«Ответственные люди – против АЭС», — считают калининградские ликвидаторы Чернобыльской катастрофы

ingressimage_220px-Kaliningrad_map.PNG Photo: wikipedia.org

Накануне рассмотрения схемы в правительстве «дорожную карту АЭС» раскрыл заместитель директора ФГУП «Росэнергоатом» Владимир Асмолов на форуме «Атомная энергия, общество, безопасность», состоявшемся 18-19 апреля в Москве. Хотя правительство и не утвердило предложенную схему окончательно, тем не менее, в Росатоме уверены, что существенных корректив в ней ожидать не приходится.

С 2009 года, согласно схеме, планируется вводить по одному энергоблоку АЭС, с 2012 года — по два энергоблока, с 2015 года — по три энергоблока, с 2016 года — по четыре энергоблока, а с 2019 — по два энергоблока АЭС малой мощности.
По словам Асмолова, с 2014 года Росатом планирует освоение новых регионов. В предложенном варианте генеральной схемы, помимо строительства новых блоков на уже существующих станциях, указаны пять новых АЭС, скрытых под кодовыми названиями «Центр» (ввод в строй после в строй после 2014 и 2016 гг.), «Урал» (2015и 2016 гг.) и «Северо-запад» (2020 г).

Как пояснил советник главы Росатома Игорь Конышев, наиболее перспективными для строительства АЭС считаются Южный Урал, Калининградская и Томская области. «Калининград вообще отрезан от российских энергосетей», — сказал он.

«Защиты от дурака не бывает»
Однако калининградцы, несмотря на всю свою энергозависимость, не спешат в едином порыве кричать ура и бросать в воздух чепчики. 67% жителей города, принявших участие в ходе предварительного социологического исследования, не приветствуют появления атомной электростанции на территории области. Не могут, наверное, как бы того ни хотелось российской атомной индустрии, забыть Чернобыль.

Да и как же можно его забыть, если пострадало восемь миллионов людей, а 30 процентов сельскохозяйственных земель Беларуси выведено из оборота, недоумевает председатель Калининградского областного союза «Чернобыль» Михаил Ойсбойт. «Мы получили, по образному выражению Стругацких, «нечеловеческие болезни людей», и иммунитета к проникающей ионизирующей радиации у людей нет», — сказал Ойсбойт корреспонденту «Беллоны.Ру».

Перспектива проживания в непосредственной близости от АЭС едва ли улыбается людям, прошедшим через пекло крупнейшей ядерной катастрофы, а таких сейчас в Калининграде проживает более двух тысяч. Руководитель областной организации, объединяющей калининградских участников ликвидации последствий аварии, напоминает, что ядерный реактор – это неизбежный риск радиационного заражения.

«Все аварии делятся на две категории: по вине личного состава и не по вине личного состава, и вероятность аварии есть всегда, — считает Ойсбойт. — Действительно, после Чернобыля работали над повышением уровня защиты реактора, стали строже следить за технологией, но защиты от дурака не бывает».

«Да и где мы наберемся сюда классных специалистов в области атомной энергетики – не выпускников вузов, а людей с опытом работы на средних и старших должностях на АЭС? — продолжает «чернобылец». — Где их взять, их просто нет». И взяться им будет неоткуда, поскольку они будут нужны на всех новых станциях, которые предполагается строить по российским городам и весям в соответствии с амбициозными планами Росатома.

Анклав АЭС не по размеру
«Использование мирного атома не замыкается на строительстве, и даже эксплуатации, атомной станции», — напомнил Ойсбойт. – Ядерный топливный цикл начинается с добычи урана, его обогащения и производства ядерного топлива, за чем следует транспортировка его на АЭС – причем транспортировка топлива является одним из самых опасных этапов цикла — и заканчивается передержкой отработавшего ядерного топлива непосредственно на АЭС и дальнейшей так называемой его «утилизацией», то есть закладкой на вечное хранение в специализированных могильниках – это общее для всех АЭС».

«Миф о том, что атомная энергия — одна из самых дешевых, это ерунда», — добавил он. -Если учитывать весь объем стоимости ядерного топливного цикла, она получится на много дороже других способов получения энергии».

Кроме того, у Калининграда, как известно, есть своя геополитическая специфика, которая не может не учитываться при размещении ядерно-опасного объекта. Так уж получилось, что Калининградская область – самый маленький и самый густонаселенный субъект Российской Федерации, да еще и окруженный со всех сторон другими государствами. Протяженность области всего 108 километров с севера на юг и 205 километров с запада на восток.

«Зона отчуждения в случае аварии на АЭС составляет 30 километров, а зона обязательного отселения – 100 километров. Куда мы будем отселяться, если успеем?» — задается риторическим вопросом «ликвидатор».

Кроме того, по словам Ойсбойта, каждой станции необходима обслуживающая ее инфраструктура и каждая станция имеет при себе город-спутник с населением в среднем 50 тысяч человек: как Сосновый бор при Ленинградской АЭС, Курчатов при Курской, Висагинас – при Игналинской, Припять – светлая ей память – при Чернобыльской. «Значит, нужно построить новый город, от возможности использования при возведении АЭС имеющегося фонда отказались давно и сразу», — сказал он.

Помимо того, что в комплекте с АЭС предполагается соорудить и разместить где-то в области площадью 15 тысяч кв. км целый город, место это должно быть в непосредственной близости от источника пресной воды. «АЭС это гигантское хозяйство, потребляющее огромное количество пресной воды, — сказал Ойсбойт, — которое в нашей области может быть обеспечено двумя водоисточниками: приграничная река Неман и приграничное же озеро Виштынец». Таким образом, Калининградская атомная станция может быть расположена только в непосредственной близости литовской границы.

Кому нужна АЭС в Калининграде?
«Честно говоря, зачем нам вообще АЭС? У нас есть ТЭЦ-2, неужели она не в состоянии обеспечить энергией город?» — резонно вопрошает Ойсбойт.

В конце 2005 года был пущен первый блок Калининградской ТЭЦ-2 мощностью 450 МВт, однако работает он, из-за ограничений в поставках газа, в половину мощности. Тем не менее, идет строительство второго блока и существуют планы дальнейшего расширения теплоэлектроцентрали – так, может быть, стоит решить проблему снабжения области газом, а не искать спасения в мирном атоме? Директор Калининградской ТЭЦ-2 Владимир Рубцов уверен, что вопрос с обеспечением области газом надо решать в первоочередном порядке. Тем более что АЭС, согласно схеме, должна появиться в 2020 году, а до этого времени ТЭЦ-2 была и остается крупнейшим энергогенерирующим предприятием области.

Но если учитывать, что план развития электроэнергетического сектора России предполагает сокращение доли газовой генерации, а Росатому так хочется посадить область на ядерную иглу, то для этого есть и другие возможности. «По предложенной схеме будут вводиться дополнительные мощности на Смоленской АЭС, которая уже сегодня 80% выработки отдает на экспорт, а это самая ближняя к нам АЭС. Почему бы несколько процентов не перекачивать в Калининградскую область?» — считает Ойсбойт.

«Нам говорят, это делается в целях энергетической безопасности региона, а я говорю, что она будет обеспечена, если мы будем дружить со своими соседями», — утверждает Ойсбойт.

Что касается соседей, то в связи с выводом из эксплуатации в 2009 году Игналинской АЭС, прибалтийские государства договорились о строительстве на территории Литовской республики новой атомной станции, пригласив к сотрудничеству Польшу и Швецию. По словам президента Литвы Валдаса Адамкуса, в конкурсе на строительство реактора могут на равных правах принять участие все желающие компании, однако российские компании не выражали желания присоединиться к проекту. Хотя казалось бы, не разумнее ли снабжать Калининградскую область электричеством от общебалтийского реактора, присоединившись к здравому решению соседних государств ограничиться одним опасным ядерным объектом в этой части Балтики, чем возводить каждому свой собственный сортир в своем отдельно взятом огороде? Ведь разъединять энергосистемы Калининградской области и Литвы не планируется, напротив, единые энергосистемы СНГ и Евросоюза, в том числе стран Балтии, предполагается синхронизировать.

К тому же в поддержку возведения Калининградской АЭС обычно упоминается возможность продажи излишков генерируемой ею энергии в Европу. «Вопрос в том, какие цели преследуются строительством атомной электростанции в янтарном крае, – заключает Михаил Ойсбойт. — Если для того же экспорта, то стоит ли ради небольшой группы лиц, пытающихся обогатиться, ставить на кон свою безопасность и, возможно, свои жизни?»

Галина Рагузина

ragunna@gmail.com