвалиды не нужны никому, даже если их якобы защищает закон, который, кстати, очень гуманно относится к работодателям, растрачивающим главное национальное богатство: предприятие не выплачивает угробленному человеку достойной денежной компенсации, которая могла бы пойти на лечение или хоть как-то обеспечить ею будущую вынужденно безработную жизнь. Оно вроде бы в счет квоты должно обеспечить инвалида специальным рабочим местом. Но благополучно увиливает и от этой обузы: по результатам медико-социальной экспертизы работников признают инвалидами по профессиональному заболеванию, но карту ИПР составляют так, что применить её невозможно. Итог — увольнение. Хотя рекомендации по реабилитации согласно законам должны носить четкий и недвусмысленный характер, а участники комиссии — орган социальной защиты населения и центр занятости не должны допускать увольнения и бороться за права работников до конца, в том числе и в зале суда. Ведь эти люди, став инвалидами и оказавшись на улице, уже не могут использовать свой труд и способности на других предприятиях.

Что интересно: статистика по профзаболеваниям у нас в области не озвучивается. Вроде бы и нет такого явления. Выходит, что социальные службы и здравоохранение работают и получают деньги за обслуживающую интересы инвесторов статистику, ради цифр, которыми при случае можно будет оправдаться и прикрыть глаза перед государством и людьми? А красивыми словами о здоровом образе жизни управление здравоохранения убивает сразу двух зайцев? Например, статистика по профзаболевания не озвучивается, но ведется статистика по неинфекционным заболеваниям, которые можно предотвратить. В итоге, с оптимизмом смотрим в будущее: замалчиваем основную причину заболеваемости и смертности — нарушения в системе охраны труда, и тут же успокаиваем промышленников — все будет хорошо, потери предотвратимы.

Но так ли это? Область может пропустить через себя хоть население целой страны — её демографические и экономические проблемы это не решит. Зато увеличится прибыль неизвестно кого, которая пойдет неизвестно куда. Так что вложенные в душу населения инвестиции останутся с этой душой только на бумаге, в отчете.
И тут возникает самый главный вопрос: для кого? Для кого в области бьются за высокие экономические показатели? Неужели это тот самый случай, когда материя пожирает саму себя?