News

В поисках цезия

Опубликовано: 26/12/2006

Автор: Экология и право

Ищет милиция, ищет МЧС, ищет прокуратура… Ищут два года – и не могут найти… Не что иное, как цезий-137, который оказался в металлоломе, направленном на переплавку в один из цехов таганрогского завода «Тагмет».

В результате радиационный фон в мартеновском цехе резко возрос, рабочие получили приличные дозы облучения. А вредоносный металл таинственным образом исчез, вроде как его и не было совсем. А ведь, по словам ученых, период полураспада цезия – 30 лет, так что долго он еще будет воздействовать на людей. Нет, видимо, без Скотланд Ярда не обойтись, поскольку зловещую пропажу искали все местные и неместные органы, но так ничего и не нашли.

Обо всем этом редакции «Экологии и права» сообщил бывший работник предприятия, а ныне руководитель профсоюза СОЦПРОФ, объединяющий также и многих тагметовцев, Александр Цивенко. По его словам, нынешней осенью с территории ОАО «Тагмет» вывезли радиоактивные отходы. Этим закончилась ликвидация последствий происшедшего в ноябре 2004 года резкого повышения уровня радиации в одном из цехов. А причиной ЧП стало попадание в переплавлявшийся металлолом радиоактивного источника (скорее всего, прибора в защитном кожухе, что позволило успешно миновать дозиметрический контроль), сообщает ИД "Город N".

Факт повышения уровня радиации и вывоза радиоактивных отходов (РАО) подтверждают и руководство завода, и многочисленные документы проверяющих органов: да, в мартеновской печи №6 12 ноября 2004 года был обнаружен цезий-137. Интересно, что в отчетах для прокуратуры специалисты «Тагмета» сообщают, что обнаружили повышение фона 11 ноября при плановом осмотре. Но остановить печь приказано было только на следующий день…

— По официальным данным, мощность дозы в мартеновской печи составила от 350 до 1500 мкР/ч при естественном гамма-фоне 10 мкр/ч, — говорит Алексей Цивенко. — В документах «Тагмета», относящихся к строительству склада временного хранения радиоактивных отходов, доза излучения измерена в микрозивертах. По действующим в России нормативам (НРБ-99) эффективная доза облучения для населения не должна превышать 1 миллизиверт в год. Если поделить, это составит 0,11 микрозиверта в час. Это естественный фон. Измерения в мартеновском цехе «Тагмета» 12 ноября 2004 года показали от 0,18 до 6 мкЗв/час, то есть до 60 раз выше нормы.

Через несколько недель мартеновская печь была разобрана, а радиоактивные отходы вывезены на оперативно построенный на территории «Тагмета» спецсклад (кстати, недалеко от пляжа, в водоохранной зоне Азовского моря).

Природоохранная прокуратура Таганрога провела расследование по статье «Сокрытие информации о чрезвычайной ситуации». Вердикт: ввиду отсутствия состава преступления в возбуждении уголовного дела отказать.

По всем законам экологическая безопасность не может быть секретом. Статья 6 закона РФ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» обязывает организации сообщать о ЧС через СМИ. Нам не удалось найти в Интернете ни одной ссылки на публикации, относящиеся к 2004–2005 гг., в которой упоминалось бы о происшествии на «Тагмете». Долгое время ничего не могли выяснить местные журналисты, хотя и прилагали к этому немалые усилия.

Только в августе нынешнего года рабочие «Тагмета» показывали корреспондентам еженедельника «Город N» место, где якобы находится хранилище отходов. За ним — Азовское море, рядом — вышки с мощными прожекторами. На фото территории заводского мусороотвала, сделанном со спутника, видно, как близко расположен могильник к густонаселенным районам Таганрога (ул. адмирала Крюйса, 31/1). Как рассказала в своей публикации журналист Юлия Уракчеева, в середине августа активисты записали на видео рейсы спецмашин предприятия «Радон», начавших разгружать могильник. По договору «Радон» обязан вывезти отходы до 1 декабря 2006 г. на свой полигон, но, по всей видимости, он сделал это заранее. «По документам контейнеры должны содержать только битый кирпич. Это низкоактивные отходы. А где же высокоактивные — сам радиоактивный источник и металл, среди которого он был? Где 250 тонн металла, которые в тот день плавили в печи? Насчет выплавленной стали Роспотребнадзор дал заключение, что она была в пределах естественного фона, и это при том, что в кирпичах стены было до 1500 микрорентген, что в 150 раз превышает этот фон. Так не бывает!» — говорит Александр Пономарев, таганрогский помощник депутата Госдумы Рубена Бадалова.

— Такого, чтобы металл в печи остался чистым, не может быть, — рассказал журналистам Таганрога Алексей Яблоков, советник Российской академии наук, председатель фракции «Зеленая Россия» в партии «Яблоко». — Должна была возникнуть наведенная радиоактивность и образоваться высокоактивные отходы. С ними предприятия системы «Радон» не имеют права ничего делать.

Кто и какую дозу получил в результате ЧП — можно решить только в результате специального расследования и исследования. Радиация такая штука, что мгновенно могла быть только острая лучевая болезнь, но тут речь не идет о таких дозах. Средние дозы могут вызвать увеличение числа лейкемий, нарушения иммунитета. Проблема радиоактивной плавки еще долго будет актуальной.

Алексей Цивенко с товарищами собираются продолжать расследование ситуации, используя для этого все законные методы.

— Нужна всеобщая диспансеризация рабочих и жителей ближайших районов: радиоактивная сажа из газоотводной трубы могла осесть на город. Нужны выявление точного числа пострадавших и их реабилитация. Нужен сплошной мониторинг радиационного фона по всему городу. Наконец, нужно найти, куда ушел «фонящий» металл, и изъять его для захоронения, — говорит Александр Пономарев.

Кстати. Радиоактивный металлолом и трубы в Ростовской области в последнее время обнаруживаются часто. На пресс-конференции в конце октября начальник Южного таможенного управления Игорь Литвинов удивил цифрами: с начала года на постах выявлено более 1600 случаев перемещения радиоактивных грузов через границу, в основном это металлолом, который везут из Украины в Россию. Нет гарантии, что случай в ноябре 2004 года, о котором общественность ничего не знала, был единственным.