О черном золоте…

61f0f8813410a671c389411e2bd8b71a.jpeg

В ответ на такое утверждение Майкл Мичер (член парламента Великобритании от лейбористов и бывший министр по вопросам окружающей среды (с 1997 по 2003 гг.)) обвинил BP в нарушении прав человека и нанесении ущерба экологии. Он считает, что заявление BP об эталонности ее теста не соответствует действительности. Он также настаивает на проведении независимой ревизии трубопровода БТД и судебного исследования менеджмента проекта.

Мичер не ограничивается только обвинениями только BP. Он считает, что необходима всеобщая реформа, которая обязала бы многонациональные компании соблюдать гражданские права и не наносить ущерб окружающей среде. При этом компании должны нести юридическую ответственность, а потерпевшие могли бы обращаться в суд.

«Экология и право» уже писал о деятельности ТНК в Каспийском бассейне и о том, что необходимо обязать ТНК принимать меры по усилению экологической ответственности, стимулировать развитие и распространение экологически безопасных технологий, соблюдать экологические права жителей тех стран, где ведутся работы по добыче нефти.

В 2000 году в Каспийском море было обнаружено месторождение, запасы нефти в котором тогда были оценены в 20-50 миллиардов баррелей. Говорят, что это самое крупное из неразработанных месторождений мира. Запасы месторождения составляют от 70 до 200 миллиардов баррелей нефти и около 9 триллионов кубометров газа. Это меньше, чем у Ирака, но намного больше, чем у США и Европы.

Как известно, у кого нефть — у того и власть. Очевидно, поэтому мировые державы целенаправленно занимают (иногда и отвоевывают) нефтяные месторождения. В этом случае охотники за нефтью столкнулись с такой сложностью. Каспий окружен сушей со всех сторон, поэтому для транспортировки нефти не обойтись без наземного трубопровода. А это возможно только при договоренности с одной из стран Каспийского бассейна: Россией, Ираном, Казахстаном, Азербайджаном или Туркменистаном. Причем последние три в этом списке не имеют выхода к другим морям для последующей транспортировки нефти. Было несколько вариантов решения этой проблемы.

Наиболее логичный путь проходит через Иран, но эта идея совершенно не устраивает главного охотника — США.

В обход территории Ирана США подумывали достроить туркменский нефтепровод, проложив его через территорию Афганистана и Пакистана к Аравийскому морю. Но этот план приобрел яркую военную окраску…

Третьей альтернативой предлагался трубопровод из Баку, который пройдет через Грузию в турецкий Джейхан порт в Средиземном море. Однако у этого варианта есть серьезные недостатки экологического порядка.

Четвертым вариантом было строительство трубопровода из Казахстана к Черному морю, но его не приняли из-за перегруженности Босфора танкерами.

В итоге, как всегда, остановились на варианте экологически небезопасном: Баку-Тбилиси-Джейхан.

Строительство 1762 километрового нефтепровода обошлось в 3,6 млрд. долларов.

Оператором трубы стал международный консорциум (AIOC), занимающийся разработкой нефтяных месторождений азербайджанского шельфа. BP занимает в консорциуме ведущее место, имея 30-типроцентную долю. Помимо нее в консорциум входят государственная нефтяная компания Азербайджана (ГНКАР), компании Amerada Hess, ConocoPhillips, Eni, Inpex, Itochu, Statoil, Total, Unocal и турецкая TPAO.

Нефтепроводу с самого начала придавался статус стратегического. Ведь благодаря БТД нефть Каспия начала поступать на международные рынки в обход России.

При этом Иран терпеливо наблюдал за происходящим, он в свою очередь требует равного раздела Каспия и его ресурсов между пятью прибрежными государствами.

То, что поделить справедливо возможно – это вопрос, но то, что нефть в Каспийском бассейне добывают – это уже реально. При этом добывают, нарушая экологическое законодательство.

Глава Комитета защиты прав нефтяников Мирвари Гахраманлы считает, что Майкл Мичер абсолютно прав. Гахраманлы говорит, что граждане, чьи права были нарушены, не могут обратиться в британский суд, потому что это требует больших финансовых средств. Тем не менее, она обратилась в Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) с отчетами и жалобами азербайджанцев, права которых нарушались во время строительства БТД. Такое обращение стало возможно, так как ЕББР финансирует проект БТД, и именно перед банком BP прежде всего несет ответственность за выполнение проекта.

«…В результате нашего мониторинга выяснилось, что при строительстве трубопровода в Шамкире, Товузе и Агстафе были нарушены права жителей, на чьих территориях прошел трубопровод. Компенсации представлялись совсем другим людям, чем настоящим хозяевам земли. Им платили компенсацию за один урожай, хотя известно, что крестьяне собирают урожай по три-четыре раза в год. Население два года не смогло использовать землю. Многие водные каналы уничтожены. Теперь от имени жителей села Гыраг Кясямянли Газахского района мы с грузинскими коллегами готовим обращение в ЕБРР, так как продвижение тяжелой техники в селе нанесло огромный ущерб 24 семьям. В их домах появились трещины, урожаю нанесли ущерб, а дороги вышли из строя», — говорит Гахраманлы.

Обращения правозащитников к исполнительной власти и местным представителям компании BP результатов не дали. Правозащитники пытаются восстановить права населения через местные судебные инстанции страны. Раньше судебные инстанции вообще не принимали исковые заявления от местных жителей. Сейчас ситуация изменилась – их принимают, но рассмотрения дела нет. Однако ЕБРР отреагировал на заявление Мирвари Гахраманлы.

BP пока отказывается комментировать происходящее, заявляя, что «строительство БТД отвечает самым высоким стандартам, а права человека соблюдены».

Кристина Ракитянская