Росатом опроверг утверждения представителей атомного комбината

ingressimage_IMG_9298.JPG Photo: Rashid Alimov/Bellona

– Нет дыма без огня, – прокомментировал заявление Новикова редактор сайта Беллона.Ру Рашид Алимов. – А раз уран горел, с дымом, то значит образовывались и радиоактивные аэрозоли, которые могли попасть в окружающую среду.

Вчера Алимов и сопредседатель группы «Экозащита!» Владимир Сливяк встречались в закрытом городе Лесной с представителями ЭХП, которые настойчиво отрицали, что возгорание урана вообще имело место.

bodytextimage_IMG_9251.JPG Photo: Rashid Alimov/Bellona

Татьяна Кореняк, начальник информационного центра ЭХП, утверждала, что произошел «саморазогрев урана», а дым и аэрозоли образоваться не могли, поскольку «уран тяжелый элемент».

Тем не менее, в выданной экологам местной газете «Вестник» в статье главного инженера ЭХП Цивилина говорилось о том, что 3 июля в 12:57, работник Сергей Овчинников «заметив саморазогревание материала… покинул помещение и вызвал пожарную охрану».

Иван Баранов, начальник отдела радиационной безопасности Росатома, признал, что в момент обнаружения «разогрева» была перекрыта вентиляция.

–Это явная нестыковка. Если не горел уран, и не было аэрозолей, то зачем перекрывать вентиляцию? – прокомментировал это Сливяк.

По официальным данным, сгорело 13 урановых брикетов, размером 30 на 10 на 10 см. По расчетам экологов, вес брикетов составлял от 200 до 400 килограмм.

По сообщениям пресс-службы Росатома, согласно инструкции эти брикеты, политые специальной эмульсией, засыпали песком.

–Уран с эмульсией, даже горя под песком, будет выбрасывать свои аэрозоли сквозь песок за счет выноса газами СО и СО2 сажевых и урановых аэрозолей, – комментирует «Беллоне.Ру» ученый из Сибирского отделения Российской академии наук, кандидат наук Сергей Пащенко.

По его словам, песок из-за относительно больших размеров песчинок не задерживает респираторную фракцию аэрозолей (около 1 мкм). Аэрозоли практически беспрепятственно проникают в альвеолы легких человека и там навсегда оседают.

–Если бы песок задерживал такие мелкие аэрозоли, им бы набивали противогазы во всех армиях мира, – добавил Пащенко.

Предприятие «Электрохимприбор» подведомственно одновременно Министерству обороны и Росатому. Тем не менее, гражданский атомный надзор (в составе Ростехнадзора) работу предприятия не контролирует. Безопасность работы ЭХП контролирует военный атомный надзор Министерства обороны, кроме того, в Лесном есть санитарный врач, подчиняющийся Федеральному медико-биологическому агентству.

Несмотря на то, что Росатом сам пригласил экологов совершить визит в закрытый город, отобрать и вывезти пробы им не позволили (уран альфа-активен, и обычным гамма-дозиметром такое загрязнение не выявляется), и не дали даже увидеть само предприятие издалека. Кроме того, никакой официальной информации об инциденте 3 июля экологам предоставлено не было. Представители комбината сослались на то, что у Сливяка нет с собой устава «Экозащиты!», а журналистское удостоверение Алимова на территории закрытого города недействительно, поскольку он там не прописан.

Bellona

info@bellona.no