News

Нефтяной рок каспийского осетра

www.russianews.ru

Опубликовано: 18/09/2008

Черная икра – один из неофициальных символов России и раньше бывшая одним из самых дорогих лакомств – рискует надолго исчезнуть не только с праздничных столов россиян, но и из списка товарных позиций российского экспорта. Популяция осетровых рыб в Каспийском море, где и сосредоточено порядка 90% мировых запасов рыб осетровых пород, сокращается чудовищными темпами.

После 1977 года, когда выловили рекордное для СССР число осетровых – 27 700 тонн (соответственно порядка 2700 тонн икры), уловы стали стремительно падать: за два последних десятилетия – в двадцать раз! В 90-х годах с развалом Союза и появлением на побережье Каспия новых независимых государств ситуация еще более ухудшилась.

Главной угрозой для осетровых стали даже не браконьеры, а нефтедобытчики. Практически все постсоветские прикаспийские страны взяли курс на ускоренную эксплуатацию недр и, в частности, стали активно наращивать разведку и добычу углеводородов как на территориях суши, прилегающих к Каспийскому морю, так и на его шельфе. В 90-е годы ХХ века Азербайджан, Казахстан и Туркменистан допустили в сферу нефте- и газодобычи ряд крупных иностранных компаний. При этом последние рассматривали такую деятельность во вполне традиционном для них духе: не секрет, что освоение природных богатств третьих стран транснациональные компании ведут, в том числе экономя средства на экологические программы.

В самой России добыча углеводородов также перевешивала все остальные аргументы. Например, пойдя в 1998 году на соглашение с Казахстаном по разделу Северного Каспия, правительство России одновременно издало постановление, которым ряд ранее заповедных территорий лишался этого статуса, что открывало возможность для добычи на них нефти российскими компаниями.

Начался «нефтяной бум» Каспия. Прогнозируется, что через 5–10 лет из недр этого моря будут добывать порядка 200–300 миллионов тонн нефти в год. Чтобы обеспечить транспортировку добываемых ресурсов на Каспийском море и прилегающей суше, вокруг Каспия проложены тысячи километров нефте- и газопроводов.

Уже сейчас прибрежные зоны Каспия и его воды довольно существенно загрязнены нефтью и нефтепродуктами. В особенности этим отличается азербайджанское побережье и в первую очередь города Баку и Сумгаит. Концентрация нефтепродуктов в водах этих районов достигла 427 мг/л, то есть превышение нормы просто колоссальное – до 8540 раз. Рост же массы тела рыб приостанавливается при превышении ПДК всего в 6 раз.

Вопреки утверждениям нефтяников, получающих сверхприбыли в условиях гигантского роста цен, нефтедобыча на шельфе Каспия весьма отрицательно влияет на экологию этого водоема. Каждая морская буровая скважина сбрасывает в море в среднем от 30 до 100 тонн нефти, а также до 400 тонн бурового шлама. Нефтяные платформы и уж тем более подводные нефтепроводы нарушают миграционные пути рыб и ухудшают условия их откорма и нереста.

Осетровые обитатели Каспийского моря испытывают сильнейший техногенный прессинг. Они не в состоянии привыкнуть к нефтяному загрязнению. Легкие фракции нефти, растворяясь в воде, губят планктон, а тяжелые, оседая на дно, уничтожают кормовую базу рыб. Поэтому не случайно, что численность осетровых в Каспийском море резко сократилась. Если в 1983 году в Каспийском бассейне численность осетровых оценивалась учеными в 114,7 миллиона штук, то в 1991-м она снизилась до 88,3 миллиона, а в 2005 году составляла уже только 42,4 миллиона штук. Таким образом за исторически весьма короткий период времени она упала почти в три раза.

Последние десять лет ведутся настойчивые переговоры о сооружении трубопроводных систем непосредственно по дну моря. В этом заинтересованы и Казахстан, и Азербайджан, и Туркменистан. В случае реализации подобных планов экологии Каспия будет нанесен очередной удар.
 
Источник газета "Россия"