News

Конференция Росатома: Управляемое общественное участие

Опубликовано: 07/10/2005

Автор: Вера Пономарева

На прошлой неделе в Санкт-Петербурге прошла международная конференция «Безопасность ядерных технологий: экономика безопасности и обращение с источниками ионизирующих излучений».

На прошлой неделе в Санкт-Петербурге прошла международная конференция «Безопасность ядерных технологий: экономика безопасности и обращение с источниками ионизирующих излучений»».

Организатором конференции был Росатом, участниками стали представители предприятий, государственных служб, научных институтов и общественных организаций.

Начало самой конференции могло вселить оптимизм в души экологов, критически относящихся к атомной энергетике. Профессор Санкт-Петербургского государственного технологического института, доктор наук Александр Нечаев выступил с докладом «Ядерная энергетика: томительное ожидание ренессанса с широко закрытыми глазами». На большом экране один за другим появлялись следующие тезисы:

— Для любого инвестора, включая Государство, вложение средств в строительство атомных электростанций (АЭС) — это, мягко говоря, далеко не лучший вариант помещения капитала.

— Не слишком убедительно в настоящее время выглядит экологическая мотивация преимущественного развития ядерной энергетики. Не секрет, что ратификация Россией Киотского протокола была вызвана не насущной необходимостью снижения выбросов промышленных газов, а скорее – ожиданиями доходов от продажи квот на эти выбросы другим странам. Проблема безопасного обращения с радиоактивными отходами атомных станций и предприятий ядерного топливного цикла с каждым годом только обостряется.

1282b7b757d731d62e545f2638fcbb47.jpeg

— Не подтверждаются и драматические прогнозы о скором и неотвратимом энергетическом кризисе. Сегодня в России предложение превышает спрос на электроэнергию, по крайней мере, на треть.

По словам Нечаева, российская компания-оператор АЭС Росэнергоатом, рассчитывая расходы на строительство новых станций, «продолжает отстаивать показатель средних удельных капитальных затрат на уровне 850 долларов на килоВатт». В то же время, реальные оценки стоимости строительства энергоблока типа ВВЭР в составляют около $2000/кВт, а по данным межгосударственной Организации экономического сотрудничества и развития (OECD) от 2000 года, удельные затраты на строительство АЭС с легководяными реакторами оценивались как $2100-3100/кВт.

Капитальные затраты на АЭС мощностью 1000 МВт составляют 55-65 млрд. рублей. При тарифе 0,49 руб/кВт-час (включая амортизацию, инвестиционный фонд, фонды безопасности) и 75%-ном коэффициенте использования установленной мощности на АЭС за год можно выработать электроэнергии на сумму не более 3,2 млрд. рублей.

44b11a80b9227274d1412266c5eca133.jpeg

Капитальные затраты на АЭС мощностью 1000 МВт составляют 55-65 млрд. рублей. При тарифе 0,49 руб/кВт-час (включая амортизацию, инвестиционный фонд, фонды безопасности) и 75%-ном коэффициенте использования установленной мощности на АЭС за год можно выработать электроэнергии на сумму не более 3,2 млрд. рублей.

«В этих условиях за время эксплуатации энергоблока проект нельзя окупить в принципе, — отмечает профессор Нечаев.— Повышение тарифа в 3-4 раза, причем — единовременно, может изменить ситуацию к лучшему, но приемлем ли этот вариант для российской экономики?!»

Атомщиков, однако, такое положение дел совсем не озадачило. Уже через полчаса с трибун снова раздавались лозунги об экологически чистой атомной энергии и прибыльных высоких ядерных технологиях.

Расхваливая уровень безопасности на атомных объектах, первый заместитель директора института безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук (ИБРАЭ РАН) Рафаэль Арутюнян объяснял слушателям, что число пострадавших от последствий чернобыльской аварии не превышает годового уровня смертности в результате дорожных инцидентов. По мнению Арутюняна, из этого следует, что существующие «строгие нормативы» по радиационной безопасности должны быть значительно смягчены.

Арутюнян заявил, что чернобыльская авария имела мизерные радиологические последствия, это скорее «катастрофа в мозгах», а не техногенная катастрофа.

«Мы живем во время войны»
В рамках конференции состоялся круглый стол, на котором, в частности, поднимался вопрос о связях с общественностью.

Представитель ГИ ВНИПИЭТ Владимир Сорокин рассказал о проекте «управляемого общественного участия». Имеется в виду создание некоторой структуры организаций, которые — разумеется, в рамках дозволенного — представляли бы мнение общественности, участвуя в обсуждении проектов.

Упоминания об общественных экологических организациях задело участников круглого стола за живое. Наиболее ярко выступил Александр Кононов, представитель комбината «Маяк».

«Слушайте, знаете что: мы живём во время войны, — неожиданно заявил Кононов. — Я уже сколько лет работаю в Челябинской области и общаюсь с зелёными. Там никаких нет правил работы, там есть враг в виде Минатома. И он должен быть уничтожен».

Закончил свою речь Кононов призывом «организовать войну по всем правилам военных действий».

7197b9c27a8674d7a2f9c787f23a3155.jpeg

Более мягко высказался Александр Агапов, начальник управления ядерной и радиационной безопасности Росатома. По его мнению, некоторые «зеленые» просто «не понимают реальную опасность и реальную безопасность такой сложной технлогической системы как предприятия Росатома». С такими экологами, считает Агапов, нужно встречаться и общаться.

«А есть другие экологи, — продолжил Агапов, — у них заказчик».

Послышавшимся из рядов возгласом «купленый!» сопровождался выход к микрофону Александра Никитина, председателя Экологического правозащитного центра «Беллона». Никитин в очередной раз попытался убедить атомщиков в необходимости и важности сотрудничества с неправительственными организациями.

«Воевать с обществом бесполезно. Если вы будете воевать — вы проиграете», — сказал он.

Никитин отметил, что у Минатома уже был положительный опыт общения с экологами, когда работал общественный совет, в который входили представители экологических организаций. Совет при Минатоме прекратил свою работу в 2003 году — после первого же заседания — в связи с реорганизацией ведомства.

«Сейчас мы получили письмо [руководителя Росатома] Румянцева о том, что в Росатоме работа совета возродится», —сказал Никитин.

«Без такой системы [общественых обсуждений] атомная энергетика просто убьет себя. Эту систему надо обсуждать более широко. Да, сначала над проектами должны работать специалисты, но надо определить и то, когда подключаются представители общественности, надо и их слушать. Иногда они правы, иногда неправы, но это достаточно разумные люди, для того чтобы понимать. Управлять общественными организациями — это не метод», — считает Никитин.

Несмотря на довольно воинственные настроения атомщиков, «Беллона» надеется, что ей удастся добиться корректировки разрабатываемого проекта системы связей с общественностью.