Трубный зов

ingressimage_map_vsto.jpg Photo: taigainfo.ru

Только вот незадача: и это скоропалительное решение далеко не всех удовлетворяет в России. С одной стороны, хорошо, что отвели потенциальную беду от заповедных мест. Но, с другой, а как это скажется на якутских оленях, которые испокон века привыкли кочевать в местах, на которые скоро придет мощная техника? А олени здесь для местных жителей ничуть не менее ценны, чем нефть для страны.

Для тех, кто не очень вник вглубь проблемы, напомним кратко историю проекта ВСТО.

Впервые о проекте заговорили еще несколько лет назад. Изначально был предложен южный вариант. Он должен был начинаться у Ангарска, идти к южной оконечности Байкала, обходить его по южному берегу, выходить к реке Селенге в районе города Селенгинска, а дальше — на Сковородино вдоль линии Транссиба. Это первая очередь строительства нефтепровода. Труба проходила бы в коридоре 5-25 километров от берега озера. Этот вариант был отвергнут «Транснефтью», заказчиком проекта: трасса нефтепровода по этому варианту пересекает Тункинский национальный парк, именно поэтому данный проект нефтепровода был отклонен в целом.

Был еще один документ, предполагавший обход озера Байкал в 200 км севернее. Этотвариант был одобрен экспертами, поскольку он предполагал прокладку трассы в основном за пределами водосборного бассейна озера, начиная с Тайшета и на восток. Проект получил положительное заключение государственной экологической экспертизы. Однако и этот вариант был отвергнут самими проектировщиками. Когда изыскатели пошли по трассе ставить вешки, вдруг обнаружилось, что зона Северо-Байкальского нагорья и Станового хребта непроходима. Слишком высокие горы, слишком болотистые долины, слишком быстрые реки и слишком крутые перепады высот. И абсолютное бездорожье. Там трубу можно «сваривать» только вручную. Стационарные агрегаты подключать не к чему — зона не электрифицирована. Риск аварии по техническим причинам в данном случае во много раз возрастает. Был в принципе и другой вариант — более северный, который почему-то даже не рассматривался проектировщиками. В этом случае трасса нефтепроводапроходит за пределами всего водосборного бассейна озера Байкал. Значительная его часть проходит по междуречью Вилюй-Лена, где сравнительно легкий профиль. Риск попадания в Байкал нефти при возможных аварийных ситуациях в этом случае значительно снижается. Кроме того, у этого варианта есть и другие преимущества: он тяготеет по пути ко многим восточносибирским месторождениям углеводородного сырья, в том числе и якутским. При сравнительно незначительных затратах их к нему можно было бы подключить в короткий срок. Нефтепровод, образно говоря, превращается в своеобразную сборную систему.

Из всех этих вариантов «Транснефть выбрала было самый «легкий» и самый опасный — у Байкала трассу предполагалось вести буквально в 800 метрах. Вполне естественно, что такое решение взволновало и огорчило многих россиян. Никакие уверения проектировщиков и строителей о технических новшествах при сооружении нефтепровода не могли перевесить опасения в том, что случись при эксплуатации любая авария и озеро Байкал будет фактически уничтожено.

Сотни общественных организаций, буквально миллионы людей стали на защиту Байкала. В свою очередь, к каким только уловкам не прибегали работники «Транснефти», чтобы протащить свои идеи. При разработке материалов раздела «Оценка воздействия на окружающую среду» (ОВОС) в нарушение федерального закона «О государственной экологической экспертизе» начало реализацию проекта, разбив его на отдельные участки, представляя на общественные обсуждения разрозненные документы. Тем самым были введены в заблуждение представители государственных структур и общественность республики. Российский закон требует организацию Общественных слушаний тогда, когда имеется материал в полном объеме, чтобы каждому человеку было понятно действия заказчиков по воздействию на природу. По имеющимся же материалам понять что-либо было невозможно. Поэтому общественные слушания превращались в фальсификацию.

Но вернемся к нынешнему якутскому варианту. В самой Якутии сегодня волнуются «зеленые», представители других общественных организаций. Всем понятно, что грандиозная стройка способна во многом изменить сложившийся образ жизни людей. И все хотят быть уверенными, что — не к худшему.

Несколько общественных организаций приняли обращение к руководителям Республики Саха, в котором высказывают вполне обоснованные возражения против методов действия «Транснефти», которая и здесь идет привычным для себя путем: завершенного проекта еще нет, а слушания по нему… уже организуются. Естественно, по отдельным разрозненным участкам, скрывая общую ОВОС.

В обращении вполне резонно отмечаются несколько пунктов, которые противоречат даже элементарной логике, не говоря уже о научной обоснованности проекта. В представленных ОАО «Транснефть» материалах, отмечают эксперты и специалисты, отсутствует анализ и понимание ряда специфических особенностей якутского участка ВСТО, а именно:

1.Влияние вечной мерзлоты на выталкивание участков нефтепровода на поверхность земли, с возможной деформацией металлической стенки трубы и возникновением трещин и прорывов, через которые нефть попадет на ландшафт. Доказательством возникновения такого рода «выпучивания» трубы является опыт строительства и эксплуатации газопроводов разного диаметра на территории Республики Саха (Якутия). В разработке ОВОС не приглашались «Транснефтью» специалисты газовой отрасли, имеющие практический опыт в проектировании, эксплуатации газопровода в условиях вечной мерзлоты и имеющие научно обоснованные разработки. А ведь имеется практический опыт строительства «воздушной трубы» на Аляске, в условиях вечной мерзлоты. Многолетний аляскинский опыт строительства и эксплуатации такого крупного нефтепровода показывает, что этот способ является пригодным для большей сохранности вечной мерзлоты с применением устройства ленинградского ученого Гопеева.

2. Пункт 2 статьи 22 федерального закона «Об охране окружающей среды» требует, что нормативы допустимого воздействия на окружающую среду должны обеспечивать соблюдение нормативов качества окружающей среды с учетом природных особенностей территорий. До сих пор не выполнен республиканскими органами госвласти требования этой статьи, не принят региональный строительный норматив. Поэтому разработчики ОВОС ссылаясь на СНиП 2.05.06-85 регламентируют заглубление не менее 1 метра над верхом трубопровода. Но опыт ликвидации аварий на газопроводах «Якутгазпрома» в конце прошлого века показывает, что применение требований СНиП 2.05.06-85 без учета местных особенностей в условиях Якутии приводит к «выпучиванию» трубопровода и авариям. В случае строительства ВСТО по СНиП 2.05.06-85 приведет к экологической катастрофе: в случае разрыва трубопровода ежечасно будет вытекать 9 тысяч тонн нефти. 3. Не изучены такие геологические процессы и явления, как кольцевые гряды, карстовые формы рельефа, оползни, овражная эрозия в части их генезиса. Последствия развития данных явлений и процессов на трассе нефтепровода могут привести к порыву нефтепровода.

4.В представленном ОВОС не изучены процессы касательно воздействия вод сезонно-талого слоя, формирование и движение наледей, пучения покровных суглинков и грунтов обратной засыпки на трубопровод.

5.Не решены вопросы минимизации процессов технологической деградации почв по всей трассе трубопровода, не отражены мероприятия по ликвидации последствий техногенного нарушения микрорельефа по всей длине трассы.

6.ОАО «Транснефть» не учитывает особенность образа жизни жителей Ленского, Олекминского, Алданского и Нерюнгринского районов республики по использованию лесных, земельных угодий, водного ресурса районов как источник существования. А ведь большинство жителей здесь существуют за счет охоты, рыболовства, разведения скота, лошадей и оленей, сбора грибов, ягод, ореха и т.д. на так называемых федеральных земель по кадастровой оценке. В связи с этим уменьшение количества фауны и флоры на территории этих четырех районах приведет к искусственному изменению образа жизни большинства населения республики.

Существует и еще немало других замечаний и возражений, к которым обязательно надо прислушаться проектировщикам и строителям. Но, судя по всему, это вряд ли случиться: в «Транснефти» давно уже привыкли не слушать никого, кроме самих себя и… президента страны.

Общественники напоминают, что в соответствии с федеральными природоохранными законами все крупные строительные работы должны пройти государственную экологическую экспертизу, которая проводится после разработки Проекта строительства. Только при наличии всей технической и другой документации должны проводиться государственная и общественная экологические экспертизы. Поэтому в настоящее время для разработки Проекта строительства нефтепровода ВСТО через территорию Республики Саха (Якутия), «Транснефти» необходимо организовать сбор мнений по техническим и экономическим условиям строительства нефтепровода. В связи с этим эксперты и экологические организации, которые имеют опыт проведения общественного контроля крупных проектов и общественных экологических экспертиз, предлагают выполнении следующих технических условий при строительстве нефтепровода ВСТО через территорию Республики Саха (Якутия):

1. В местах пролегания многолетних мерзлотных грунтов нефтепровод ВСТО через территорию Республики Саха (Якутия) должен строиться в надземном (воздушном) варианте.

2. По путям миграции оленей, лосей и других животных трубопровод должен иметь высоту для их беспрепятственного прохождения.

3. При строительстве магистрального нефтепровода со своей инфраструктурой будет нанесен значительный ущерб природе республики, поэтому он должен быть оценен в полной мере, а в качестве компенсационных мероприятий должны быть созданы питомники по разведению животных и растений.

4. Прохождение трассы нефтепровода связано с пересечением большого количества рек, речек и водно-болотных угодий Юго-Западной и Южной Якутии, что приведет к существенным изменениям гидрологического режима всей Якутии. В связи с этим необходимо принятие региональных строительных гидрологических нормативов.

5. При разработке ОВОС должно быть предусмотрено создание Аварийной службы

для ликвидации аварийных ситуаций с оснащением вертолетами, автомашинами, соответствующим оборудованием.

6. Общественным экологическим организациям, зарегистрированным на территории Республики Саха (Якутия), поручить проведение общественной экологической экспертизы материалов ОВОС и ТЭО магистрального нефтепровода. Для возмещения экологических и социальных потерь для жителей республики, говорится в обращении, должны быть разработаны следующие экономические механизмы:

1. Для жителей всех районов (улусов), где будет проходить нефтепровод, ОАО «Транснефть» должна выделить каждому жителю свои акции стоимостью не менее триста долларов.

2. В качестве компенсации нанесения ущерба природной среде региона ОАО «Транснефть» должна ежегодно выделять бонус в размере не менее 30 тысяч рублей всем жителям республики, по примеру нефтяных компаний, работающих на Аляске.

3. ОАО «Транснефть» все акции, относящиеся к пункту п.1 данного абзаца Обращения, умноженные на три, должна размещать в Депозитарный центр Республики Саха (Якутия) для увеличения привлекательности фондового рынка республики.

4. Ил Тумэн (Высший законодательный орган) должен инициировать разработку проекта федерального закона по защите интересов всех субъектов и МСУ России, по трассе прохождения ВС-ТО, для полной компенсации ущерба, нанесенного природной среде и населению от добычи и транспортировки нефти.

В соответствии с действующими федеральными законами, как «Бюджетный кодекс», «Налоговый кодекс», законом «О недрах», такие крупные налоги как налог на имущество, налог на добавленную стоимость, налог на прибыль, налог на добычу природных ресурсов и другие налоги взимаются по месту регистрации предприятия, ОАО. Таким образом, ОАО «Транснефть», имея регистрацию в городе Москва и в других городах, налоги законно будет платить этим городам. А опасностям различного рода будет подвергаться Якутия. Авария в мае 2006 года на нефтепроводе Талакан-Витим диаметром 150 мм нанесла непоправимый экологический ущерб реке Пеледуй. В случае аварии нефтепровода диаметром 1500 мм, с давлением 100 атм. нанесет неадекватный экологический удар на реке Лена. Даже высоконадежное оборудование с 3-х кратным дублированием, используемое в высокотехнологичном космосостроении выходит порой из строя и приводят к авариям.

Все мы прекрасно знаем, что случаи разрывов нефтепроводов не единичны. Ежегодно в России по данным независимых экологов это происходит до 35 тысяч раз в год, в том числе официально зарегистрированных до 300 аварий с выбросом нефти свыше 10 тыс. тонн в каждом случае. На трубопроводах Транснефти только за первый квартал произошло 8 аварийных разливов нефти, из них 2 крупных объемом в несколько сотен тонн. Достигнута аварийность 0,16 случаев на 1000 км трубопроводов, что в 10 раз превышает показатели, о которых заявляет Транснефть.

«Прохождение «трубы» создает населению республики не только экологическую и экономическую, а еще и социальную угрозу», — этими словами завершается обращение. И это не пустая фраза.

Подписавшие обращение к руководителям республики представителиЯкутского регионального Бюро фракции «Зеленая Россия» Российской Объединенной демократической партии «Яблоко», «Общественного экологического центра РС (Якутия)», Центра экологического просвещения РС(Якутия) «Эйгэ», «Сети Общественного Экологического Мониторинга» готовы организовать общественные слушания и общественную экспертизу не для «галочки», а полноценные и эффективные. Нужна только добрая воля «Транснефти» и ее нормальное сотрудничество с общественностью. Ведь в принципе здесь никто не против самой идеи строительства нефтепровода через Якутию. Надо только, чтобы все делалось с соблюдением федеральных законов и не снижало бы жизненного уровня людей.

Комментарий юриста:
5 июля 2006 года в Государственную Думу внесен законопроект «О внесении изменений  в Градостроительный кодекс РФ и некоторые другие законодательные акты РФ», который отменяет обязательность проведения государственной экологической экспертизы и оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС)  инфраструктуры для добычи, переработки и транспортировки нефти на суше. 
Законопроект существенно снижает роль общественности в принятии экологически значимых решений.

 

Вадим Дымов