News

Глава Северного флота отстранен от должности в связи с гибелью К-159

Опубликовано: 16/09/2003

Автор: Чарльз Диггес

Вслед за трагическим затоплением атомной подводной лодки К-159, которое Главнокомандующий военно-морским флотом (ВМФ) Владимир Куроедов назвал чередой «предотвратимых» ошибок, президент Владимир Путин применил первое административное взыскание в отношении высокопоставленного чиновника и подписал указ о временном отстранении от исполнения обязанностей адмирала Геннадия Сучкова, командующего Северным флотом.

Атомная подводная лодка (АПЛ) К-159, старый и ржавый корабль, построенный еще в 1960-х годах, затонула на глубине 238 метров в Баренцевом море ранним утром 30 августа, во время буксировки с военно-морской базы в Гремихе, в Мурманской области, в пункт утилизации на Кольском полуострове. На борту подлодки находились 10 членов экипажа, девять из которых погибли. К-159 унесла с собой на морское дно 800 килограмм отработанного ядерного топлива, количество радиоактивности в котором составляет 750 кюри на килограмм.


Пока неизвестно, на какой именно срок Сучков был отстранен от должности. Согласно Куроедову, объявившему об этом решении в четверг, в эфире российского телевизионного канала НТВ, эта мера — временная, и продлится столько, сколько понадобится главному военному прокурору Александру Савенкову для полного расследования катастрофы. Сучков был назначен на свой пост после увольнения адмирала Вячеслава Попова, освобожденного от должности командующего Северным флотом после трагической гибели еще одной подлодки, АПЛ «Курск», затонувшей в Баренцевом море 12 августа 2000 года и унесшей с собой на дно все 118 членов экипажа. «Курск», атомная подводная лодка типа «Оскар II» (проекта 949А), затонула во время учений в результате серии взрывов в торпедном отсеке.


Сразу после гибели К-159 от должности был также отстранен Сергей Жемчужнов, командир дивизиона подводных лодок военно-морской базы в Гремихе, где К-159 находилась в отстое с 1989 года. По-видимому, руководство базы получило предупреждения о надвигающемся шторме еще до отправления К-159 и другой АПЛ, — согласно последним данным, подлодки К-370 типа «Виктор I» (проекта 671), которая дошла до пункта назначения без происшествий, — в долгий путь до места утилизации.


«Избежать трагедии было можно, если бы каждый на своем месте — от командира буксировки до командующего флотом — выполнил все требования и инструкции», — сказал Куроедов в четверг в эфире НТВ. Многие из его замечаний были, по-видимому, нацелены на прояснение некоторых противоречивых заявлений, поступавших в связи с затоплением К-159 от ВМФ и Министерства обороны (Минобороны), как по поводу точного времени аварии, так и о том, при каких погодных условиях затонула подлодка.

635a10ab6da151609bf208a99a382e15.jpeg

Буксировка оказалась провалом с самого начала

Согласно Куроедову, командный пункт флота получил информацию о том, что кормовые понтоны оторвались от К-159, в 01:20 утра 30 августа. Через 20 минут в штаб флота прибыл Сучков, но к тому времени, по словам Куроедова, штормовые волны, на которых качалась едва державшаяся на плаву подлодка, были уже намного выше, чем предусматривают правила безопасной транспортировки судов.


«В течение часа флот никаких мер по спасению экипажа не предпринимал», — сказал Куроедов. — «Люди могли спастись. Но необходимо было принять решение. Лодка была потеряна в 03:00 по московскому времени 30 августа».


Он добавил, что «руководство флота не проверило готовность лодки к буксировке».


«Организация буксировки была также неудовлетворительной, и, как результат, — трагедия», — сказал главком Куроедов. — «Причина [гибели К-159] в элементарном невыполнении тех требований, которые заложены в нормативных и технических требованиях по буксировке».


В настоящее время в России не существует никаких специальных требований или свода правил по буксировке атомных подводных лодок, а только общие положения по транспортировке судов, которые, впрочем, все равно почти не выполняются. «Беллона» уже указывала на то, что российский военно-морской флот даже не проводит анализа потенциальных рисков при операциях по транспортировке атомных подводных лодок.


Валентина Лаппа, чей муж, капитан Сергей Лаппа погиб при затоплении К-159, поделилась в интервью телеканалу НТВ своим возмущением по поводу ненормальных условий службы на флоте. В беседе с журналистами она рассказала, что экипажу К-159 пришлось взять с собой из дома еду и теплую одежду, а ее муж вынужден был даже купить свой собственный карманный фонарик для долгого путешествия на буксире.


«Вот так, без электричества [на борту], без всего, они отправились в путь, в холоде и темноте», — сказала Лаппа.

–>
Куроедов: Три основных фактора привели к гибели К-159

Куроедов привел три основных причины, по которым случилась трагедия, первой из которых стало игнорирование прогнозов неблагоприятной погоды — при таких штормовых условиях командование Северного флота не должно было давать «добро» на буксировку подлодки. Согласно Куроедову, информация о неспокойной погоде пришла за целых 12 часов до того, как К-159 и К-370 должны были отправиться в путь. Он сказал, что ожидалось волнение на море, но «никто не среагировал на прогноз».


Второй причиной Куроедов назвал превышение скорости буксира, на котором тянули К-159, по сравнению со скоростью, положенной по официальным инструкциям.


«В технических документах записано: буксировка может проводиться со скоростью до трех узлов», — сказал он. — «Скорость была 4,5 узла».


И в третьих, как сказал Куроедов, командование флота не предприняло попыток эвакуировать экипаж подлодки после того, как из-за шторма произошел отрыв понтонов, державших подлодку на плаву, из-за чего судно получило сильный крен на корму.


Риск радиационного загрязнения

Независимый анализ замеров рыбы на радиацию, проведенный по заказу «Беллоны» в районе затопления К-159, показал, что на среду, 10 сентября, уровень радиации в Баренцевом море не превышает нормы. Эти замеры были произведены на рыбе, выловленной примерно в 90 километрах к северо-западу от места гибели подлодки. Норвежское агентство по радиационной безопасности также заявило в четверг, что его собственные официальные замеры, сделанные в том же районе, подтвердили результаты независимого исследования «Беллоны».


Однако оба раза пробы рыбы были взяты выше по ходу нескольких преобладающих на этом участке течений западно-восточного направления. Это означает, что при возможной утечке радиации воду с более высоким содержанием радиоактивности уже могло отнести вместе с течениями еще дальше на восток, и утечка радиации могла и не достигнуть того участка, где были произведены норвежские замеры. Однако российские власти заявили, что Россия также осуществила свои собственные замеры в районе затопления К-159, и что эти пробы не показали увеличения уровня радиации. «Беллона» в ближайшем будущем ожидает поступления результатов дальнейших замеров, производимых по заказу объединения норвежской рыболовецкой компанией.


Куроедов сказал в своем телевизионном выступлении, что затонувшая подлодка не представляет непосредственной опасности с точки зрения радиационного загрязнения, однако добавил, что «всегда есть опасность, что уровень радиации может возрасти», согласно российским новостным агентствам «ИТАР-Тасс» и «Интерфакс».


«Беллона» подчеркивает, что нет никакой гарантии, что в будущем не произойдет утечка радиации из реакторных отсеков затонувшей подводной лодки, которые были существенно повреждены коррозией еще до затопления К-159. Сейчас они находятся в условиях огромного давления воды. Кроме того, они были заглушены еще в 1989 году, и в них не происходит энерговыделения, характеризующего любой процесс ядерной реакции. В отсутствие сколько-нибудь значительного энерговыделения, реакторы К-159 больше не имеют внутреннего давления, которое могло бы противостоять напору воды извне. Следовательно, существует риск того, что морская вода рано или поздно проникнет в активные зоны реакторов К-159 и начнет вымывать радиацию в море.


Эта ситуация отлична от той, в которой находились реакторы подводной лодки «Курск». Реакторы «Курска», поскольку они не были заглушены, и в них имелось внутреннее давление, представляли относительно небольшой риск утечки радиации перед тем, как подлодка была частично поднята на поверхность со сравнительно малой глубины, 108 метров.

–>
К-159 будет поднята на поверхность, обещает главком

Как сказал Куроедов, операция по поднятию К-159 со дна Баренцева моря может начаться в августе 2004 года.


«Я думаю, мы должны поднять подлодку. Я буду на этом настаивать», — сказал адмирал Куроедов. — «Мы не должны оставлять ядерный объект на дне моря».


Корпус подводной лодки «Курск» был частично поднят на поверхность при помощи голландского консорциума через год после гибели корабля; на операцию было затрачено примерно 65 миллионов долларов. Пока что неизвестно, собирается ли руководство флота привлечь для операции по поднятию К-159 помощь других государств.


Куроедов опять избежал ответственности

В отличие от трагедии с затоплением «Курска», когда официальные лица и ответственные за связи с общественностью и работу со средствами массовой информации потерпели невиданное фиаско с точки зрения поддержания имиджа и потеряли всякое доверие в глазах сограждан, в случае с К-159 российский флот среагировал открыто и без промедления. Например, сразу после затопления подлодки, командование флота собрало родственников погибших членов экипажа судна в штабе Северного флота в Североморске для встречи с министром обороны Сергеем Ивановым. Иванов также потребовал от главного военного прокурора Савенкова в тот же день начать расследование случившегося.


Но те вопросы по поводу затопления К-159, на которые руководство флота отвечать не торопится, — особенно, вопросы, касающиеся погодных условий в то утро, когда затонула подлодка, — сводят на нет, по большей части, те самые мотивы, по которым, как сказал Куроедов, он отстранил от должности Сучкова. Согласно Метеорологическому институту в Москве, с представителями которого корреспондент «Беллоны Веб» беседовал в начале прошлой недели, в районе, где затонула К-159, в пяти километрах к северо-западу от острова Кильдин, не было отмечено штормов.


Газета «Известия», цитируя слова анонимного источника в главной военной прокуратуре, также сообщила, что погодные условия в день буксировки К-159 были нормальными.


«Все это про плохую погоду — просто ерунда», — сказал источник в интервью газете. — «Погодные условия были обычными для этого района. Единственное, что экипаж подлодки сделал неправильно — им надо было закрыть рубочный люк. Именно через него внутрь подлодки хлынула вода».


Источник «Известий» также сказал, что ничего странного не было в том, что на борту подлодки, идущей на буксире, находился экипаж из 10 человек. Целесообразность этого вызывала сомнения у средств массовой информации с самого затопления К-159.


«Атомная подлодка, даже списанная в 1989 году, — все же не консервная банка», — сказал этот источник газете. — «Поэтому в таких ситуациях [как буксировка К-159], на подлодке всегда находятся люди — командир, специалист по радиационной безопасности, и даже простой боцман с моряками, которые отвечают за швартовку огромного неуправляемого судна».


До сих пор вызывает вопросы и сам пункт назначения подводной лодки, затонувшей на втором дне пути. Официальная информация гласит, что К-159 направлялась на судоремонтный завод в Полярном на Кольском полуострове, находящийся в 350 километрах от Гремихи. Однако российское Министерство по атомной энергии (Минатом) настаивает на том, что К-159 шла на судоремонтный завод «Нерпа», примерно в 10 километрах к северу от Полярного. Минатом не осуществляет никакого контроля над процессом разделки подводных лодок, но отвечает за обращение с отработанным ядерным топливом списанных АПЛ, — из чего следует вывод, что Минатом вполне мог иметь представление о том, куда должна была прибыть К-159.


Однако должностные лица в Минобороны говорят, что К-159 транспортировалась в Полярный — один из двух судоремонтных заводов на Кольском полуострове, которые до сих пор находятся в ведении министерства. Остальные заводы подотчетны Российскому Агентству по судостроению, которое не отвечает ни перед Минобороны, ни перед Минатомом. ВМФ пока что не потрудился пролить свет на загадку о пункте назначения К-159.


Куроедов, — на чьем счету в качестве Главнокомандующего российским ВМФ теперь уже две трагедии с затоплением подлодок и гибелью людей, — пока что сумел избежать каких-либо официальных обвинений или взысканий.


Как сказал в телефонном интервью с корреспондентом «Беллоны Веб» Павел Фельгенгауэр, московский аналитик военной сферы, Сучков действительно, как командующий Северным флотом, «напрямую ответственен» за гибель К-159. Однако он добавил, что приказами о временном отстранении от должности Сучкова и Жемчужнова, Куроедов «чисто по-русски, сделал из них двоих козлов отпущения».


«Куроедов — мастер политического выживания», — сказал Фельгенгауэр.

Еще News

Все news