Несправедливые решения за закрытыми дверями

ingressimage_reznik_na_sude.JPG Photo: Фото Светланы Гаврилиной

Законопроект «Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции в РФ» внесен на рассмотрение 10 апреля 2006 года Верховным судом РФ, на заседании Государственной Думы 8 февраля его поддержали 436 депутатов, 1 воздержался. По замыслу авторов, законопроект должен обеспечить информационную открытость судопроизводства.

Между тем, по мнению независимых экспертов, вместо доступа к судебной системе законопроект в нынешнем виде будет способствовать полному закрытию судов как для простых граждан, так и для журналистов. Статья 13 законопроекта позволяет ограничивать число присутствующих на судебном заседании «исходя из количества мест в зале».

«Фактически это означает, что любое судебное заседание может оказаться закрытым, причем на вполне законных основаниях», – комментирует юрист экологического правозащитного центра «Беллона» Ольга Кривонос.

bodytextimage_DSC00116.JPG


Закрытый и несправедливый

Резник был задержан в ночь со 2 на 3 марта у офиса «Яблока» в Петербурге. Его обвиняют по двум статьям УК РФ: «оскорбление представителя власти» (статья 319) и «нападение на представителя власти» (ст.318 часть 1). Коллеги Резника – представители «Яблока», «СПС», «Справедливой России» утверждают, что в отношении Резника была организована провокация и называют дело политически мотивированным.

Во вторник судья Дзержинского суда Санкт-Петербурга Ольга Андреева приговорила Резника к двум месяцам предварительного заключения под стражу, несмотря на переданные ей адвокатами поручительства от более двух десятков уважаемых и законопослушных горожан, однопартийцев и депутатов ЗакСа и Госдумы. В случае признания виновным, Резнику грозит до пяти лет заключения. Резник заявил о своей невиновности и объявил о начале голодовки, пока ему не изменят меру пресечения. Он уверен, что никаких оснований для содержания его под стражей нет: он публичный политик и единственный кормилец в семье.

«Решение несправедливо. К тому же, поскольку судебное заседание было открытое, о чем судья сообщила собравшимся, то должен был быть обеспечен доступ граждан в зал судебных заседаний», – говорит Кривонос.

«Уже после заседания мы написали заявление на имя председателя суда, чтобы в следующем судебном заседании по делу Резника был обеспечен такой доступ», — добавила юрист.

С 5 марта у здания прокуратуры Санкт-Петербурга проводятся ежедневные одиночные пикеты в поддержку Резника, в которых уже приняли участие один из лидеров «Яблока» Михаил Амосов, глава петербургского отделения Объединенного гражданского фронта Ольга Курносова, председатель правозащитной организации «Гражданский контроль» Юрий Вдовин. На сайте «Яблока» открыт сбор подписей под письмом генеральному прокурору Юрию Чайке с требованием «немедленно прекратить заказное дело», а также «провести служебное расследование и привлечь к ответственности его инициаторов и исполнителей».

Освобождения Резника потребовали и известные деятели культуры — режиссер Александр Сокуров, актер Олег Басилашвили, писатель Борис Стругацкий, музыкант Юрий Шевчук.

Мониторинг в Воронеже
Закрытые судебные заседания – распространенная практика в российских судах, говорит участница Молодежного правозащитного движения (МПД) Ольга Гнездилова. В конце 2006 года МПД проводила мониторинг открытости и справедливости судов Воронежа.

«В воронежских судах мало залов, поэтому большинство дел переносится в кабинеты судей, в которых очень мало места, – рассказала Гнездилова в итервью «Беллоне.Ру». – Журналистов в зал заседания пускают только при наличии аккредитации в судебном департаменте. Процедура аккредитации также непроста: заявки принимаются до 20 декабря каждого года, списки утверждаются на весь год», – рассказала Гнездилова в интервью «Беллоне.Ру».

По словам Гнездиловой, никаким положениями такой порядок не установлен: «может, и есть документ, но раздобыть его невозможно», говорит Гнездилова.

Журналисты: «плохие» и «хорошие»
Законопроект о доступе к судам не запрещает использовать аккредитацию для СМИ, однако утоняет, что она не должна ограничивать неаккредитованных журналистов в получении информации.

Вместо аккредитации, законопроект предлагает другой критерий для предоставления информации прессе: статья 25 представителю суда право отказать в информации журналисту «по мотивам систематического искаженного, недостоверного освещения судебной деятельности данным средством массовой информации».

По мнению Кривонос, такая формулировка не только юридически безграмотна, она противоречит Конституции и федеральному закону о СМИ, который четко указывает единственное основание для отказа в предоставлении информации – это наличие сведений, «составляющих государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну».

Информационная система
Согласно законопроекту, судебные акты должны будут публиковаться в интернете, что обеспечит прозрачность принимаемых решений. При этом оговаривается, что из текстов судебных решений следует исключить конфиденциальную, секретную информацию, коммерческие тайны и сведения, оглашение которых может причинить ущерб.

Такой подход полностью соответствует международным стандартам. Однако далее перечень расширяется – за счет туманных формулировок. Так, допускается «исключение из текста отдельных сведений, если это не влияет на существо судебного решения». Суд также вправе вообще не размещать решение в интернете, «если оно носит исключительно частный характер». Кто будет определять «частность» решения – в законопроекте не упоминается.

«Общедоступная информационная система безусловно необходима. Однако принятие законопроекта в таком виде вряд ли добавит судам открытости и будет только способствовать коррупции, – считает юрист «Беллоны» Ольга Кривонос. – Туманные формулировки позволяют судьям произвольно принимать решение о публикации или сокрытии своих собственных постановлений».

Согласно рекомендации Комитета министров Совета Европы, отбор судебных решений для публикации должен производиться не только судьей, а более широким кругом экспертов: юристов с университетским образованием, адвокатов, прокуроров, представителей ассоциаций, юридических журналов и т.д.

Техническая база для публикации судебных решений уже готова. В течение двух лет Судебный департамент при Верховном суде занимался созданием государственной автоматизированной системы «Правосудие», объединяющей около трех тысяч судов общей юрисдикции, для работы которой и понадобился специальный закон.

«База судебных решений не формируется, пока не принят законопроект – в нем всё расписано, что и как», – пояснили «Беллоне.Ру» в Судебном департаменте.

Пока что отдельные суды – в том числе и Верховный – самостоятельно выкладывают свои постановления в интернет самостоятельно, основываясь на своих внутренних принципах. Юристы же пользуются коммерческими правовыми базами, в которые по договору с судами входят и судебные решения.