News

Учеба — процесс гуманный

Опубликовано: 25/10/2005

Автор: Вадим Гладилов

Студент начинает и выигрывает — 90 тысяч американских долларов. Каковые получает от собственного вуза, который отказался было предоставить ему возможность учиться профессии медика без убийства животных на практических занятиях.

«Я была первой студенткой в Германии, выигравшей судебный процесс против своего университета, поводом для которого была жестокость по отношению к животным во время экспериментов», — говорит студентка Франкфуртского университета Биргит Воллм.


Возможно ли подобное в России?


До судебных исков российская высшая школа еще не дошла. Но к альтернативному методу обучения — так это называют активисты международной сети за гуманное образование (ИнтерНИЧ) — уже подошла вплотную. Два года назад 15 наших вузов апробировали альтернативы экспериментам на животных, полученные в российском отделении ИнтерНИЧ. А сегодня преподаватели Санкт-Петербургской Государственной Академии ветеринарной медицины рассказали на состоявшейся в Доме журналиста пресс-конференции о своём решении перейти на альтернативные методы обучения. СПГАВМ станет первым российским вузом, заменившим эксперименты на животных по курсу фармакологии более гуманными способами обучения.


Отметим сразу, что осуществление этого проекта стало возможным благодаря сотрудничеству с ИнтерНИЧ и помощи Международной Ассоциации против болезненных экспериментов над животными (IAAPEA), которая выделит средства на покупку компьютеров и компьютерных программ, заменяющих проведение опытов на животных.


В настоящее время учёными во всем мире разработано более 500 альтернатив экспериментам на животных. Альтернативы — это трехмерные модели, компьютерные программы, интерактивные видеодиски, видеофильмы, культуры тканей и клеток, трупы животных, умерших естественной смертью.


Огромную, ни с чем не сопоставимую роль играет клиническая практика: сначала студенты наблюдают, как опытные врачи лечат больных животных, потом ассистируют во время операций и прочих процедур, затем начинают сами оперировать под контролем специалистов. То есть, вместо того, чтобы убивать здоровых животных, они помогают лечить больных, которым действительно нужна ветеринарная помощь. Клиническая практика и оперирование трупов животных, умерших естественной смертью, сводят на нет главный аргумент сторонников вивисекции — мол, что при работе исключительно с альтернативами студент не получит практического опыта.


А вот какой довод приводят противники вивисекции. Большинство людей жалуются не на безграмотность или некомпетентность врачей, в том числе и ветеринаров, а на их равнодушие и безразличие. А отучаются они сопереживать чужой боли именно тогда, когда в период учебы способствуют умерщвлению живых существ. Ведь что такое собака, предназначенная для учебных операций? Это животное, которое убивают несколько раз разные люди. Надо видеть, рассказывали мне врачи, глаза обреченной собаки: тоскливые, наполненные безысходным ужасом. Она еще не отошла от наркоза предыдущей операции, мучается от непрошедшей боли, а ей готовятся сделать новые разрезы…

296ba1fb2a326e1be272d102e91ae10b.jpeg

Понятно, цена человеческой жизни несоизмерима со страданиями собаки. Но если можно обойтись без этого? Нельзя научиться доброте, творя зло.


Глава международной сети за гуманное образование ИнтерНИЧ Ник Джукс (Великобритания) на пресс-конференции продемонстрировал самые интересные и современные альтернативы опытам на животных, специально привезённые из Англии: пластиковые модели животных, муляжи собак и кошек, попавших под машину (для приобретения навыков оказания первой помощи), видеофильмы, компьютерные программы. С рыжей Джерри (муляж собаки) он не расстается уже несколько лет и смог убедить с ее помощью немало людей в том, что вовсе не обязательно учиться на живых существах. Расстегнув молнию на брюхе муляжа, он продемонстрировал ее искусственные (весьма убедительно выполненные) внутренние органы. Вены и артерии можно заполнять симулятором крови, на них можно учиться делать уколы. Подключается небольшая коробочка, и вот уже собака «задышала», у нее можно проверить тоны сердца, пульс.


Словом, все как настоящее. Только в случае, если студент не там резанул, не туда попал иглой, никому не будет больно. Ситуацию быстро можно вернуть к первоначальному виду и делать вторую, третью, какую угодно попытку. Доведешь свои действия до автоматизма на муляже, тебя допустят до работы на трупе животного, погибшего в результате естественной смерти.


Откровенно говоря, далеко не все пояснения и утверждения представителей ИнтерНИЧ, а в России отделение этой международной организации возглавляет Елена Маруева — директор Центра «Вита», были восприняты и мной, и моими коллегами-журналистами как бесспорные. То ли давят на нас старые стереотипы мышления, то ли слишком неожиданными были их доводы. По-прежнему мне кажется, что хирург без надлежащей практики на животных не сможет обрести высокую квалификацию. Но это мнение постороннего, а вот что думает профессионал, заведующий кафедрой фармакологии СПГА ВМ Владимир Соколов:


— Мы начинаем именно с нашей кафедры потому, что уже много времени общаемся с ИнтерНИЧ, внимательно изучили их методы и приемы работы, исследовали их компьютерный банк альтернатив и пришли к выводу, что гуманизировать процесс обучения вполне возможно — без потери качества приобретаемых знаний и навыков. Думаю, что и на других кафедрах будут подобраны необходимые альтернативы.

f06188d3224db4a145c961f4aa21d600.jpeg

А вот еще одно компетентное мнение — заведующего кафедрой физиологии и анатомии Киевского национального университета им. Т. Шевченко Николая Макарчука:


— Сейчас мы изменили всю программу практических занятий по физиологии и анатомии и полностью отказались от использования животных в образовательном процессе. Компьютерные программы по анатомии позволяют студентам видеть тела и структуры в различных проекциях и планах. В рамках физиологии использование этих программ, прежде всего, позволяет нам спасти жизни многих животных, а также даёт возможность успешно работать с теми студентами, которые по этическим причинам не желают причинять боль и страдания животным.


Нельзя оставить без внимания и тот факт, что за последнее время в мире значительно возросло число студентов, требующих альтернатив экспериментам на животных, а также преподавателей, которые их поддерживают. Студенты настаивают на свободе выбора и зачастую, не добившись решения в свою пользу, подают в суд на свое учебное заведение. Первый такой случай был в 1987 году, когда американка Дженифер Грехем отказалась от участия в вивисекции в рамках курса физиологии. В результате ей не зачли данную дисциплину. Она обратилась в суд и выиграла дело. После этого события был утвержден Билль прав калифорнийских студентов, позволяющий студентам не участвовать в опытах на животных, если это противоречит их нравственным принципам. А судебные процессы, в которых в качестве истцов выступали студенты, испытывающие сострадание к животным, стали достаточно распространенным явлением. Некоторым студентам даже был возмещен моральный ущерб (рекорд — 90 тыс. долларов).


В Италии, Великобритании и Швеции существует закон, разрешающий студентам отказаться от проведения опытов на животных, если это противоречит их нравственным убеждениям. В этом случае университет обязан предоставить им гуманную альтернативу.


Многие гуманные альтернативы на самом деле эффективнее вивисекции, в чем преподаватели смогли убедиться во время работы с теми, кто добился права учиться с помощью альтернативных методов. Кроме того, проводились специальные исследования, целью которых было выяснить, насколько гуманные альтернативы действенны. Оказалось, что большинство современных альтернатив способствуют обучению и получению практического опыта не хуже, а иногда даже лучше, чем вивисекция.


В результате исследований были выявлены такие преимущества альтернативных методов:


• они интересны и легко запоминаются (например, виртуальная реальность, проведение экспериментов на себе);

• они позволяют подобрать индивидуальный темп обучения;

• опыты на животных не всегда удаётся воспроизвести, в то время как при использовании, например, компьютерной программы студент может повторить опыт несколько раз и при самых разных условиях;

• альтернативные методы экономичны. Многие из них недорого стоят, в то время как ежегодные затраты на покупку и содержание подопытных животных могут быть весьма значительными.


Вот почему в настоящее время в учебных заведениях Нидерландов, Швейцарии, Аргентины, Словакии больше не проводится вивисекция; альтернативные методы обучения используются в большинстве вузов Италии, Швеции, Англии и Германии. В этом году российским вузам представилась возможность получить грант в размере 20 тысяч евро. Его получат преподаватели, студенты или общественные организации, предложившие самый эффективный проект по замене подопытных животных в учебном процессе.

Еще News

Все news