News

Нефть и газ могут погубить дельту Волги из-за споров вокруг понятия «особо охраняемая природная территория»

nasa.gov

Опубликовано: 24/07/2007

Автор: Виктория Копейкина

С момента получения компанией «Лукойл» лицензии на разработку заповедного Северного Каспия прошло 10 лет. Депутаты Государственной думы РФ при поддержке экологов обращаются к президенту Путину с просьбой наложить мораторий на добычу нефти в этой уникальной природной зоне, а также в дельте Волги, где в настоящее время работают уже несколько компаний.

В начале июля депутат Анатолий Грешневиков, заместитель председателя Комитета по экологии Государственной Думы РФ и ряд его коллег обратились к Владимиру Путину с письмом, в котором они просят временно прекратить добычу нефти и газа в Дельте Волги и на Северном Каспии в целом.

Крупнейшие экологические организации страны WWF, Гринпис, Союз охраны птиц России, Центр охраны дикой природы и Институт «Экоюрис» поддержали инициативу. Они считают, что добыча углеводородов в заповедной зоне Северного Каспия и дельте Волги может разрушить уникальную природу региона и приведет к экологической катастрофе на великой русской реке. Они убеждены, что необходимо остановить все работы до проведения всесторонней экспертизы о влиянии работ по добыче нефти и газа на экосистему.

Спасение – в экологической экспертизе
Весь Северный Каспий и восточная часть дельты Волги имеют статус заповедной зоны, хозяйственная деятельность в которых до последнего времени регулировался особыми правилами (Специальные экологические и рыбохозяйственные требования для проведения геологического изучения, разведки и добычи углеводородного сырья в заповедной зоне в северной части Каспийского моря на лицензионных участках «Северный», «Восточно-ракушечная» и «Северо-Каспийская»). Однако сейчас этот документ потерял статус федерального нормативного акта. Компании должны лишь учитывать экологические факторы при подготовке материалов для государственной экспертизы, где экологические вопросы имеют небольшое значение и их решают один-два чиновника.

Все это — последствия фактически полного уничтожения с 1 января 2007 года института федеральной экологической экспертизы в России, которая теперь стала лишь небольшой частью государственной. «Смена процедур экспертизы привела к потере коллегиальности. Ранее состав экспертов был известен поименно, теперь же процесс стал закрытым», — отметил Владимир Грачев, председатель Комитета по экологии Государственной Думы РФ на конференции по «Экологизации энергетики» 14 июня в Москве.

Однако по некоторым проектам необходимость проведения полноценной федеральной экологической экспертизы все-таки сохранилась. К ним относится и хозяйственная деятельность в особо охраняемых природных территориях (ООПТ).

Именно это и является камнем преткновения сторонников и противников нефтедобычи. По закону об «Особо охраняемых природных территориях» и соответствующим положениям, бассейн Северного Каспия, имеющий статус «заповедной зоны», должен управляться как ООПТ. Экологи и депутаты требуют вновь придать нормативному документу «Специальные экологические и рыбохозяйственные требования …» федеральный статус и применения этого норматива ко всей акватории Северного Каспия.

Защитники природы уверены, что полноценная экспертиза, с участием всех заинтересованных сторон поможет выявить огромные риски при добыче углеводородов на Северном Каспии и в результате — поставить под запрет добычу нефти и газа в регионе, примыкающем к водно-болотному угодью международного значения Дельта реки Волга.

Нефтяников такая перспектива, по-видимому, не устраивает. Вагит Алекперов в недавнем интервью «Российской газете» заявил: «Мы разделяем озабоченность экологов потому, что северный Каспий, дельта Волги — уникальные регионы. Но мы не заходим на заповедную территорию, которая охраняется государством. И все требования, которые нам предъявляют экологи, в том числе по восполнению рыбных запасов, мы выполняем. В этом году при финансовой поддержке компании в Каспий будет выпущено около 20 миллионов мальков осетровых рыб».

Минприроды игнорирует надвигающуюся экологическую катастрофу
У экологов в свою очередь вызывает удивление позиция Министерства природных ресурсов РФ, по вине которого во многом возникают все эти конфликтные ситуации. Именно оно выдает порой лицензии на право пользования недрами на охраняемых природных территориях.

«Мы бы хотели, чтобы МПР определил свою позицию по признанию Северного Каспия и восточной части Дельты реки Волга ООПТ, Это ведомство должно также предпринять срочные меры по восстановлению федерального статуса для нормативного документа «Специальные экологические и рыбохозяйственные требования….», — комментирует Алексей Книжников, координатор программы по экологической политике нефтегазового сектора WWF в интервью «Беллоне.Ру».

В настоящее время в дельте Волги и прилегающих к ней районах на законных основаниях, имея соответствующие лицензии, присутствуют компании «Лукойл», ТНК-ВР, ООО «Петроресурс».

«Было бы неправильным обвинять нефтяников в покушении на заповедную зону — для них это только бизнес», — считает депутат Госдумы Грешневиков. Он обвиняет в бездействии федеральные структуры, включая и правительство, чья «пассивность ставит под угрозу экологической катастрофы не только дельту Волги, но и весь Северный Каспий». На этот факт в письме Путину он и его коллеги-депутаты обращают особое внимание.

В северной акватории моря, прилегающей к дельте, находятся месторождения углеводородов, в которых ожидается высокое содержание сероводорода. При буровых работах сероводород может случайно попасть в окружающую среду, что вызовет «немедленную экологическую катастрофу», исчезнет обитающая здесь рыба, и питающаяся ею птица. «Возникнет огромная мертвая зона, которая станет непреодолимым барьером между дельтой и остальным Каспием со всеми вытекающими отсюда последствиями!», — указывают депутаты.

Предыстория
Дельта Волги — одно из первых водно-болотных угодий в России, которое получило международный статус в рамках Рамсарской Конвенции, к которой СССР присоединился в 1975 году. Компания «Лукойл» в 1997 году получила лицензию на разработку нефтяных месторождений в заповедном Северном Каспии, а 1988 году тогдашний премьер-министр РФ Виктор Черномырдин отменил мораторий на разведку и добычу нефти в заповедной зоне Северного Каспия.

Депутаты-экологи Госдумы РФ выступили с протестом против этого решения, но Черномырдин его проигнорировал. В 1998 году генеральный прокурор РФ Юрий Скуратов встал на сторону депутатов, указав на неправомочность использования недр Северного Каспия. Это был первый случай, когда правоохранительные органы по экологическим соображениям опротестовали результаты тендера. Ряд наблюдателей считают, что именно это и стало причиной отставки Скуратова.

Однако своим постановлением №317 от 14 марта 1998 года Правительство России все же санкционировало поиск, разведку и добычу нефти и газа в заповедной зоне. Разведочное бурение в бассейне Северного Каспия начато в 2003 году.

Северный Каспий обладает богатыми и практически нетронутыми запасами углеводородов. В регионах России, имеющих выход на побережье Каспийского моря, числится 91 месторождение углеводородов, из них 39 находятся в Калмыкии, 45 — в Дагестане, 7 — в Астраханской области.

При этом Северный Каспий, занимая 0,5 % объёма моря, продуцирует почти 20 % его органического вещества. Астраханская область, где расположена дельта Волги, на протяжении четырех столетий являлась рыбной столицей России. И сегодня рыбное хозяйство — важная отрасль в экономике Каспийского региона. Несмотря на скромный вклад в общероссийские уловы (3,2%), в Волго-Каспийском бассейне добывают более 70% осетровых и свыше 60% крупночастиковых рыб.

Комментарий юриста "Беллоны" Нины Поправко:

  В соответствии с законом  № 166-ФЗ от 20.12.04 г. «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов»,  рыбохозяйственная  заповедная зона является особо охраняемой природной территорией, которая наиболее приближена по своему статусу к природному заказнику. В силу статьи 24 Федерального закона № 33-ФЗ от 14 марта 1995 г.  «Об особо охраняемых природных территориях» «на территориях государственных природных заказников постоянно или временно запрещается или ограничивается  любая деятельность, если она противоречит целям создания государственных природных заказников или причиняет вред природным комплексам и их компонентам».  

Еще News

Все news