News

ОБНОВЛЕНО: Атомщики совещаются о том, чего нет

Опубликовано: 08/07/2004

Автор: Рашид Алимов

«Система государственного учета и контроля радиоактивных веществ и радиоактивных отходов» — так называется всероссийский семинар-совещание, проходящий в Петербурге. Федеральная служба по атомному надзору заявляет, что такая система в России фактически не создана.

 

 

 

Семинар-совещание, который проходит с 5 по 8 июля, организован Федеральным агентством по атомной энергии (ФААЭ), бывшим Минатомом. Открыл его в понедельник начальник управления ядерной и радиационной безопасности ФААЭ Александр Агапов.

Он заверил всех присутствующих в том, что радиоактивные вещества (РВ) и отходы (РАО) в России находятся под полным контролем.

Однако оценки Сергея Луковникова, замруководителя Северо-Европейского межрегионального управления Федеральной службы по атомному надзору (ФСАН), не были столь радужны. «Государственная система учета и контроля РВ и РАО в полном объеме фактически не создана», — заявил он, выражая официальное мнение ФСАН.

В соответствии с постановлением правительства РФ №1298, принятым в октябре 1997 года, такая система должна была быть создана к 1 января 2001 года.

Системы нет
Постановление №1298 наделила органы исполнительной власти субъектов федерации полномочиями по учету и контролю РВ и РАО на подведомственных им территориях. В 85 субъектах федерации, имеющих радиационно-опасные объекты, — всего Россия делится на 88 субъектов, — должны были быть созданы региональные информационно-аналитические центры (РИАЦ).

Юридические лица, осуществляющие производство, использование или захоронение РВ и РАО должны отчитываться перед РИАЦ. Оттуда информация должна поступать в Минатом и руководителям органов исполнительной власти субъектов федерации, — тем, кто отвечает за принятие политических решений.

Однако, как сообщил присутствующим на семинаре-совещании Сергей Луковников, из 85 субъектов РФ, на территории которых расположены радиационно-опасные объекты, в 42 субъектах федерации РИАЦ не созданы (50%), в четырех созданы, но не функционируют (5%). Функционируют РИАЦ только в 39 субъектах РФ (45%).

Эти данные ФСАН, — осуществляющий надзор за соблюдением российского законодательства в области обращения с РВ и РАО организациями и органами власти разных уровней в России, — получил в результате проверки, проведенной в 2002-2003 годах.

Сергей Луковников упомянул, что приводимые им цифры расходятся с данными Минатома, но объяснил, что причина — в более точной системе оценки: «Мы считали, что РИАЦ создан и функционирует, только если есть соответствующее решение органа исполнительной власти и работа РИАЦ финансируется», — сказал он.

Таким образом, представитель ФСАН фактически признал, что существуют проблемы в получении информации о наличии, производстве, поступлении и передаче радиоактивных веществ, радионуклидных источников. А также — сведений о радиоактивных отходах, поступлении радионуклидов в окружающую среду и загрязненных ими территориях. Ведь вся эта информация, согласно постановлению №1298, должна собираться в РИАЦ.

«Какой процент РИАЦ финансируется нормально?» , — такой вопрос был задан с места представителями одного из неблагополучных РИАЦ — из Перми.

«Мне сказать что-либо сложно, мне кажется, что четко не определено — кто и за что платит», — ответил ему докладчик.

По словам Луковникова, «инвентаризация в системе государственного учета и контроля РВ и РАО проведена только в 60% организаций-владельцев РВ и РАО».

«Органы исполнительной власти субъектов РФ не понимают своих задач по обеспечению радиационной безопасности населения. Наша система нужна не только для того, чтобы учитывать и отслеживать радиоактивные источники. Она нужна, чтобы обеспечить органы исполнительной власти необходимой информацией для принятия управленческих решений в случае нештатных ситуаций», — сказал Луковников.

«Фактически эта часть системы не работает», — добавил он. Замруководителя Северо-Европейского управления ФСАН предложил, что Минатом и ФСАН могли бы совместно проводить курсы для руководителей регионов и разъяснять им принципы работы системы государственного учета и контроля РВ и РАО.

Как иллюстрация безграмотности чиновников, был приведен такой пример: «В Калининграде произошел парадокс — органы исполнительной власти обратились к нам [в Северо-Европейское управление ФСАН], предложили, чтобы мы были их РИАЦем, и спросили, сколько надо за это заплатить», — сказал Луковников.

«А чего ж вы отказались?», — весело подмигнув, спросил фактический ведущий семинара начальник управления ядерной и радиационной безопасности ФААЭ Александр Агапов.

Новые нормы? 
По словам Луковникова, для изменения ситуации ФСАН, бывший Госатомнадзор, разработал ряд дополнений в существующие нормативные акты, а также новые формы отчетности организаций о РВ и РАО, которые представил на семинаре.

«Это не касается ядерных материалов, но касается отработавшего ядерного топлива, поскольку оно является разновидностью РАО», — пояснил Луковников.

Фактически, представленные Луковниковым формы расходятся с ОСПОРБом, — санитарными правилами и формами отчетности, введенными в действие Минздравом, — что вызвало замешательство в зале среди делегатов из регионов. «По каким формам мы теперь должны будем отчитываться?», — раздался вопрос с места.

«Госатомнадзор велик, и поэтому прошу не путать его с ОСПОРБом», — пошутил в ответ Александр Агапов. Не получив ответа, делегаты стали перешептываться между собой.

82e51bb32a9f038a998ed0e155334ad0.jpeg

Что строим в конце концов? 
«Мы понимаем, что законодательство в известной мере избыточно в отношении не очень опасных веществ», — сказал Александр Агапов. По его словам, это должно быть пересмотрено.

Полемизируя с Агаповым, Сергей Луковников заметил: «Как специалист, я до сих пор не понимаю, что мы строим в конце концов? Александр Михайлович считает, что [при учете] надо всю мелочь отсечь, только на крупное обращать внимание… Оценивал ли кто-нибудь при создании системы учета РВ и РАО потенциальный вред от отсутствия этой системы и её стоимость? Мы должны решить, исходить ли из реальных денег, выделяемых на эту систему, или из вреда, который, как мы знаем, может быть нанесен».

«Непонятно, что мы строим — то ли каменную стену толщиной 20 метров, за которой мы прячем контрольный источник, — то ли стенку реактора, которую можно ткнуть, и она развалится», — такое не совсем стандартное сравнение привел Луковников в конце своего доклада, используя образы из привычной ему области атомной энергетики.

Незаконный оборот 
В ответ на заданный одним из корреспондентов вопрос: «Каков объем радиоактивных материалов, находящихся в незаконном обороте, можно ли сделать такую оценку на основе вашей совершенной системы учета?», — Александр Агапов категорично ответил, что незаконного оборота РВ в России не существует.

«C 1997 по 2001 утерян контроль над 50 источниками, обнаружено 38. Чистых потерь — всего 12», — добавил сидевший на сцене рядом с Агаповым глава образовательного центра ФААЭ в Петербурге Юрий Лисненко.

–> Между тем, только по данным администрации Якутии — и только на трассе Северного морского пути утерян контроль над 25 радиоизотопными генераторами — ритэгами, в каждом из которых содержится как минимум 40 тысяч кюри стронция-90.

«В среднем теряется и находится порядка 10 источников в год. По РАО информация недоступна», — сказал корреспонденту Bellona Web бывший инспектор Госатомнадзора Владимир Кузнецов, в настоящее время работающий в экологической организации «Российский Зеленый крест» (РЗК).

По словам Кузнецова, РЗК ведет независимую регистрацию аномалий в учете и контроле ядерных материалов с 1993 года. Понятие «аномалия» определяется как недостача ядерных материалов, ошибка в учетных и отчетных документах, повреждение, отказ системы контроля доступа к ядерным материалам, нарушение порядка производства, использования, передачи ядерных материалов.

По данным РЗК, в 1993 году была зафиксирована одна аномалия, в 1994 — три, в 1995 — две, в 1996 — пять, в 1997 — две, в 2000 — шесть, в 2001 — четыре, в 2002 — также четыре, в 2003 — семь. Кроме того, в базе данных РЗК имеются данные о хищениях источников ионизирующего излучения, содержащих радиоактивные вещества: в 2000 году шесть случаев, в 2001 — также шесть, в 2002 — четыре случая и за десять месяцев 2003 года — также четыре случая.

По словам Кузнецова, наиболее мощный источник — это РИТЭГ «Бета-М», похищенный в марте 2003 года со светящегося навигационного знака в районе мыса Пихлисаар. Радионуклидный источник тепла, входящий в состав РИТЭГ, был затем обнаружен без биологической защиты в районе навигационного знака у береговой линии в морской воде под слоем льда. Мощность экспозиционной дозы над поверхностью воды составила более 30 Р/ч. Специалистами Ленинградского спецкомбината «Радон» источник был извлечен из-под воды и льда, помещен в контейнер и принят на хранение.

Аналогичный маяк в Ленинградской области был разграблен в 1999 году. Тогда радиоактивный элемент был обнаружен на автобусной остановке в городе Кингиссепе, в 50 км от места происшествия. По меньшей мере, три человека, укравшие источник, погибли. Ликвидацией инцидента тогда также занимались специалисты ЛСК «Радон».

Еще News

Все news