News

Нападения на дамбу продолжаются? Напрасно…

nevastroyka.ru

Опубликовано: 18/07/2006

Автор: Георгий Васюточкин

Сколько лет строится комплекс защитных сооружений у Петербурга, столько же времени идут яростные споры специалистов: а нужны ли они вообще? В конце прошлого года наш журнал опубликовал интервью профессора Владимира Знаменского, считающего, что сооружение дамбы – напрасная трата средств и сил. Сегодня слово предоставляем его оппоненту.

Позиция профессора хорошо известна всякому, кто участвовал в дискуссиях вокруг дамбы за минувшее двадцатилетие. Известно также и то, что он не утруждает себя научным анализом специфических физико-химических и биологических показателей состояния водной среды. Эта позиция вызывает определенное сочувствие: общественные волнения 1990-х – давно в прошлом, его немногочисленные соратники по борьбе с нынешним недостроем — кто эмигрировал, кто на пенсии, а он все потрясает своим копьем, как рыцарь печального образа. В отличие от напористых конъюнктурщиков, да и просто жуликов, пытавшихся делать себе политическое имя, или что посущественней, профессор воевал с дамбой из принципа. Так, за последние шесть лет он издал скромным тиражом две книги – «Экологическая безопасность водной системы Санкт-Петербурга» (2000 г.) и «Невские наводнения. Причины и особенности. Способы защиты. Экология защиты» (2004 г.). И то, что он поведал журналисту Артему Костюковскому на страницах 21 номера «Экология и право» (декабрь, 2005), — всего лишь повторение без вариаций его соображений по поводу дамбы, которые заключают оба упомянутых труда. Непоколебимая уверенность в своей правоте профессора – ни в коем случае не повод для осуждения; скорее напротив, — она вызывает из нашей памяти великие образы сгоравших на кострах мучеников христианства или судимого инквизицией Галилея. Но по сути дела…

Позиция В.А.Знаменского исчерпывается следующими тезисами. Невские наводнения – не зло, а благо для Петербурга. Если и надо было строить дамбу, то не там, где она сейчас (Западный вариант), а почти по самой береговой линии, вплотную к суше (Восточный вариант). Экологическое состояние Невской губы и Финского залива неуклонно и быстро ухудшалось в годы активного строительства дамбы и продолжает ухудшаться и ныне. Единственно правильное, по мнению Знаменского, заключение академической комиссии А.Яблокова о необходимости демонтажа дамбы и коренной переработки проекта злонамеренно проигнорировано всеми тенденциозно подобранными последующими комиссиями. И, наконец, расходы по сооружению и эксплуатации городских очистных сооружений бессмысленны при наличии дамбы – даже не завершенной строительством.

Вряд ли интервью способно повлиять на ход событий, — а дамбу сейчас под личным контролем президента В.Путина достраивают.

В конце 80-х я консультировал, как математик, статистическую обработку проб, трижды в сезон извлекавшихся с фиксированных точек акватории. Стандартный объем воды из залива в каждой отдельно взятой пробе поступал на анализ в химическую и гидробиологическую лаборатории Центра СевЗапГидрометслужбы, и по материалам этих анализов ежегодно выпускались отчеты. Начало мониторинга восходит к 1978 году: отбор проб осуществлялся по прямоугольной сети — поперек Невской Губы и Западной части Финского залива шли съемочные профили (створы), на каждом из которых размещались фиксированные пробоотборные пункты. Эти-то отчеты (1978–1990 г.г.) и представляют собой главное зеркало состояния водной среды за время работ по сооружению дамбы, их-то и изучали эксперты международных комиссий. Естественно, что писавшие об ужасах «дамбостроя» журналисты и близко не видели этих скучных колонок с числами. Любой математик понимает, как трудно делать уверенные выводы на столь ограниченном объеме выборки (всего 12 лет), и как тонко нужно поверять числом и мерой материал, чтобы отделить влияние постоянных природных, циклических факторов от влияния антропогенных (дамба).

В 1990 году кроме комиссии член-корреспондента АН СССР А.Яблокова, рекомендовавшей принять самое радикальное решение: прекратить строительство дамбы, свои выводы представили две другие. Одну из них возглавлял директор Института озероведения доктор географических наук В.А.Румянцев, другую, Международную –доктор Х.Энгел (Нидерланды), и в нее были включены ученые с мировыми именами — из США (Дж.Кеннеди и Дж.Голдберг), Дании (Ф.Баге),Великобритании (М.Торн), Финляндии, Италии, Индии.

Комиссия Румянцева нашла «незначительным» влияние дамбы на гидрологический режим залива, а причиной ухудшающегося состояния водной среды определила не строительство Комплекса защитных сооружений (КЗС), а плохую очистку сточных вод города, недостаточную мощность очистных сооружений на промышленных предприятиях и ухудшение качества вод Ладожского озера. Кстати, тогда же Ленинградскому экономико-математическому институту АН СССР было заказано «исследование реакции экосистемы Ладожского озера на изменение антропогенной нагрузки».

В ходе этой работы, которой руководил нынешний директор Института доктор физико-математических наук Л.А.Руховец, была построена математическая модель, описывающая отклик экосистемы на стоки свиноферм и выпуск в озеро отходов Приозерского ЦБК. В отчете, опубликованном в виде препринта в 1992 году, внятно сказано: «Прогнозирование экологической ситуации в Невской губе и создание модели экосистемы Невской губы невозможно без прогноза экологической ситуации в Ладожском озере, особенно, в истоке р. Невы». А в Ладожском озере к тому времени «появились зоны с пониженным содержанием кислорода и значимыми отклонениями от нормы растворенного органического вещества» (там же). Наконец, в Отчете Международной Комиссии (декабрь, 1990) было заявлено: «Концепция комплекса является обоснованной, и комплекс защитных сооружений обеспечит свою основную функцию (защиту Ленинграда от наводнений)». «КЗС должен быть достроен без промедления в соответствии с существующим проектом. Невыполнение этого условия чревато значительным финансовым и экологическим риском».

Профессор Знаменский не доверяет и этой комиссии: «Подготовленный ею отчет содержал «нужный» вывод – дамбу нужно достраивать». Слово «нужный» им взято в кавычки. Но для организаторов комиссии (ГКНТ и Госкомприрода) было очевидным, что самые квалифицированные специалисты живут именно в Нидерландах, где четверть территории лежит ниже уровня мирового океана и где функционируют более полутораста крупных и средних дамб. Член комиссии, директор Института «Дельтагидравлик» профессор Г.С.Роденхойс приехал к нам еще раз, в марте 1993 года, и сделал доклад на семинаре специалистов Санкт-Петербурга. Вот что он сказал: «Главные особенности процесса осадконакопления остаются неизменными за период 1975-1989 г.г. Дамба не оказывает на этот процесс обнаружимого эффекта». «Международная комиссия находит, что дамба оказывает незначительное воздействие на качество воды и экологию Невской Губы. Напротив – налицо тенденция к улучшению очистки сточных вод, сопровождаемая понижением БПК (биохимического потребления кислорода) и уровня аммонийных соединений».

Наконец, материалы по мониторингу водной среды рассматривались комиссией, организованной Петербургским городским Советом (Петросовет) в марте-апреле того же, 1993 года. Комиссия изучала причины задержек с вводом Юго-Западных очистных сооружений Петербурга (ЮЗОС). Однако, привлеченные эксперты, возглавляемые профессором Знаменским, уводили обсуждение на привычную для них стезю – необходимость демонтажа дамбы. Против группы Знаменского выступила известный специалист-гидробиолог, обладатель всех материалов по многолетнему мониторингу акватории Невской Губы и Финского залива, Светлана Басова, ныне – начальник отдела мониторинга окружающей среды СЗГУГМС.

В своем «Особом мнении» она писала: «Считать, что экологическая обстановка в Невской Губе, по крайней мере, по нагрузке органическим веществом, ухудшается, пока нет оснований». И десятилетием позже (2002 г.) нидерландский консорциум «НЕДЕКО» еще раз переосвидетельствовал состояние акватории и пришел к выводу: «Завершение комплекса защитных сооружений не окажет серьезного негативного влияния на экологию Невской губы и восточной части Финского залива. Экологические проблемы в этом районе существуют, но они не связаны напрямую с защитными сооружениями».

Теперь по другим пунктам «критики» профессора Знаменского. Невские наводнения – как санитар Невской Губы. Он и сегодня уверен в том, что «при таких мощных потоках осуществляется идеальная очистка губы и дельты от свалок грязного грунта и естественных отложений». На это ему давно ответил заслуженный деятель науки, профессор А.А.Соколов: «Наводнения не выносят поднятую со дна губы вековую грязь. Она после спада тут же оседает». Этот вывод получил экспериментальное подтверждение. Знаменский же убеждает нас, что наводнения вообще не причиняют заметного ущерба городу. Его в этом поддерживает другой многолетний противник дамбы, профессор Г.В.Стадницкий. Читаем его рецензию на одну из упомянутых книг Знаменского. «Конечный вывод автора, — пишет рецензент, — связанный с ролью наводнений и оздоровлением всей водной экосистемы, вполне обоснован: наводнение для нашего города не столько бедствие, сколько благо».

Автор, правда, не касается того факта, что самый сильный подъем воды в настоящее время приведет к затоплению 5-7% всей территории современного города». Если говорить только об историческом Петербурге (400 кв.км.), то под водой окажется до 30 кв. км! И это – пустяки?!! А вот еще одна, свежая прошлогодняя оценка: «При катастрофическом наводнении в случае отсутствия дамбы окажутся полностью или частично затоплены 20 городских районов и три района Ленобласти. На этой территории располагаются свыше 50% промышленных предприятий и большая часть жилого фонда»

Теперь о предпочтительности Восточного варианта перед Западным. Это было предметом обсуждения многочисленных совещаний и давно отвергнуто. Мотивировка: если защитный барьер пройдет вплотную к береговой линии, при более продолжительном подъеме воды в заливе собственные воды Невы подтопят город. После того, как Ленгидропроектом в ТЭО было убедительно доказано, что он обладает непреодолимыми недостатками, ГГИ вынужден был отказаться от борьбы за Восточный вариант.

И последний «краеугольный камень веры» профессора – очистные сооружения в присутствии дамбы бесполезны – оставляет его в абсолютном одиночестве. Благополучно справляются со своими задачами Центральная, Северная и Сестрорецкая станции, в прошлом году введена в строй первая очередь Юго-Западных очистных сооружений. Если в 1979 году, по свидетельству главы «Водоканала Санкт-Петербурга» Ф.В.Кармазинова, «все сточные воды сбрасывались прямо в водоемы, ежесуточно — 3 млн. 200 тыс. кубометров грязи, то сегодня осталось лишь 400 тысяч кубометров неочищаемых стоков в сутки».

Вопрос о вредоносности дамбы снят, и я надеюсь, что чехарда последних месяцев с определением подрядчиков на выполнение работ по завершению строительства КЗС скоро закончится, и они вступят в строй к 31 декабря 2008 года.

Другое дело, не снят вопрос об экологическом мониторинге. По справке заместителя руководителя управления Росприроднадзора по Ленинградской области Вероники Тарбаевой, только «состояние Финского залива у нас сейчас контролируют 40 организаций. Но так, что 70% полученных ими данных невозможно сопоставить между собой». А необходимость в безотлагательном упорядочении действий по мониторингу сверхочевидна: дноуглубительные и намывные работы в Невской губе в связи с предполагаемым строительством Морского порта на Васильевском настолько деформируют естественное состояние водной среды, что это становится опасным.