Камень преткновения — бухта Перевозная

efb698a7c7f65d00f9d7229f2e772746.jpeg

Мы уже не один раз писали об этой проблеме, но давайте вкратце обратимся к ее предыстории снова.

Распоряжение правительства РФ о проектировании и строительстве трубопроводной системы ВСТО подписано 31 декабря 2004 года. Документ утверждает поэтапную реализацию проекта строительства нефтепровода общей мощностью до 80 млн. тонн нефти в год с использованием железнодорожных мощностей.

Затем Минпромэнерго, МЭРТ, МПР совместно с ОАО «Транснефть» проработали вопросы, связанные с определением этапов строительства и предложениями о мерах по повышению экономической эффективности проекта. Минпромэнерго приказом от 26 апреля 2005 года утвердило этапы строительства трубопровода.

В результате было решено, что проектная мощность трубопровода составит 80 млн. тонн нефти, срок строительства — 5-7 лет. Первый этап строительства трубопровода предусматривается по маршруту город Тайшет (Иркутская область) — район Усть-Пута (Иркутская область) — Казаченское (Иркутская область) — Тында (Амурская область) — город Сковородино (Амурская область). Первая очередь должна быть сдана во второй половине 2008 года.

Второй этап — от Сковородино до бухты Перевозная, где намечено сооружение крупного нефтеналивного терминала.

Функции заказчика проектирования и строительства трубопровода возложены на компанию «Транснефть».

Строительство первой очереди обойдется, по плану, в 6,5 млрд. долларов, а полная стоимость всего проекта — 11, 5 млрд. долларов.

Для подготовки заключения государственной экологической экспертизы по проекту строительства трубопровода ВСТО потребуется не менее четырех месяцев. Такое заявление сделали представители Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) на встрече заместителя министра природных ресурсов РФ Валентина Степанкова с членами комиссии ЮНЕСКО, обследовавшими участок Всемирного наследия — озеро Байкал, 22-29 октября 2005 г.

В.Степанков проинформировал делегацию ЮНЕСКО о позиции МПР России в отношении вопроса строительства трубопровода вблизи озера. Он, в частности, отметил, что ТЭО проекта предполагает прохождение трубопровода по маршруту, который не получил положительного заключения государственной экологической экспертизы (ГЭЭ). По этой причине Росприроднадзор приостановил проведение подрядными компаниями «Транснефти» изыскательских работ вблизи Байкала весной 2005 г. По словам В.Степанкова, в настоящее время в Росприроднадзоре образована комиссия по подготовке документа согласования по проектным материалам ТЭО «Трубопроводная система ВСТО. Первый пусковой комплекс».

Во встрече приняли участие эксперт секции природного наследия ЮНЕСКО Гай Дебоне и представитель Международного союза охраны природы (IUCN, Швейцария) Педро Росабаль. Как отметил Г.Дебоне, миссия смогла лично оценить деятельность России, направленную на охрану Байкала. По его словам, в настоящее время в этой сфере «происходит значительный прогресс». Вместе с тем члены миссии ЮНЕСКО выразили озабоченность относительно планов компании «Транснефть», касающихся строительства нефтепровода в непосредственной близости от Байкала. «Такой проект является неприемлемым с точки зрения экологии», — отметил Г.Дебоне. В случае аварии нефть окажется в озере, и за столь короткое время невозможно организовать аварийные работы. «Риски очень высоки», — подчеркнул он.

Байкал, по мнению экспертов, входит в десятку наиболее известных объектов всемирного природного наследия, общее число которых в мире перевалило за 170. Каждый такой объект является предметом гордости нации и государства и способствует росту престижа и признанию на международной арене. Педро Росабаль привел ряд впечатляющих примеров того, как государство, отказываясь от тех или иных экологически опасных проектов на территории участков всемирного наследия, с лихвой покрывало «упущенные» выгоды от реализации этих проектов за счет развития туризма и рекреационной деятельности, создавая новые рабочие места и развивая местную экономику.

В этом смысле обнадеживающими выглядят инициативы Германа Грефа по созданию вокруг Байкала специальной экономической зоны по развитию инфраструктуры туризма, которые с энтузиазмом поддержаны региональными властями как в Иркутске, так и в Бурятии.

Между тем, представители российских официальных органов выразили надежду, что ТЭО проекта строительства ВСТО будет утверждено до конца 2005 года. «Минпромэнерго на данном этапе делает все для того, чтобы ТЭО проекта было утверждено в означенные сроки», — отметили они. Однако тут же признались, что существует много альтернативных предложений по проекту. И, судя по всему, в правительстве однозначного одобрения он не получит.

И это несмотря на то, что ранее Владимир Путин заявил, что создание трубопроводной системы ВСТО неоправданно затянулось, и, таким образом, один из приоритетных проектов экономического развития страны практически не реализуется.

В связи с этим премьер-министр РФ Михаил Фрадков дал поручение профильным министерствам и ведомствам срочно подготовить предложения по ускорению реализации проекта строительства нефтепроводной системы ВСТО. Ростехнадзору, Министерству природных ресурсов, Минэкономразвития, Министерству регионального развития поручено регулярно информировать правительство о ходе реализации проекта.

Вопрос о схеме маршрута и конечном пункте строительства нефтепровода на Восток решался несколько лет. В конечном итоге, в 2004 году было решено на правительственном уровне строить трубопровод до побережья Тихого океана, а не до г.Дацина (Китай), после чего возникли проблемы с госэкспертизой ТЭО проекта.

По заявлению МПР РФ, первый пусковой комплекс не соответствует требованиям законодательства РФ, и вопрос о выборе места прохождения трассы нефтепровода в районе озера Байкал не решен в установленном порядке. По словам же вице-президента ОАО «АК «Транснефть» Сергея Григорьева, в ТЭО проекта оставлены основные намеченные параметры без изменений. Так, конечным пунктом маршрута обозначена все же бухта Перевозная.

 

10a2e68524543a1ff5beba757f3fe700.jpeg

Но возникли и другие мнения. 19 сентября, например, завершилась рабочая поездка по Дальнему Востоку министра природных ресурсов РФ Юрия Трутнева, министра экономического развития РФ Германа Грефа и министра транспорта Игоря Левитина. В ходе поездки чиновники осмотрели возможные точки выхода к морю нефтепровода ВСТО.

И Юрий Трутнев посчитал наиболее выгодной как с экономической, так и с экологической точки зрения бухту Козьмино в районе Находки. Там почти вся необходимая инфраструктура уже есть, а в Перевозной все, в том числе и железную дорогу, придется строить. Кроме того, в бухте Перевозной от трубопровода могут пострадать заповедник федерального значения Кедровая Падь и Дальневосточный морской заповедник, а также заказник Барсово и несколько охраняемых территорий регионального уровня, задеты территории обитания редких видов животных (дальневосточный барс, дальневосточный леопард).

В случае выхода трубопровода в район Находки экологических проблем существенно поубавится. С Юрием Трутневым согласились и другие министры. Теперь весь вопрос в том, достанет ли у них смелости отстаивать свою точку зрения или «Транснефть» их легко переубедит? Увы, противостоять натиску нефтяников, а вернее всего, требованиям президента страны Юрий Трутнев не сумел: уже в ноябре было озвучено решение МПР в основном согласиться с доводами компании-оператора проекта. Только по конечному пункту строительства — нефтеналивному терминалу в бухте Перевозная — у министерства осталось собственное мнение. Но раз уж отступили по всем другим позициям, то кто же будет считаться с единственной оставшейся…

Так МПР оказалось в «группе поддержки» компании «Транснефть». В эту группу входит также председатель комиссии Совета Федерации по естественным монополиям Михаил Одинцов. Выступая на своей пресс-конференции по возвращении из Японии 23 сентября, он отметил, что «данный проект вызвал большой интерес у японской стороны». А говоря об экологической составляющей проекта, поразил многих сведущих людей тем, что строительство нефтепровода по байкальскому участку будет осуществляться с соблюдением всех санитарных норм. По его словам, проект полностью соответствует не только российским, но и международным требованиям экологической безопасности. Непонятно даже, чего тут больше — незнания сути и деталей проекта или нежелания прислушиваться к тому, о чем постоянно твердит общественность. Словом, экологов и общественность, выступающих против проекта, оградили, что называется, мощнейшей стеной, сквозь которую почти невозможно пробиться.

Справедливости ради надо отметить, что волны общественного недовольства первоначальным вариантом проекта кое в чем все-таки сыграли свою роль. Так, например, столичный муниципалитет «Беговой» зарегистрировал 14 сентября заявление Гринписа России о проведении общественной экологической экспертизы материалов технико-экономического обоснования (ТЭО) проекта нефтепровода ВСТО. В пресс-релизе Гринпис России сообщается, что регистрация произведена на основании решения Савеловского районного суда Москвы от 25 июля 2005 года.

А мы писали, что ранее этот самый муниципалитет отказал Гринпису в регистрации данной экспертизы со ссылкой на то, что экспертизу следует регистрировать по месту ее проведения, то есть в сибирском или дальневосточном регионе. 28 апреля Гринпис направил в Савеловский суд заявление об обжаловании незаконных действий районных властей.

Экологов беспокоит, что «трасса трубопровода пройдет через крупнейшую реку байкальского бассейна — Верхнюю Ангару, и даже небольшая утечка нефти приведет к загрязнению не только самой реки, но и значительной части озера Байкал». Кроме того, по утверждению Гринпис, маршрут пересечет территории заказников и угрожает последним оставшимся дальневосточным леопардам.

 

—> Но надо учитывать, что «Транснефть» уже показала свое отношение к мнению «снизу» на примере общественных слушаний, проводившихся летом прошлого года в регионах по трассе нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан, не обратив внимания ни на экологические проблемы, ни на проблемы малых народов. Более того, проведя — по решению нескольких судов — новые общественные слушания, сумела обставить их таким образом, что все как бы согласились с планами и задумками проектировщиков. И только бурятские защитники природы остались на прежних позициях: проект нуждается в радикальной доработке в плане экологической составляющей. Они подготовили основательную записку о наиболее грубых просчетах в проекте. Думается, что текст этого документа будет интересен всем, кого волнует поднятая проблема. Его можно увидеть здесь.

«Первый пусковой комплекс» не соответствует требованиям законодательства», — такая позиция была заявлена в свое время — буквально за месяц до высказывания президента В.Путина — в письме Валентина Степанкова на имя руководителя Ростехнадзора Андрея Малышева. Более того, «при любом маршруте трассы нефтепровода, проложенном в пределах водосборного бассейна озера Байкал, когда трубопровод пересекает множество притоков, аварийные ситуации с утечками нефти чреваты разрушением его уникальной экологической системы. И чем ближе к береговой линии произойдет авария, тем выше экологические риски», — говорится в письме замглавы Минприроды. И вдруг резкий поворот — все хорошо, оказывается, в проекте все «соответствует»… Нефтепровод делает резкие зигзаги не только на местности, но и в головах чиновников.

Огромные экономические выгоды от прокладки трубопровода в этом регионе для России ясны и понятны всем без исключения. Проблема заключается в том, будем ли мы платить за это любую цену или все же придем к выводу, что разрушенная экосистема объекта Всемирного значения и Всемирного достояния несопоставима ни с какими финансовыми достижениями. И нужно более настойчиво искать компромиссное решение, а не замыкаться на единственном варианте, как пытается делать «Транснефть».

Вадим Гладилов