Медведев в Восьмерке — рекламная пауза

В среду Дмитрий Медведев на специальной пресс-конференции подвел итоги  саммита «Большой восьмерки». Затронув энергетическую тему, президент отметил, что Россия будет выступать за увеличение роли атомной энергетики. Он выразил
крайне спорное мнение о том, что у  современных реакторов высокий уровень безопасности, а также заявил, что использование атомной энергии якобы не приводит к выбросам парниковых газов, вызывающих изменение климата на планете.

В отношении симпатий к "мирному атому" Медведев примерно тоже, что и Путин — в вопросе не разбирается и от того просто повторяет рекламные формулировки атомной промышленности. Например, пропагандисты атомной энергетики нередко повторяют, что АЭС не выбросывают углекислого газа. В реальности же, если проанализировать полный топливный цикл – от момента добычи урана до хранения ядерных отходов – атомная энергетика по уровню выбросов углекислого газа близка к газовому циклу. При этом, по количеству выбросов этого газа в атмосферу, она сильно уступает циклам гидроэнергетики и возобновляемых источников энергии. (OkoInstitut, 1997)

По этой, а также многим другим причинам мировое сообщество в момент разработки механизмов для борьбы с изменением климата на уровне ООН (т.н. Киотский протокол, ратифицированный Россией) исключило атомную энергетику из списка применяемых/поощряемых технологий. Советники Медведева вряд ли просветили российского президента отчего так случилось, иначе он не удивлялся бы тому, что другие страны осторожничают в отношении "мирного атома". Но в команде российского главы сегодня есть только лоббисты Росатома, а вот лоббистов здравого смысла не находится.

Причины, по которым атомную энергетику нельзя назвать эффективным инструментом борьбы с изменением климата, между тем, вполне очевидны. Cтроительство одной АЭС в среднем занимает около 10 лет, а усилия по борьбе с изменением климата нужны уже сейчас. Кроме того, массовое строительство АЭС приведет к резкому увеличению выбросов парниковых газов на стадии
производства реакторов и обрудования для них.

Традиционной проблемой самой атомной энергетики является то, что за 60 лет развития так и не решена проблема захоронения ядерных отходов, которые будут излучать смертельный уровень радиации еще как минимум 250.000 лет.

С экономической точки зрения атомная энергетика, пожалуй, наиболее дорогой инструмент снижения выбросов парниковых газов в атмосферу. Стоимость реактора российского производства достигает уже 2,5 млрд евро ($3,8 млрд), а прогнозируемая стоимость европейского EPR, который строится в Финляндии, превысит 5 млрд евро ($7,5 млрд). В США экономическая эффективность новых АЭС также под большим вопросом. Для новых реакторов цена киловат-часа прогнозируется на уровне 30 центов в то время, как ветровая или солнечная энергия на рынке сегодня стоит 14 центов.

Ну и совсем уж странным выглядело заявление Медведева о безопасности современных реакторов. Если говорить о реакторах поколений 3 и 3+, то какого-либо опыта их эксплуатации еще нигде не накоплено. Тут вспоминаются советские академики, которые утверждали, что реактор чернобыльского типа настолько безопасен, что его «можно поставить на Красной площади».

В целом, конечно, за Россию становится просто стыдно. В то время, как многие страны серьезно озабочены борьбой с изменением климата, глава России, похоже, думает только о том, как заработать деньги на этой озабоченности — продать побольше атомных реакторов. Но причина, конечно, не столько в самом президенте (в конце концов, ну что он знает об атомной энергетике), сколько в лоббистах Росатома, для которых действует режим вседозволенности, а сами атомные технологии превратились в стратегически важный для нынешней власти товар. При таком подходе в конце этого пути мы обнаружим, что реакторы  (а с ними и доступ к ядерным материалам) есть во всех горячих точках планеты, но будет уже поздно что-то менять. И это уже совсем не об изменении климата.

Владимир Сливяк

ecodefense@online.ru