Экологам не позволили отобрать пробы и отказали в информации

Более того, никакой информации об инциденте экологам предоставлено не было. Представители комбината сослались на то, что у Сливяка нет с собой устава «Экозащиты!», а журналистское удостоверение Алимова на территории ЗАТО недействительно, поскольку он там не прописан.

– Нам отказали в предоставлении информации. Это открытая информация и она имеет общественную важность, – сказал Алимов.

–Несмотря на приглашение Росатома, на предприятие нам не дали посмотреть даже издалека, – заявил Сливяк. – Возможно, это попытка скрыть истинное положение дел. Мы оставляем за собой право организовать независимое исследование района предположительного загрязнения около Лесного.

[picture8]

Экологи так и не получили ответ на вопрос, когда были оповещены представители органов власти и населения, были ли проведены замеры не по гамма-фону, а по альфа-излучению, выясняли ли сами сотрудники комбината, попал ли уран в окружающую среду. По мнению экологов, радиация не могла не выйти за пределы предприятия.

Возгорание 3 июля

3 июля в 12.57 на одном из складов комбината «Электрохимприбор» загорелся уран-238, стружка которого спрессована в брикеты. Информация об инциденте за пределами ЗАТО распространилась только через неделю. Экологи получили первую информацию от жителя одного из населенных пунктов около Лесного.

По официальным данным, сгорело 13 урановых брикетов, размером 30 на 10 на 10 см. По расчетам экологов, вес брикетов составлял от 200 до 400 килограмм.

[picture3]

Во время встречи сегодня представители «Электрохимприбора» настойчиво отрицали, что 3 июля вообще был пожар. По мнению Татьяны Кореняк, начальника информационного центра ЭХП, произошел «саморазогрев урана», хотя в более раннем сообщении администрации комбината говорилось о «возгорании».

Экологам выдали две местные газеты, повторяющие официальную информацию: газету «Вестник» и «Время». В первой газете в статье главного инженера ЭХП Цивилина говорилось о том, что 3 июля в 12:57, работник С.Овчинников «заметив саморазогревание материала… покинул помещение и вызвал пожарную охрану».

[picture4]

Представители ЭХП заявили, что ничего не горело. Как заметила Кореняк, уран тяжелый элемент и «никаких аэрозолей не может образоваться в принципе».

Затем Иван Баранов, начальник отдела радиационной безопасности Росатома, заявил, что в момент обнаружения «разогрева» была перекрыта вентиляция.

«Это явная нестыковка. Если не горел уран, и не было аэрозолей, то зачем перекрывать вентиляцию?», – прокомментировал это Сливяк.

Экологи попросили предоставить результаты замеров в помещении, в котором произошло возгорание, а также результаты анализа проб грунта, взятых с учетом направления ветра 3 июля, однако в этом тоже было отказано «без официального запроса».

[picture6]

На вопрос корреспондента «Беллоны.Ру», что представитель Росатома может вспомнить об инциденте неофициально, Баранов сказал только: «Я был в тот день в Росатоме. В Росатоме нервничали».

Также экологам было отказано в возможности поговорить с сотрудником комбината «Электрохимприбор» Сергеем Овчинниковым, который заметил возгорание и сообщил об этом руководству. Позднее, по сообщениям СМИ, он был госпитализирован.

–Его показывали по телевизору, он жив, – успокоил экологов один из ответственных за режим.

Полная закрытость

[picture1]

–На КПП у нас проверили паспорта и изъяли ноутбуки на том основании, что компьютеры фирмы DELL не сертифицированы в ЗАТО Лесной. Нам выдали бумагу за подписью майора Дмитрия Карева, что они приняты на хранение, – говорит Алимов. – Можно только предполагать, что они делали с нашими компьютерами, пока мы беседовали с представителями «Электрохимприбора».

Уже в самом начале встречи начальник юридического отдела «Электрохимприбора» Виктор Коренев заявил Сливяку: «Чтобы предоставить Вам информацию, мне бы хотелось уточнить, какую организацию Вы представляете, какими нормативными актами Вы руководствуетесь».

[picture5]

Коренев потребовал у Сливяка доказательств того, что он действительно представляет «Экозащиту», а также устав организации.

–Мы Вам можем дать дозировано ту информацию, которую мы посчитаем нужным. Вы не доказали своего статуса и того, что Вы Владимир Владимирович Сливяк, – сказал Карев.

После этого представители ЭХП сказали, что любую информацию, в том числе данные мониторинга, предоставят только по официальному запросу. Приглашение Росатома считать основанием для предоставления какой-либо информации Коренев отказался.

[picture7]

«Приглашение пресс-службы Росатома ничего не значит, они не могут Вас сюда приглашать», – подвел итог Коренев.

Представители атомных структур пытались также запретить корреспонденту «Беллоны.Ру» фотографировать их, а также настаивали на том, что текст статьи о сегодняшней встрече должен быть согласован с ними.

«Я был вынужден сказать им, что это нарушило бы нашу редакционную политику», – сказал Алимов.

Пресс-релиз Росатома

Через некоторое время после инцидента, пресс-служба Росатома выпустила пресс-релиз. Собственно, пресс-релиз Росатома и стал причиной резкой критики со стороны экологов, в ответ на которую и поступило приглашение посетить Лесной.

В пресс-релизе Росатома было указано, что «радиационный фон в Лесном был в пределах естественных значений, он несущественно повысился в самом цехе лишь во время возгорания — до уровня, который наблюдается в салоне пассажирского самолета при полете».

–Более безграмотного успокоения населения от пресс-службы Росатома – Минатома в моей многолетней практике еще не встречалось. Для специалиста эта фраза звучит наоборот, как сигнал об очень большой радиоактивной опасности в цехе и вокруг него, – комментирует «Беллоне.Ру» Сергей Пащенко, кандидат наук, сотрудник Сибирского отделения Российской академии наук.

Космическая радиация на высоте 8-11 километров, где летают авиалайнеры, существенно превышает фоновое излучение на земной поверхности, защищенной воздушным одеялом. На высоте излучение составляет 200-400 микрорентген в час (в 20-40 раз выше обычного наземного фона), и несмотря на сравнительно кратковременное нахождение пассажиров на борту авиалайнеров, здоровье летчиков, стюардесс, и тех, кто часто летает, находится под угрозой. Тем более что во время солнечных вспышек мощность дозы облучения может стремительно увеличиться в течение всего лишь нескольких часов в сотни раз. Повышенное количество заболеваний раком у пилотов и стюардесс отмечают британские и датские исследователи. Фон 200-400 мкР/час наблюдается в значительной части закрытой Чернобыльской зоны.

–Измерения в цехе, в суматохе пожара, могли проводить, скорее всего и проводили, только по гамма-излучению. Другие виды излучения (альфа и бэта) без накопления сигнала на фильтры не дают оперативных надежных данных, – говорит Пащенко.

Также в пресс-релизе Росатома утверждалось, что «произошло возгорание стружки нерадиоактивного изотопа урана».

– Науке не известны нерадиоактивные изотопы урана, из всех известных изотопов, от U225 и до U240. Если бы пресс-служба Росатома открыла нерадиоактивный изотоп на самом деле, она могла бы рассчитывать на нобелевскую премию, – комментирует Пащенко.

Оценки независимого эксперта

По предварительным оценкам Пащенко, сразу после аварии концентрация урана-238 в атмосфере могла достигать от 790 ПДК и выше.

–Уран, даже горя под песком, будет выбрасывать свои аэрозоли. Опасная роль дополнительных сажевых аэрозолей состоит в том, что образуются новые, неизвестные науке композитные аэрозоли из смеси урана и углеводородов, – комментирует Пащенко.

По оценке ученого, практически значимые изотопы в первую очередь опасны как альфа-излучатели. Урановые пожары всегда создают большую опасность для легких человека, попавшего в зону поражения. Но даже уже осевшие на растительность или элементы здания, такие аэрозоли не становятся безопаснее – малейший ветер поднимает в воздух аэрозоли вновь и вновь. Поступление опасных частиц в организм человека через пищевую цепочку может происходить в течение долгих лет после выброса.

Обратно из ЗАТО

[picture2]

На обратном пути тойота «Электрохимприбора» летела с бешеной скоростью. Гаишники остановили машину у поворота на Лёвиху, и сопровождающие экологов из ЭХП достали удостоверения: «Мы охранники комбината, оружейники. Торопимся, позарез надо».

«Надо так надо», – согласились гаишники и отпустили машину без штрафа.

Bellona

info@bellona.no