Прибрежные атомные станции высасывают из моря жизнь

ingressimage_laskovye-vody-ohladitelya.jpg

По данным, собранным доктором зоологии Оксфордского университета Питера Хендерсона, ущерб, наносимый британским рыбным ресурсам прибрежными атомными станциями, гораздо серьезнее, чем считалось ранее: он исчисляется миллиардами единиц рыбного молодняка и ракообразных в год, погибающих в результате деятельности АЭС, и тысячами тонн улова, в который они могли превратиться.

Для охлаждения турбин прибрежная атомная станция использует морскую воду, которую забирает в огромных количествах вместе с содержащимися в ней морскими обитателями. По данным Хендерсона, британские атомные станции забирают до 60 кубометров морской воды в секунду, а АЭС Грэйвлайнс на французском берегу Северного моря — до 120 кубометров в секунду.

Хендерсон отмечает Ла-Манш, в силу большого количества атомных станций на его берегах, как наиболее проблемный регион, указывая, что хотя станции, работающие на ископаемом топливе, оказывают аналогичное воздействие, АЭС потребляют значительно большее количество воды. По расчетам, принятым МАГАТЭ, реактор мощностью 1000 МВт потребляет воду со скоростью 50 м3/с — столько же, сколько потребляет город с населением 5 миллионов человек.

Часть миновавших водозаборные фильтры морских организмов гибнет по пути в трубах и конденсаторах, часть – икра, личинки и мелкие рыбешки, особенно угри и бычки, — выбрасывается обратно в море вместе с использованной, хлорированной и подогретой до 30 градусов водой.

Ущерб популяциям рыб усугубляется массовой гибелью ракообразных, икры и молодняка, которые служат кормом для более крупной рыбы. В южной части Северного моря потери за счет смертности икры и молодняка камбалы настолько велики, что составляют 46% промышленного улова; потери сельди в некоторых частях западного побережья Великобритании – 50%. Трубы сбросного коллектора АЭС Дандженесс в Кенте, где косяками водится килька, мгновенно забиваются мертвой рыбой – со скоростью 50 миллионов в час.

По мнению профессора Университета Йорка, автора книги «Неестественная история моря: прошлое и настоящее человечества и рыболовства» Каллума Робертса, исследование поднимает серьезный вопрос о роли атомных и других электростанций в сокращении рыбных ресурсов. «Мы должны изучить эту проблему, которая становится существенной в связи с сокращением морских запасов, которое в случае некоторых видов, например угря, ставит их на грань вымирания», — сказал он The Times.

Компания British Energy, оператор АЭС Дандженесс, отреагировала на опубликование этих данных, заявив, в частности, что морская вода, используемая для охладительной системы станции, возвращается в море «лишь на несколько градусов более теплой». «На самом деле, эффект подогрева воды таким образом создает климат, в котором некоторые виды, например морской окунь, процветают», — говорится также в открытом письме компании.

По данным экологической организации «Зеленой мир», Ленинградская АЭС выкачивает воду Финского залива со скоростью до 200 кубометров в секунду, не только убивая сотни миллионов рыб, но и возвращая воду подогретой на 10 градусов – по 6 кубических километров в год. Таким образом, природа Копорской губы страдает от разных форм негативного воздействия – радиационного и термального от АЭС, пусть даже в пределах разрешенных норм, а также от химического загрязнения – азотом от сельского хозяйства и фосфором из канализации.

По мнению председателя «Зеленого мира» Олега Бодрова, результатом воздействия такого коктейля на экосистему является утрата ею способности к самовосстановлению, чему уже наблюдаются подтверждения: у сосен в районе АЭС и в самом Сосновом Бору обнаруживаются генетические изменения, которых уже не встречается у сосен на удалении в 30 км.

Ослабленная экосистема оказывается особенно уязвимой перед вселением чужеродных ей видов животных и растений, так называемым «биологическим загрязнением», ущерб от которого может превышать отрицательные последствия всех других антропогенных факторов, считают ученые. Особую их тревогу вызывает увеличение количества чужеродных видов и массовое развитие некоторых из них в Копорской губе Финского залива, особенно в районе ЛАЭС, подвергающемся комплексному биогенному и термальному воздействию.

Организмы-обрастатели, такие как дрейссены, балянусы и полипы, которых до начала 90-х годов в донных сообществах Копорской губы не было, массово распространились здесь и разрастаются на водозаборных сооружениях ЛАЭС, представляя собой опасность аварийной ситуации. Так, в мае 1992 года оторвавшийся мат из нитчатых водорослей закупорил охлаждающую систему финской атомной станции Олкилуото, что вызвало аварийную остановку реактора.

В 2006 году школьник из Соснового Бора Кирилл Дивщепольский предложил и запатентовал техническое решение снижения температуры сбрасываемых ЛАЭС вод с помощью трубы, в которую помещен элемент с эффектом памяти формы: «Когда горячая вода нагревает элемент он выпрямляется и попадает в холодную воду, там охлаждается и попадает в горячую. Эти движения передаются и преобразуются в электрический ток».

Еще, конечно, можно почистить трубы от организмов-обрастателей, и разработать более «гуманные» водозаборные фильтры для АЭС, и перевести станции на так называемые сухие градирни, но самым эффективным и надежным решением был бы вывод из эксплуатации выработавшей свой ресурс ЛАЭС-1 и отказ от строительства ЛАЭС-2 в пользу менее истощительных способов производства энергии.

По данным зоолога Дэна Вильхельмссона из Университета Стокгольма, в оффорных ветропарках на Балтике сейчас действуют 2000-3000 энергоустановок. В отличие от АЭС, оффшорные ВЭС скорее дружественны по отношению к морской фауне и рыбным ресурсам: их подводные основания снабжают специальными конструкциями, которые оказывают «эффект рифа», обеспечивая благоприятную экологическую нишу для морских организмов, привлекая их и увеличивая популяцию рыб в данном месте.

Галина Рагузина

ragunna@gmail.com