News

Мусорные дела — идиллия или страдания?

Опубликовано: 08/09/2005

Автор: Вадим Дымов

К двум исконно русским бедам – дорогам и дуракам – с полным основанием можно присоединить третью: свалки. Объемы производимого в России бытового мусора огромны: только отходы жилищно-коммунального сектора превышают 60 млн. тонн ежегодно. И это без учета свалок, где, по разным оценкам, накоплено от 80 до 120 млрд. тонн мусора.

Строительство завода по сжиганию иловых осадков начато в Санкт-Петербурге на Юго-Западных очистных сооружениях. Это предприятие, оснащенное современным оборудованием, будет перерабатывать 68 тонн осадков в сутки. Полученная в результате переработки зола может служить основой для строительных материалов.


Губернатор В.И. Матвиенко сказала на церемонии закладки первого камня в фундамент: «С вводом в строй завода мы практически полностью решим проблему утилизации иловых осадков. Не нужно будет больше выделять территорию для хранения и обработки отходов, и мы сохраним чистоту и здоровую экологическую атмосферу в городе, особенно в зоне Финского залива и Балтийского моря». Губернатор особо отметила также значимость таких проектов в целом не только для города, но и для всего Балтийского региона. «Сейчас мы готовим еще целый ряд важных экологических проектов, и я уверена, что они заинтересуют наших зарубежных партнеров. Ведь для решения экологических проблем границ не существует».


Чем не идиллия? Массу проблем сразу решит новый завод после ввода в эксплуатацию. Однако, почему так встревожились «зеленые»? Петербургское отделение Гринпис даже со специальным заявлением выступило, в котором предостерегает всех от «впадения» в эйфорию. Оказывается, с дымом, образуемым при сжигании ила, в атмосферу будет выбрасываться столько вредных веществ, что мало никому не покажется. Особенно жителям района, вблизи которого строится новое предприятие.


Можно, конечно, посетовать на «зеленых»: опять, мол, выполняете «заказ третьих стран» или конкурентов «Водоканала». Но беда в том, что дышать отравленным воздухом придется петербуржцам.


Так что, отказаться от вторичной переработки совсем? Нет, так вопрос никто не ставит. Другое дело, что технологии должны использоваться самые передовые, очистка продуктов переработки должна производиться с максимальной эффективностью. Чтобы не получилось так: исправляем одно — за счет ухудшения другого.


А в принципе заводы нужны. Только вот строить их никто не спешит.


Три года тому назад родилась в Краснодарском крае целевая программа «Отходы». Казалось, наконец-то появился свет в конце тоннеля, и вот-вот на Кубань хлынут потоки инвестиций и новейших технологий. Однако прошли годы, а программа так и лежит на чиновничьих столах – без движения.



Между тем, как пишут в краевых газетах, желающих разрабатывать мусорный Эльдорадо немало. Более полутора десятков специализированных предприятий, объединенных в Союз отходопереработчиков Кубани, уже не первый год добиваются от краевых властей внимания к проблемам переработки вторсырья.


— Предприятия нашего объединения постоянно сталкиваются со всякого рода противодействиями со стороны территориальных уполномоченных управлений федеральных органов власти, — говорит президент Союза отходопереработчиков Юрий Горбов. — Простой пример. Северо-Кавказское межрегиональное управление Ростехнадзора предлагает руководителям предприятий заключать договора с ФГУ «Центр лабораторного анализа и технических измерений по Краснодарскому краю» для проведения так называемой «экспертизы материалов обоснования для выдачи разрешения на предельно допустимый выброс в атмосферу и разрешений на размещение отходов». При этом сроки этой «экспертизы» могут затягиваться на несколько месяцев, а ее стоимость – десятки тысяч рублей. Однако подготовить необходимые материалы могут и сами предприятия, прибегнув к услугам специализированных организаций, причем за меньшие деньги. Но – «низзя»… Потому и не спешат предприниматели за лицензиями… Парадоксальный факт: лицензию на право обращения с опасными отходами в настоящее время имеют менее одного процента предприятий, в то время как по закону ее наличие необходимо всем хозяйствующим субъектам. Выходит, что остальные более чем 99 процентов организаций осуществляют свою деятельность незаконно, и в любой момент контролирующие органы могут благополучно их «прикрыть». Если процедура лицензирования не будет существенно упрощена, ни о каком развитии отходопереработки не может быть и речи.


Весьма спорное утверждение. Для экологии одинаково опасны как поспешные, непродуманные решения, так и бесконечные откладывания в долгий ящик – не всегда и поймешь: от чего вреда будет больше. Другое дело, что в руках у чиновников и бюрократов, что одно и то же, и самое простое дело превращается в архисложное – если его, естественно, не «смазывать».


До сих пор способом заботы об окружающей среде считается так называемый экологический сбор. Принцип прост: загрязняешь природу – компенсируй платежами. В бюджет. По идее, какая-то часть средств из него должна идти на природоохранные мероприятия. Однако они, как известно, финансируются из рук вон плохо.



А ведь можно и по-другому, как делает весь мир. Любой местный товаропроизводитель регулярно перечисляет средства на утилизацию отходов, оставшихся после использования потребителем его продукции, на специальный счет регионального объединения компаний, специализирующихся на переработке отходов (а отнюдь не в бюджет). Свидетельством того, что фирма-производитель аккуратно выполняет обязательства по охране окружающей среды, служит специальная наклейка на упаковке его товара – так называемая зеленая марка. Наличие этого нехитрого значка – куда более действенный, нежели кричащая реклама, аргумент для европейского потребителя выложить за нее свои деньги.


Что же мешает перенести подобный опыт на российскую почву, благо, что для вторичной переработки мусора у нас имеются и производственные мощности, и, главное, квалифицированные специалисты? Простые расчеты показывают, что региональные союзы отходопереработчиков, работая за счет целевых отчислений, способны приносить миллиарды рублей в качестве налогов и прибылей. В Краснодарском крае этот показатель может превысить четыре миллиарда рублей в год. Плюс автоматически решалась бы проблема оздоровления окружающей среды.


Технологические возможности переработки вторсырья поистине впечатляют. Новейшие разработки ученых института теплофизики РАН уже сегодня позволяют проектировать мини-заводы по высокотемпературной утилизации ТБО. Из полиэтиленовой упаковки, битого стекла, пластмассы, горами лежащих на самой большой свалке в Краснодарском крае — полигоне близ хутора Копанского, — можно получать полезные продукты: вспененный шлак для строительства и синтез-газ, который при сжигании может обеспечивать целые микрорайоны Краснодара теплом и электроэнергией. Кстати, такой огромный американский мегаполис, как Чикаго, уже давно удовлетворяет свои потребности в электроэнергии за счет… собственного мусора.


И отходы жизнедеятельности сельскохозяйственных животных также могут найти применение, вместо того, чтобы «благоухать» в лагунах-резервуарах. Особые биореакторы способны превращать фекалии в газ метан и ценнейшие удобрения.


Союз отходопереработчиков Кубани уже не первый год бомбардирует органы власти предложениями по радикальному переустройству отрасли. Предполагается, что первым шагом должно стать рациональное перераспределение платежей за негативное воздействие на окружающую среду в пользу в первую очередь муниципальных бюджетов, а также реально действующих предприятий — отходопереработчиков.


Но пока на Кубани, как и по всей стране, стремительно пополняется море отходов.


В Москве не так давно состоялся Круглый стол на тему «Экология и малый бизнес: проблема сбора и переработки бытовых отходов». Его участники — представители бизнес-сообщества Москвы и регионов — отмечали, что их роль в этой сфере не должна сводиться лишь к сбору мусора; малое предпринимательство может и должно быть полноценным игроком на данном рынке — и в качестве переработчика тоже.


Москва как один из крупнейших мегаполисов мира производит огромное количество мусора, имеет немало проблем в сфере экологии и при этом испытывает дефицит энергии. Все эти проблемы взаимосвязаны, отмечали участники; следовательно, решаться они должны в комплексе. По словам генерального директора компании «Лаборатория экспериментальных исследований» Игоря Новикова, в промышленности существует два аспекта: как не производить вредные отходы и как их правильно и эффективно утилизировать. Эти два процесса можно совместить, отметил Новиков. В частности, возглавляемое им предприятие разработало технологии и оборудование, благодаря которому можно менять структуру нефтепродуктов, чтобы двигатели автомобилей или теплостанции работали с наименьшей выработкой вредных веществ в процессе сгорания. Сокращение вредных выбросов может быть достигнуто до 23%.


По словам заместителя генерального директора ОАО «Ресурсная фирма Станкоснаб», эксперта Национального фонда развития малого и среднего предпринимательства Евгения Федорова, в странах, где работа с отходами ведется целенаправленно, годовой объем услуг и товарной продукции превышает 500 млрд. долларов. «Это превышает годовой бюджет России», — подчеркнул Федоров.


С каждым годом объем производимых в стране отходов возрастает. Экономическая целесообразность работы в этом направлении очевидна, да и экологическая тоже. Чтобы малый бизнес влился в систему сбора и переработки мусора, нужно, чтобы и в Москве, и в России в целом эта сфера городского хозяйства действительно стала системой, — отмечали участники круглого стола. Добавим: как и вся экология.