News

Инструмент для самозащиты и самоорганизации

Опубликовано: 04/04/2006

Автор: Вадим Гладилов

В тяжких муках нарождающееся в России гражданское общество чуть ли не ежедневно получает то по рукам, то по зубам. Введенные в действие с апреля этого года изменения в некоторые законодательные акты Российской Федерации, касающиеся в основном деятельности неправительственных, некоммерческих организаций, весомый тому пример. Вряд ли, конечно, эти жесточайшие «изменения» приведут к повсеместной и поголовной смерти НПО, но жизнь усложнят во сто крат — это точно.

Все НПО экологической направленности вот уже несколько лет, например, ведут борьбу с авторами «проекта века» — нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан. И получают взамен пока лишь пощечины: то в «шпионской» деятельности их обвиняют, то в «непонимании государственных стратегических интересов», то еще бог знает в чем.

Но — вопреки всему — они не унимаются, и твердо стоят на своем: сегодняшнюю относительную выгоду и близко нельзя ставить рядом с задачей сохранения среды обитания человека, возможностью и будущим поколениям любоваться, например, красотами Байкала.

Постепенно, но неотвратимо, неправительственные организации, просто активные граждане нарабатывают некие методики и механизмы самозащиты от чиновников, власть предержащих. Общественные слушания в этом ряду инструментов занимают сегодня все более важное место.

…Некоторое время назад во Всеволожске впервые в России общественные слушания и подготовка к ним проводились по схеме, максимально приближенной к мировой практике квази-судебных (административных) процедур:

1) Орган местного самоуправления принял Регламент слушаний.
2) Документы по Оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) Всеволожского завода прокатных изделий (ВЗПИ) были размещены в 21 библиотеке муниципального образования.
3) Привлечены ведущие независимые эксперты для анализа проекта.
4) Проведен опрос общественного мнения жителей района по проекту.
5) Процедура самого заседания слушаний состояла из диалога независимых экспертов с проектировщиками, при участии заинтересованных жителей.

Регламент квази-судебных (административных) общественных слушаний был предложен и разработан экспертами Программы ЭКОМ. Руководитель ЭКОМ — Александр Карпов, был приглашен Временной комиссией в качестве ведущего слушаний (председателя президиума)…

На общественные слушания были вынесены документы ОВОС ВЗПИ. Заинтересованные жители района, гости и журналисты выслушали мнения представителей завода, а также независимых экспертов о данном проекте.

К сожалению, несмотря на многочисленные просьбы организаторов, на слушаниях не было разработчиков ОВОС, специалистов по экологии от завода. В результате, ответы топ-менеджеров ВЗПИ на вопросы экспертов далеко не всегда были аргументированными, а иногда просто демонстрировали незнание их же собственной документации и элементарных фактов. Так, большой неожиданностью для них было то, что отрицательные заключения по проекту были даны органами санитарно-эпидемиологического надзора по Ленинградской области, а также департаментом Министерства природных ресурсов по Северо-Западу. Без положительных же заключений этих ведомств документы завода просто не будут рассмотрены Государственной экологической экспертизой.

Эксперты «разложили по полочкам» представленные заказчиком материалы ОВОС. Расчеты в документации произведены без соблюдения надлежащих норм, с фактическими ошибками. Кроме того, они неполны и не затрагивают часть обязательных моментов. Так, реальная величина выбросов а атмосферу может оказаться в 2-8 раз больше заявленной. Санитарно-защитная зона вокруг завода также посчитана с нарушением принятых норм. Расчет выполнен для «необитаемого острова» — без учета того, что в промышленной зоне работают еще пять предприятий и уже существует фоновое загрязнение. Притом, даже в эту «искусственно ужатую» зону попадают жилые дома и садовые участки, мероприятия по расселению которых не предусмотрены.

О возможных последствиях «ошибок в расчетах» рассказал профессор Военно-медицинской академии И.Меркушев, приводя реальные примеры из практики алюминиевых производств в Волхове и Надвоицах. Повышение уровня тяжелых профпатологий в промышленной зоне завода, заболеваний у местных жителей, снижение продуктивности сельхозкультур — вот что можно ожидать после ввода в эксплуатацию данного предприятия…

В связи с тенденцией сокращения многих функций государственного аппарата роль и значимость общественной экологической экспертизы будут постепенно возрастать. Общественная экспертиза является тем инструментом, который позволяет установить диалог между интересами населения и формальными процедурами проектно-инвестиционного цикла.

bodytextimage_karpov.jpg

Чем же закончились общественные слушания во Всеволожске? Завод здесь строиться не будет.

Корр. «Экоправа» спросил у А.Карпова:
— В данном случае удалось добиться желаемого результата, но ведь значительно чаще высказываемые замечания при принятии окончательного варианта не учитываются…

А.Карпов не согласился с этим:
— Эффективность слушаний довольно высока, только не в том, где ее обычно ищут. Во-первых, это возможность для граждан увидеть друг друга, найти единомышленников, объединиться для дальнейших действий. Во-вторых, это возможность вступить в прямой диалог с администрацией и заказчиком проекта. При наличии соответствующих процедур — как в Петербурге, это еще и возможность не пропустить халтурный проект.

С учетом последнего соображения, слушания, как и любая другая процедура публичной презентации документации, резко повышает качество проектирования. Разработчики стремятся заранее «подстелить соломки», а заказчик выбирает тех разработчиков, которые могут подготовить проект с учетом всех требований закона. То есть цель системы слушаний в том, чтобы на слушаниях вообще не было никаких замечаний!

Понятно, что это идеал, который вряд ли будет достигнут в ближайшее время. Но измерять эффективность слушаний только количеством высказанных и учтенных замечаний тоже неправильно.

Активисты могут помочь жителям, которых беспокоит какой-то проект, грамотно воспользоваться законом.

Корр. «Экоправа»:
— В структуру общественных слушаний органично вписывается и общественная экологическая экспертиза. Судя по борьбе с проектом нефтепровода ВСТО, она еще далека от совершенства?

А.Карпов:
— Система экологической экспертизы нуждается в довольно радикальном реформировании: количество объектов должно сократиться, а сама процедура должна стать публичной и открытой. Тогда сразу отпадет множество проблем:

– во-первых, не будет противопоставления общественной и государственной экспертизы, не будет двух государственных экспертиз как сейчас (экологическая и вневедомственная);

– во-вторых, и информирование общественности, и слушания будут включены в единый процесс принятия решения, в котором люди смогут прямо высказывать свои точки зрения и аргументы тем, кто это решение принимает. Уйдут многочисленные «интерпретации» и обработки общественного мнения в виде протоколов, результатов слушаний и пр.

Однако надо понимать, что слушания у нас регулируются совсем даже не законом «Об экологической экспертизе», а законом «Об основных принципах организации местного самоуправления в РФ», Градостроительным кодексом и немножко — Земельным, и положением об ОВОС. Причем это только рамочное регулирование, конкретные процедуры должны создавать органы местной власти. Вот от них и зависит эффективность конкретных мероприятий.

И последний вопрос корр. «Экоправа»:
—И еще хотелось бы знать Ваше мнение по поводу поправок к закону о НПО. Чем это усложнит жизнь?

А.Карпов:
—Для петербургского Общества естествоиспытателей — это международный скандал и позор. Мы должны будем объяснять десяткам наших зарубежных членов, которых мы с почетом (!) принимали за их научные достижения, что у нас вот государство приняло такой закон, что вы, уважаемые господа, не можете больше быть нашими членами. А если вы захотите пожертвовать деньги на стипендии, или научные исследования, или конференции, как это было раньше, то мы будем вынуждены сообщать об этом в «компетентные органы».

В научной среде информация распространяется хорошо, я думаю, что это простимулирует многих способных молодых людей получать стипендии не здесь, где за них надо отчитываться неизвестно кому, а прямо на Западе. И там же жить и работать. А старших коллег в зарубежных лабораториях это побудит относиться с пониманием к таким устремлениям и оказывать им всяческую поддержку.

Позор, короче говоря. Позор в невысказанном вопросе: «Почему вы, русские, имеете такое правительство?». И участливое понимание такое — как к инвалиду. Вот это будут наши сложности.

Для сравнения — вместо заключения
В канадской провинции Квебек создано агентство BAPE, специализирующееся на проведении общественных слушаний в рамках оценки экологических последствий проектов. BAPE докладывает результаты слушаний (читай — экспертиз) министру экологии, но не подчиняется ему. Агентство имеет профессиональный штат около 40 человек, ежегодный бюджет несколько десятков миллионов долларов и профессиональный кодекс поведения служащих, который предусматривает такую щекотливую вещь, как разрешение «конфликта интересов». Стоимость программы общественных слушаний по одному лесоустроительному плану в провинции Онтарио составляет около 2 млн. американских долларов, длится такая программа свыше двух лет.

Впечатляет, не правда ли? Так это же государственный подход к проблематике общества.

Комментарий юриста:
Общественное участие граждан в принятии градостроительных решений регламентируется, в частности, Градостроительным кодексом РФ, в соответствии со ст.28 которого:
• с целью соблюдения права человека на благоприятные условия жизнедеятельности в обязательном порядке проводятся публичные слушания с участием жителей поселений и городских округов;
• органы местного самоуправления, должны принять нормативный акт, устанавливающий порядок проведения слушаний, либо внести изменения в действующие нормативные акты муниципального образования.

В ст. 6 Федерального закона от 28.08.1995г. № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», говорится, что предметами ведения местного самоуправления являются: регулирование, планировки и застройки муниципальных образований.

В уставе муниципального образования должны быть указаны нормы, порядок и гарантии непосредственного участия населения в решении вопросов местного значения.