От атомного ядра до ядерного нацеливания и ядерного распространения

ec1e5ea4bacbd3dca11998c4db1b514f.jpeg

В состав комиссии входили пять политиков, трое ученых, занимавшихся общими вопросами военной политики, и четыре физика-ядерщика. Ими были Р.Оппенгеймер, Э.Ферми, А.Комптон и Э. Лоуренс. Только Ферми среди них не был коренным американцем.

Что же происходило в это время в СССР, который вел самоотверженную кровопролитную войну с фашизмом, потеряв в ней за четыре года 27 миллионов своих граждан? Как я уже упоминала, в России по сути до 30-х годов не существовало ядерной школы, были отдельные попытки отдельных физиков заняться проблемами ядра. Кроме того, во второй половине 30-х годов начались политические репрессии. Были арестованы и усланы в лагеря видные физики-теоретики Ю.А.Крутков, П.И.Лукирский, по обвинению в шпионаже в пользу Германии был арестован известный физик Л.Д.Ландау и другие. Кроме того, большевики пытались идеологизировать науку. Например, генетика была объявлена лженаукой. Нечто подобное происходило и с ядерной физикой. Работа по теории деления урана не была запрещена, но ею, по свидетельству известного ядерщика Я.Б.Зельдовича, ученые занимались только по вечерам.

Все это тормозило развитие научной мысли в ядерной сфере. Но с 1933 года в СССР начали регулярно проводиться Всесоюзные конференции по физике атомного ядра. Шли интенсивные наработки в этой сфере. Важно также отметить, что в 1939 году (уже после Гана и его коллег) Ю.Б.Харитон и Я.Б. Зельдович опубликовали две статьи о цепном распаде урана под воздействием медленных нейтронов. (Полагаю, что помогли им в этом также и наработки, привезенные из лабораторий Резерфорда, где ранее Харитон проходил стажировку.)

В июле 1940 г. в СССР вопрос о развертывании работ по ядерной тематике был вынесен на обсуждение АН СССР, была сформирована комиссия по урановой проблеме. Принимается также решение о начале урановой геологоразведки в Средней Азии. Но все это — подчеркиваю — на уровне Академии наук.

Но с началом войны с Гитлером — с 22 июня 1941 г. — все ядерные исследования были прекращены, все усилия ученых были направлены на развитие обычных вооружений, на потребности фронта.

В 1939 году глава самого страшного в СССР ведомства — НКВД (будущее КГБ) — Л.Берия отозвал из-за границы часть квалифицированных разведчиков и резидентов, которые были затем расстреляны или посажены в лагеря и тюрьмы. Но, оказавшись на пороге войны с Гитлером, НКВД в спешном порядке подготовило и отправило, в том числе и в Лондон, новых разведчиков. Одним из выдающихся «атомных» советских шпионов был Владимир Барковский. Он прибыл в Лондон через Японию, Гавайские острова и США в начале февраля 1941 г. Европа уже лежала у ног Гитлера. Барковскому и предстояло разузнать и передать Сталину английские секреты атомной бомбы, к реализации проекта которой в Британии как раз активно приступили. «Лондонская резидентура стала пионером в поставке такой информации», — вспоминает Владимир Барковский в своих мемуарах. (Владимир Чиков. «Бомба, выкраденная из сейфа». «Российские вести». 2001, 22 августа).

Уже в сентябре 1941 г. резидент советской разведки в Лондоне передал в Москву шифрованное сообщение по радио о том, что в Великобритании создан спецкомитет для разработки и создания атомной бомбы. Второе сообщение из Лондона описывало завод по разделению изотопов урана и расчеты критической массы урана-235. В конце концов и полный доклад британских военных оказался в Москве.

В Англии на советскую разведку с 1941 г. работал известный немецкий физик Клаус Фукс, который в 1933 г. эмигрировал в Англию, затем работал два года в США в Лос-Аламосе по приглашению Оппенгеймера. Известно, что в 1949 г. его «вычислила» английская спецслужба, он был осужден на 14 лет за шпионаж, но вышел на свободу, отсидев девять. По своим убеждениям он был коммунистом. Так же, как и Джон Кэрнкросс, сотрудник военного ведомства США, Бруно Понтекорво, эмигрант из Италии, сотрудник знаменитого Энрике Ферми, которые сотрудничали с советскими спецслужбами. Зачастую они передавали данные советской разведке по собственной инициативе. Как утверждает Барковский, все его агенты работали не за деньги, а за идею.

Известно, что вслед за арестом Фукса по инициативе сенатора Маккартни в США последовали гонения на инакомыслящих. Их жертвой пал также известный физик Оппенгеймер, который был отстранен от ядерных исследований из-за своих коммунистических убеждений.

Но до 1943 г. все их бесценные материалы оседали в кабинетах Кремля и Лубянки (НКВД). Ни один ученый допущен к ним не был. Здесь накопилось около двух тысяч страниц сугубо научного материала, касающегося производства урановой атомной бомбы.

Известно также, что физик Нильс Бор за несколько месяцев перед испытанием первой атомной бомбы США обратился к премьер-министру Британии У.Черчиллю, посоветовал ему поделиться секретами ядерной бомбы с русскими. Он полагал, что монополия одной страны на ядерное оружие может привести к тяжелым последствиям для всего человечества. Черчилль не прислушался к нему. Письмо Бора с предостережениями в адрес Рузвельта также не было услышано.

В 1942 г. советский физик-ядерщик Г.Н.Флеров, будучи на фронте, написал письмо Сталину о необходимости разработки ядерной бомбы, популярно объяснив, в чем ее суть и сила. Флеров накануне войны независимо от западных ученых открыл феномен спонтанного деления ядра урана-235. И он знал, о чем пишет. С большим опозданием, но письмо все же дошло до Сталина вместе с докладом Берии о разработках бомбы в Англии и США.

Советский разведчик Барковский замечает, что вина за то, что СССР опоздал с созданием ядерной бомбы, лежит на шефе НКВД Л. Берии. Если бы он раньше более серьезно отнесся к донесениям советских агентов, проинформировал об этом Сталина, СССР, несмотря на кровопролитную войну, мог бы опередить США, создать бомбу раньше. Вопрос для меня заключается в том, а что было бы в этом случае? Бомбил бы Сталин Гитлера и Японию? А может, и США? Какая страна стала бы первой ядерной целью кровавого диктатора Сталина? То, что Сталин применил бы ядерную бомбу против Гитлера, чтобы быстрее завершить войну, у меня нет никаких сомнений.

Только 11 февраля 1943 г. Сталин наконец подписал документ о создании советской ядерной бомбы. Была создана так называемая секретная «Лаборатория №2», которую возглавил молодой физик-ядерщик И.В.Курчатов. Ему первому были показаны все секретные документы советской разведки. В документах, которые он изучал в Кремле и НКВД, он нашел две абсолютно неизвестные для советской науки вещи — то, что реактор может работать не только на тяжелой воде, но и с графитом. А также то, что в США открыт плутоний, который может быть использован для создания бомбы, которая требует значительно меньшей критической массы, нежели урановая.

Материалов разведки было так много и таких разных, что если бы Курчатов был сверхчеловеком, он не смог бы всю ее оценить как эксперт. Поэтому, несмотря на сопротивление Берии, к работе по изучению добытой научной информации подключились еще несколько физиков — среди них Иоффе и Харитон. Они не имели права выдавать кому бы то ни было секреты разведки, а поэтому в коллективе им приходилось «присваивать» научные данные, полученные в разведуправлении НКВД, делая таким образом «открытия». И это создавало им ореол гениев.

В конце 1944 г. был получен чистый слиток урана массой в один килограмм. В 1945 г. куратором атомного проекта вместо В.М. Молотова был назначен глава НКВД Л.Берия. На урановых рудниках, в полной секретности, использовался труд миллионов советских заключенных, которые и сами не знали, что они делают.

Руководство СССР спешило с созданием своей атомной бомбы, особенно после первого испытания в США. Речь уже шла не столько о возможном создании немецкой атомной бомбы, сколько о ядерных амбициях США. В Москве не сомневались, что США захотят уничтожить Советский Союз с помощью нового оружия. После Хиросимы и Нагасаки это стало еще очевиднее. И Сталин поставил перед учеными страны жесткую задачу — создать атомную бомбу к 1948 г.

С лета 1945 г. военно-политическое руководство США начало разрабатывать план ядерного нападения на СССР, определять цели. Первый проект (доклад №329) назывался «Стратегическая уязвимость России для ограниченной воздушной атаки» и был датирован ноябрем 1945 г. В 1948-1949 гг. был подготовлен детальный план бомбардировки СССР. Предполагалось снести с лица земли 70 городов и индустриальных центров, около двух тысяч объектов. Было подсчитано, что за месяц 2,7 миллиона людей будут убиты и еще 4 миллиона ранены.

Опасаясь ядерной атаки со стороны США, советское руководство начало блефовать. В 1947 г. министр иностранных дел Молотов заявил, что «в СССР раскрыт секрет ядерной бомбы» и что СССР обладает ядерной бомбой. Хотя до ее первого испытания было еще два года. Таким образом, Москва пыталась защититься от планов американского ядерного нападения, полагая, что наличие у нее ядерной бомбы остановит планы Америки. Ради создания видимости ядерных испытаний в СССР в разных его углах проводились оглушительные взрывы с применением обычной взрывчатки.

Первое испытание советской ядерной бомбы состоялось на Семипалатинском полигоне в Казахстане 29 августа 1949 г. CССР не объявлял официально об испытании бомбы, потому что Сталин боялся, что США может нанести превентивный удар по советским атомным объектам. Затем последовал арест Фукса и объявление Трумэном о создании водородной бомбы.

Так закончился первый этап ядерной эры и начался второй — гонка ядерных вооружений, взаимного нацеливания и распространения ядерного оружия.

Человечеству понадобилось 25 лет, чтобы прийти к Договору о нераспространении ядерного оружия, попытаться загнать ядерного джинна обратно в бутылку. Но и спустя почти 35 лет после его подписания ядерный монстр не желает залезать обратно. А в последние годы мы являемся свидетелями как раз обратного: мир пришел к тому, с чего и начиналось ядерная эра, — с реальной угрозы ядерной войны.

Даже после того, как в прошлом году были закончены сокращения ядерного оружия США и России согласно Договору СНВ-1, его все еще сегодня больше, чем до подписания ДНЯО. Точных цифр для публики не открывала ни одна страна, но по оценкам западных экспертов, опубликованных в журнале «Ядерное распространение», на 2002 год Россия имела 5 858 единиц стратегических боезарядов, США — 7 013. Соответственно, год назад Россия имела 4 000 тактических боезарядов, США — 1 620. Боезаряды, которые находились на объектах хранения в России, составляли 9 421 единицу, в США — около 5 000. Но существует еще и ядерное оружие Великобритании, Франции, Китая.

Кроме того, общие запасы плутония оцениваются экспертами для России в 150 тонн, для США — 99,5 тонн. Этого хватило бы для создания 40 000 боезарядов. Поражают воображение также и запасы высокообогащенного урана. В России их более 1 500 тонн, в США — 944 тонны, что является эквивалентом более 100 000 боевых зарядов.

Хочу также напомнить, что самое большое количество ядерных бомб, которыми когда-либо владели США и Россия, составляло, соответственно, 32 000 и 40 000. Это было на пике холодной войны между СССР и США. Известный факт, что еще в середине 50-х годов американский стратегический план ядерной войны предполагал использовать против России всего 750 ядерных бомб из имеющихся десятков тысяч. Как следует из документов об американских планах войны с СССР, относящимся к 1954-55 годам, этого было бы достаточно, чтобы превратить Россию «в дымящиеся радиоактивные руины за два часа».

Это что касается цифр.

Теперь поговорим о странах. Известно, что Индия и Пакистан объявили себя ядерными державами (причем, они не подписывали ДНЯО) и балансируют на грани локального ядерного конфликта. Ядерный потенциал Израиля давно перестал быть секретом. Еще 36 государств имеют ядерные реакторы на атомных станциях и в исследовательских организациях, а потому, в соответствии с Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, считаются обладающими техническим потенциалом для создания ядерного оружия. По данным российской разведки, опубликованным в 1995 году («Ядерная энциклопедия», издательство Фонда Ярошинской, 1996 г.), накануне Конференции ООН по продлению ДНЯО 20 стран (!) уже тогда были на пути создания собственного ядерного оружия.

Конференция по продлению ДНЯО в 1995 году, на которой я работала в составе российской правительственной делегации как Советник президента Ельцина, ясно показала, что в мире существует ядерный апартеид. Похоже, определилось два пути его преодоления — конструктивный — добиться выполнения Шестой статьи ДНЯО, то есть двигаться в направлении ядерного всеобщего разоружения, — и деструктивный: опрокинуть ДНЯО и всем странам вооружиться ядерными боеголовками.

Похоже, что сегодня быстрыми темпами развивается второй сценарий, который рано или поздно может привести к ядерному конфликту. И в этом плане интересны высказывания одного из самых высокопоставленных международных чиновников. 26 января 2004 года генеральный директор Международного агентства ООН по атомной энергии (МАГАТЭ) Мохаммед Эль-Барадей заявил, что «опасность ядерной войны еще никогда не была такой большой, как сейчас». И далее: «Договор о нераспространении ядерного оружия в том виде, в каком он существует, не препятствует тому, чтобы государство занималось производством обогащенного урана или даже закупало у кого-либо ядерные материалы, которые могут быть использованы в военных целях. Если кто-либо из этих 35-40 стран, которые в данный момент придерживаются Договора о нераспространении ядерного оружия, решит из него выйти, то они смогут создать ядерное оружие за считанные месяцы». И это чистая правда. Я об этом же писала в своих статьях десять лет назад. И тогда, и сегодня самым актуальным для нераспространения ядерного оружия является вопрос о нелегальных продажах (или секретных, на основе тайных двусторонних договоров) ядерных технологий.

Вот обзор самых крупных утечек подобного рода за годы существования ДНЯО.

В 1969 году (почти сразу после заключения ДНЯО) грузовое судно ФРГ вышло в море из Антверпена с 200 тоннами урана. В его документах было записано, что уран предназначен для итальянской фирмы в производстве катализаторов для химической промышленности. Но до порта назначения — Генуи — судно с ураном так и не дошло. Много месяцев спустя оно было обнаружено в турецком порту, но уже с другим грузом. Международные атомные службы так и не смогли ничего узнать о судьбе урана. И только годы спустя один из сотрудников ЦРУ допустил то ли утечку информации, то ли просто проговорился. 561 бочка с грузом, в которых был запечатан уран, была продана Израилю. Этого было вполне достаточно для производства оружейного плутония, а затем — 33 атомных бомб небольшой мощности.

В середине 1970-х годов в США странным образом исчезли 4 тонны обогащенного урана и плутония. Об этом в 1978 году написала вся международная печать.

В том же 1978 году британское управления по атомной энергии провело свою инвентаризацию, которая показала, что в 1971-1977 годах с атомных электростанций Великобритании исчезло 100 килограммов плутония.

Нелишне вспомнить, что Китай испытал атомную бомбу в 1964 году, а термоядерную — в 1968-м. Индия провела ядерные испытания в 1974 году. О ядерной бомбе Пакистана стало известно в 1984 году, еще через 4 года он провел ее испытания.

Швеция обладала всеми ресурсами для создания атомной бомбы в течение нескольких лет еще в начале 1957 года, но в 1968-м подписала Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

В военном арсенале Южно-Африканской Республики еще в 1989 году было шесть ядерных зарядов, но в 1991 году ЮАР также присоединилась к ДНЯО.

Большинство этих стран не могли бы самостоятельно разработать ядерное оружие и произвести достаточное количество урана и плутония так быстро, как они это сделали. Выводы однозначны: кто-то продал им все необходимое — от технической документации до расщепляющихся материалов.

Правда о черном ядерном рынке намного страшнее, чем нас пугают в газетах и по телевидению. Там пишут, что нам угрожают ядерные террористы. Я бы сказала — и они тоже. Потому что нам, прежде всего, угрожает система засекреченных двусторонних государственных договоров в сфере ядерных технологий. Лично у меня в этом нет сомнений. Вот факты.

В 1945-1946 годах США передали информацию о бомбе Швеции. В 1970-х США передавали ядерные материалы и технологии Израилю. В 1974 году США, Франция и Израиль поделились своими атомными секретами с ЮАР. В 2003 году Россия начала строить атомную электростанцию в Иране, пуск которой назначен на 2005 год.

В 1956-1960 годах в рамках советско-китайской программы передачи ракетно-ядерных технологий и обучения китайцев в вузах СССР атомные секреты оказались в КНР. Китай продал их Индии, Пакистану и Северной Корее.

Цепная реакция распространения ядерных секретов продолжалась — Пакистан поделился ядерными знаниями с Ираном и Ливией. (Ливия только недавно призналась в своих атомных заблуждениях и передала техническую документацию на ядерную бомбу МАГАТЭ.)

В прошлом году под давлением доказательств, представленных той же МАГАТЭ, Иран стыдливо признался, что получил ядерные технологии, в частности, центрифугу для обогащения урана от Пакистана.

Сегодня Пакистан планирует продать бомбу Саудовской Аравии. В октябре 2003-го газета New York Post, ссылаясь на генерал-майора Аарона Зееви, представителя разведки Армии обороны Израиля, сообщила, что Саудовская Аравия ведет переговоры с Пакистаном о покупке ядерных боеголовок. По информации из некоторых источников, вероятно, на пути к созданию ядерной бомбы находятся Аргентина, Бразилия и Сирия.

И, конечно, в этой ситуации не исключено, а скорее — вероятно, что ядерные террористы могут легко воспользоваться нарастающим хаосом в сфере подпольной торговли ядерными материалами, накрыть если не весь мир, то, по крайней мере, регион ядерным грибом. На сегодня технологическими возможностями производства малогабаритных ядерных боеприпасов располагают кроме США и России Китай и Израиль. По данным Стокгольмского международного института проблем мира, Китай обладает ядерными фугасами, а Израиль — подрывными ядерными устройствами. Но информации о весе и мощности ядерных боеприпасов нет.

В годы после распада СССР режим нераспространения ядерного оружия характеризовался глубоким застоем. Ситуация в России (и в мире) несколько улучшилась с приходом к власти в России Владимира Путина. Под его нажимом российская Дума немедленно ратифицировала Договор о сокращении стратегических вооружений (СНВ-2) и Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). И это несколько оздоровило международный ядерный климат. Президенты Джордж Буш-младший и Владимир Путин подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП), согласно которому ядерные арсеналы двух государств за десять лет должны быть сокращены до 2 200 боеголовок для каждой из сторон.

Но в это же время власти США предприняли ряд шагов, которые практически нивелируют усилия международного сообщества остановить ядерное расползание и новую гонку вооружений — попытки неядерных государств получить ядерные материалы и ядерный статус. Я имею в виду отказ США от Договора по противоракетной обороне 1972 года, провозглашение новой ядерной доктрины НАТО, допускающей использование ядерного оружия в локальных конфликтах, реанимация плана так называемых Звездных войн — строительство национальной и локальной ПРО США с использованием космоса. Утечки из «Обзора ядерной программы США» в 2002 году также не прибавляют оптимизма — Россия и другие страны оказались под ядерным прицелом США.

Политические круги России были потрясены новостью, которая содержится в «Обзоре новой ядерной стратегии США» (Россия оказалась целью США), потому что еще 14 января 1994 г. президенты Ельцин и Клинтон подписали Московскую декларацию о взаимном ненацеливании. Вот почему «Обзор» оказался разорвавшейся бомбой для России.

Администрация Буша утверждает, что «Обзор» направлен против так называемых государств-изгоев, однако геополитически он также обеспечивает США возможность в будущем контролировать территорию России. Размещая на территориях Грузии, Киргизии, Казахстана и Афганистана Боинги-747, оснащенные лазерной техникой, США смогут контролировать не только территории Ирана, Пакистана и часть Индии, но и некоторые районы Китая и России.

Неужели лидеры США и НАТО полагают, что эти страны согласятся на подобную ситуацию вблизи своих границ? Очевидно, что такое развитие событий даст им серьезный повод для того, чтобы предпринять меры по обеспечению собственной безопасности. Очень вероятно, что они воспользуются им для разработки и производства новых видов оружия, возможно, включая ядерное.

И кто всерьез поверит, что Китай безропотно согласится с планами США «прикрыть» Тайвань и Японию ядерным «зонтом»?

Вслед за публикацией в прессе выдержек из «Обзора новой ядерной стратегии США» в марте 2002, министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Иванов заявил, что Россия не намерена уничтожать по крайней мере некоторые части демонтированных боеголовок. Известны заявления Путина о радикальной модернизации российских ядерных сил. И эта модернизация уже началась. Позиция США в ядерных вопросах, а также напряженная международная обстановка — холодный мир — заставили российское руководство вслед за США объявить о возможности использования первыми ядерного удара, если будет угроза национальной безопасности страны. В недавнем докладе министра обороны России Сергея Иванова «Актуальные вопросы развития вооруженных сил России» сказано, что Россия придаст ядерному оружию статус боевого и не исключает нанесения превентивного удара.

Полеты самолетов НАТО над бывшими советскими прибалтийскими республиками дает новый импульс развития ВВС России. В марте 2004 министр обороны Сергей Иванов объявил о том, что Россия создает новую систему военно-космической обороны. Работа над радикальной модернизацией ПРО и наземным комплексом управления космическими аппаратами уже началась.

Писатель-фантаст Станислав Лем еще в 1983 году писал: «Вскоре после атомного уничтожения Хиросимы и Нагасаки американские ученые основали ежемесячник «Бюллетень ученых-атомщиков» и на его обложке поместили изображение часов, стрелки которых показывали без десяти двенадцать. Шесть лет спустя после первых успешных испытаний водородной бомбы они перевели стрелку на пять минут вперед, а когда и Советский Союз стал обладателем термоядерного оружия, минутная стрелка приблизилась к двенадцати еще на три минуты. Ее следующее передвижение должно было означать гибель цивилизации в соответствии с провозглашенной «Бюллетенем» доктриной: «Один мир или никакого мира». Предполагалось, что, только объединившись, мир уцелеет, в противном случае — неизбежно погибнет. Ни один из ученых, прозванных «отцами бомбы», не предполагал, что, несмотря на нарастание ядерных арсеналов по обе стороны океана, на размещение все больших зарядов плутония и трития во все более точных баллистических ракетах, мир, хотя и нарушаемый «обычными» региональными конфликтами, просуществует до конца столетия».

Интересно проследить далее ход стрелки на этих часах. В 1963 году эта стрелка на обложке журнала указывала без 25 минут полночь. После окончания Холодной войны в 1996 году — полдвенадцатого. В 2000-м году стрелка пошла вспять окончательно и показывала 23:00. То есть еще до 2000 года ядерщики считали, что ситуация с угрозой ядерной войны улучшается, несмотря на явную стагнацию, а затем и ее стремительное ухудшение. Однако в 2001-м все же здравый смысл победил их, и они остановили стрелку своих ядерных часов на семнадцати минутах до ядерной полуночи. Видимо, ядерщики большие оптимисты, чем простые граждане.

Мне кажется, что после того, как в 2002 году Индия и Пакистан заявили о возможности обмена атомными ударами, США заявили о вероятности использования этого оружия в локальной войне, а вслед за ними и Россия объявила о возможности превентивного ядерного удара, стрелка ядерных часов должна остановиться за несколько минут до ядерного армагеддона. А человечество должно наконец серьезно задуматься, как повернуть эту стрелку вспять — подальше от края ядерной пропасти. Решения принимать надо быстро, а то вполне возможно не успеть.