News

Бандажевский остается в тюрьме

Опубликовано: 03/09/2003

Автор: Рашид Алимов

В лукашенковской тюрьме продолжает томиться эксперт по радиоактивному заражению профессор Бандажевский, которого Белорусский суд приговорил к восьми годам заключения. Рассмотрение его дела Комитетом ООН по правам человека уже не за горами.

— Вам повезло: я сегодня не должен был быть в офисе, я в отпуске, но на нас неожиданно нагрянула налоговая инспекция, — в телефонной трубке звучит голос заместителя председателя Белорусского Хельсинкского комитета Гарри Погоняйло, адвоката профессора Бандажевского.


Спрашиваю у Гарри Петровича, находящегося в Минске, — есть ли какие-нибудь новости из Женевы, от Комитета ООН по правам человека? Есть ли надежда на скорое освобождение профессора?


— Мы получили сообщение Комитета ООН о том, что они направили нашу жалобу белорусским чиновникам, чтобы те вынесли свое резюме по жалобе, — отвечает адвокат Бандажевского, — затем комитет перешлет их доводы нам, и мы приведем на них дополнительные аргументы. После этого жалоба будет рассмотрена комитетом по существу, и я надеюсь, что уже скоро.


Профессор


В 1999 году основатель и ректор Гомельского медицинского института Юрий Бандажевский опубликовал результаты своих исследований, в которых он описывал клинические последствия воздействия на человеческий организм цезия-137: болезни сердца, катаракты, преждевременное старение и другие.


Его исследования противоречили намерению руководителей Белоруссии вернуть в сельскохозяйственный оборот земли, загрязненные Чернобылем. Противоречили практике продажи и экспорта овощей, загрязненных радиацией. Перед своим арестом в 1999 г. Бандажевский опубликовал критику официальных исследований, проводимых белорусским правительством. Он не побоялся заявить, что в 1998 году из 17 млрд рублей лишь 1,1 млрд рублей были затрачены на исследования, которые «могут быть полезными с научной и практической точек зрения». Фактически, Бандажевский выступил против белорусского Минздрава.

Вместе со своей женой Галиной профессор Бандажевский исследовал кардиограммы детей и препарированные органы в городе Гомеле после аварии в Чернобыле. На основании проведенных исследований супруги пришли к выводу, что после аварии на ЧАЭС заболеваемость сердечно-сосудистой системы возросла в четыре раза.


Профессором Юрием Бандажевским был экспериментально установлен факт, что незначительное, как считалось ранее, повышение в 10-30 раз концентрации цезия-137 в жизненно важных органах человека ведет к патологическим нарушениям. Патология проявляется уже при содержании цезия-137 в организме всего в 30-50 Бк/кг. Патологоанатомический анализ умерших детей до года жизни выявил высокие уровни накопления цезия-137 (до 4000-6000 Бк/кг) в жизненно важных органах, что указывает на радиационно-токсический синдром плода и новорожденного.


Радиоактивный дождь над Белоруссией


Выброс после аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году в 600 раз превзошел взрыв в Хиросиме по загрязнению окружающей среды цезием-137. Больше других стран от радиационного заражения пострадали Украина, Россия, Беларусь. Сразу после аварии облака с радиоактивным дождем, двигавшиеся в сторону Швеции и Норвегии, расстреливались над территорией Белоруссии, поскольку СССР опасался исков со стороны Скандинавских государств. В итоге заражение Скандинавии, которое все же произошло, было не таким сильным. Почти весь радиоактивный дождь пролился на Белоруссию.


В десятимиллионной Белоруссии на загрязненных территориях проживают 2 млн человек, в том числе 500 тысяч детей. Чернобыль заразил радиацией 25% общей площади сельскохозяйственных угодий и лесов Белоруссии. По официальным данным, сейчас возделывается 1,2 млн гектаров земель, загрязненных цезием с плотностью более 37 кБк/м2.


По мнению Бандажевского, границы загрязненных территорий продолжают расширяться, цезий и другие изотопы разносятся с пылью и пожарами. По различным прогнозам, пик заболеваемости придется на 2005-2010 годы.


Арест


Бандажевского арестовали летом 1999 года, вскоре после публикации отчета на основании президентского указа № 21 «О борьбе с терроризмом». В течение месяца никто не знал, где он, пока мы не обнаружили его в приемнике-распределителе в Могилеве, в 140 километрах от Гомеля, рассказывает адвокат профессора Гарри Погоняйло.


В Могилеве на Бандажевского оказывалось психическое давление, его часто допрашивали в ночное время, в камере он спал на холодном полу, укрываясь газетами. На 23-й день издевательств, в отсутствие адвоката, профессору предъявили обвинение в получении взяток от студентов, поступающих в Гомельский мединститут.


Вмененное преступление не относится к преступлениям, о которых идет речь в указе № 21, на основании которого Бандажевский был арестован, и это в очередной раз подтверждает необоснованность и незаконность действий властей, считает Гарри Погоняйло.


Заметим, что в результате жестоких и бесчеловечных условий содержания в Могилеве профессор в течение месяца потерял около 20 кг веса и в тяжелом состоянии был доставлен в приемный покой могилевской областной больницы. Во время нахождения в больнице профессору не давали увидеть родственников или встретиться с адвокатом. Прошло чуть меньше месяца, и по требованию сотрудников прокуратуры Республики Беларусь, не завершив курс лечения, Ю. Бандажевский был выписан из больницы.


Хотя Бандажевский не имеет отношения к армии, дело рассматривал военный суд — только на том основании, что один из обвиняемых вместе с Бандажевским был военно-служащим запаса. Суд приговорил Бандажевского к восьми годам лишения свободы. Присутствовавшие на суде независимые эксперты отметили восемь нарушений Уголовно-процессуального кодекса Белоруссии, а главный свидетель обвинения отказался от своих показаний против профессора Бандажевского. Несмотря на это, с июня 2001 года профессор Юрий Бандажевский находится в колонии строгого режима в Минске.


— Мы считаем, что осуждение Бандажевского организовано правительством Лукашенко с целью устранить исследователя, выводы которого резко расходятся с политикой властей, игнорирующих всю величину ущерба, нанесенного Чернобыльской ядерной катастрофой, — заявляют в Белорусском Хельсинкском комитете.


Институт «Белрад»


Но осуждение Бандажевского это не единственная попытка белорусских властей скрыть информацию о Чернобыле. В настоящее время продолжается давление с целью закрытия неправительственного института радиационной безопасности «Белрад», расположенного в Минске.


Сотрудники института под руководством физика-ядерщика Василия Нестеренко, как и профессор Бандажевский, доказывают значительное занижение официальными властями доз радиации, получаемых в настоящее время жителями Беларуси, и особенно -— детьми. Институт ведет мониторинг радиоактивного заражения территорий и разрабатывает препараты на основе яблочного пектина для выведения радиоактивного цезия из организма детей.


Тюрьма


«Мой муж не выдерживает условий заключения», — заявила недавно в интервью одной из белорусских газет супруга профессора Юрия Бандажевского Галина. По ее словам, профессор Бандажевский находится в глубочайшей депрессии. «Периоды эйфории сменяются глубокой апатией, он крайне бледен, у него дрожат руки. Я не имею уже никаких надежд на пересмотр приговора, но можно же смягчить наказание, изменить меру пресечения. А если его оставить в таких условиях, он не протянет больше полугода. Он сойдет с ума. А ведь то, чего он достиг в области радиопатологии, — уникально, его опыт бесценен, его надо использовать».

0d7c6204c7fe6c7099eda4aa10371794.jpeg

О том же сказал в интервью нашему журналу и адвокат Бандажевского Гарри Погоняйло: «Он угнетен, подавлен: он хочет заниматься наукой. Даже находясь в следственном изоляторе, Бандажевский написал ряд научных статей, опубликованных с помощью его жены. Сейчас, в тюрьме, писать у него нет возможности. Власти просто не понимают, какую спасительную роль могут сыграть исследования Бандажевского».


Адвокат Бандажевского рассказал мне, что жена Галина навещала профессора в конце июля, — он очень тяжело переживает состояние бездействия: уже третий год пошел, как он в тюрьме.


«Это тот период, когда происходит психологическая ломка, — говорит адвокат Погоняйло. — Уже много отсидел, но впереди еще больший срок. Это нелегко».


Международный протест


Доктор медицинских наук, член-корреспондент Белорусской академии медицинских наук, Бандажевский был награжден тремя престижными медицинскими медалями (в том числе — Золотой медалью Швейцера), а в феврале 2003 года был объявлен почетным гражданином Парижа. Недавно Европейский парламент выдал ученому «паспорт свободы», дающий право на свободный въезд в любую страну Европейского Союза.


Недавно «Международная амнистия» выступила с очередным заявлением по делу ученого. По мнению организации, случай Бандажевского -— вызов не только правосудию: «Под угрозой право людей знать правду, в том числе и о воздействии радиации на нашу жизнь, право ученого проводить научные исследования и публиковать их результаты… Независимость всех научных исследований — не менее важный демократический принцип, чем беспристрастность Фемиды. Расправа с Бандажевским попирает оба эти принципа». «Международная амнистия» выступает за безоговорочное и немедленное освобождение профессора Бандажевского, который объявлен «узником совести».


Экологи России и Белоруссии неоднократно обращались к президенту Белоруссии Лукашенко, в Верховный суд и Генпрокуратуру республики. Президент Франции Жак Ширак на встрече с президентом России Путиным просил ходатайствовать за Бандажевского перед белорусским президентом, он же сам писал Александру Лукашенко и приглашал профессора в качестве личного гостя во Францию.


Но, как сообщил нашему журналу профессор Алексей Яблоков, работавший советником по экологии при президенте Ельцине: «Все это не действует, точнее, действует обратным образом. Лукашенко радуется, что чем-то может разозлить окружающий мир и заставить всех просить его о помощи».


По мнению Яблокова, повлиять на белорусские власти возможно через структуру Союзного государства России и Белоруссии, договор о создании которого был подписан президентами двух стран в 1999 году. «Но тамошние бюрократы не среагируют на неправительственные организации, нужно обращение Российской академии наук», — признается Яблоков.


«Режим Лукашенко, с которым объединилась Россия, не боится мирового общественного мнения, это диктаторский режим, грубо ущемляющий свободу информации», — считает известный российский эколог Александр Никитин.


Бывший офицер-подводник и инспектор ядерной безопасности Никитин был арестован в 1996 году и обвинен в шпионаже за участие в написании доклада «Беллоны» о ядерной безопасности на Северном флоте. В 2000 году Никитин был полностью оправдан.


И в деле Никитина, и в деле Пасько, и в деле профессора Бандажевского имели место нарушения прав обвиняемых со стороны суда. Дела Никитина и Пасько ожидают своего рассмотрения в Европейском суде. Беларусь не входит в состав Совета Европы, и поведение суда в деле Бандажевского будет рассматривать Комитет ООН по правам человека.


Помилования не будет

Но тревогу вызывает то, что решения Комитета ООН Бандажевский дожидается в тюрьме.


«Мы ничего сделать не можем — обращались о пересмотре дела, но безрезультатно, было направлено прошение группы депутатов к президенту Лукашенко о помиловании Бандажевского, но в конце июля был получен ответ, что «помилование не применимо» и «оснований для помилования не имеется». Никаких мотивов, никаких объяснений изложено не было», — говорит Гарри Погоняйло.


Прошение о помиловании подписали и отправили в середине июня депутаты, в основном представляющие группу «Республика», которую возглавляет Сергей Скребец. При этом они подчеркивали, что «не желают обсуждать или оспаривать судебную сторону дела Бандажевского»: «Мы обращаемся к Вам, Александр Григорьевич, с просьбой принять политическое, гуманное решение и освободить из заключения профессора Ю.И.Бандажевского, учитывая его научные заслуги и ту пользу, которую он еще может принести нашему народу, пострадавшему от чернобыльской катастрофы», — писали депутаты в обращении к президенту Белоруссии.


Ранее корреспондент «Экологии и права» связывался по телефону с пресс-секретарем президента Лукашенко Натальей Петкевич. На вопрос о том, читает ли президент приходящие к нему письма с требованием освободить ученого и собирается ли внять голосу международной общественности, Н.Петкевич ответила:

— Президент этим не занимается! По Бандажевскому обращайтесь в правоохранительные органы!

— Но ведь помилование находится в компетенции президента?

— В компетенции. Но наш президент этим не занимается!


Из статьи Бандажевского «О Чернобыльской катастрофе 1986 года», написанной в тюрьме в ноябре 1999

«Та ситуация, в которой я оказался, заставляет меня еще раз подчеркнуть мое отношение к Чернобыльской катастрофе 1986 года и проблеме воздействия радиоактивного излучения на организм человека.


Во-первых, мы, представители Европейской части СССР, в том числе и белорусы, контактируем с радиоактивными элементами достаточно давно, задолго до Чернобыльской катастрофы, начиная с 60-х годов. Об этом свидетельствуют многочисленные отечественные и зарубежные публикации в официальной прессе. Другое дело как они трактуются: c точки зрения, бытовавшей в прежние времена, те количества радионуклидов, которые обнаруживались в продуктах питания, не могли привести к серьезным изменениям состояния здоровья людей. Но в то же время следует констатировать рост многих заболеваний, прежде всего сердечно-сосудистых и онкологических.


Связать сердечно-сосудистую патологию с радиоактивным воздействием долгое время никто не пытался. И только исследования ученых Гомельского мединститута впервые показали, что между количеством инкорпорированных в организме радионуклидов и частотой электрокардиографических изменений у детей существует прямо пропорциональная зависимость. Эксперименты с лабораторными животными дополнили полученные результаты, и в настоящее время можно утверждать, что радиоцезий обладает пагубным влиянием на сердечно-сосудистую систему…


Определенным изменениям подвергается и иммунная система. Наибольшее влияние радиоцезия проявляется в отношении развивающегося организма. Начиная с рождения, ребенок, получая радиоцезий с молоком матери, испытывает неблагоприятное воздействие его на все формирующиеся системы. Недостаточная продукция гормона коры надпочечников — кортизола сразу же после рождения является причиной дезадаптационного синдрома и в ряде случаев — гибели новорожденного.


Чернобыльская катастрофа 1986 года привела к тому, что в атмосфере в огромном количестве появился короткоживущий радиоактивный элемент 131I. Данный радионуклид повреждает ткань щитовидной железы.


Исследования сотрудников кафедры патологии Гомельского мединститута показали, что щитовидная железа интенсивно накапливает радиоцезий. Длительное воздействие радиоцезия и других долгоживущих радионуклидов, задолго до Чернобыльской трагедии 1986 года, на щитовидную железу вызвало серьезные патологические изменения со стороны ее структурных элементов, что в условиях энергетического удара, обусловленного распадом 131I, должно неминуемо привести к опухолевой трансформации.


В итоге появляются злокачественные новообразования щитовидной железы, которые не прогнозировались, если только в основу их происхождения бралась Чернобыльская катастрофа 1986 года.


Кроме щитовидной железы в постчернобыльский период, начиная с 1997 года, резко увеличилась частота раков печени и толстой кишки. Эти органы выводят радиоцезий из организма, и неудивительна такая характерная патологическая реакция на воздействие указанного радионуклида.


Определить влияние радиоцезия на нервную систему очень трудно. Однако, используя эксперименты на животных с инкорпорацией радиоцезия, удалось показать глубокие сдвиги в обмене веществ нервных клеток. Учитывая полученные результаты, можно прогнозировать рост самой тяжелой, в том числе и опухолевой, патологии нервной системы. Кстати, данные социальной статистики это подтверждают.


Мужская и женская половая система. Очень плохо изучена на сегодняшний день. Но то, что мы имеем, свидетельствует о глубоких и подчас необратимых изменениях в генеративных половых клетках при относительно небольшой инкорпорации (100-200 Бк/кг). Изменения в кроветворной системе и периферической крови — особая тема для разговора. Сколько было дискуссий о злокачественных заболеваниях кроветворной системы. Но жизнь показала, что это не основная поражаемая система. И только огромное количество инкорпорированных элементов (как 137Сs, так и 90Sr ) способно вызвать злокачественные заболевания кроветворного ростка. Возможно, для этого процесса необходимо совместное воздействие радиоактивных элементов и химических соединений.


Вообще реальнее всего поражение красного костного мозга возможно в условиях длительного воздействия инкорпорированного 90Sr в костной ткани. Но так как данный элемент является долгоживущим, рост злокачественных новообразований крови еще впереди.


Если не предпринять мер, предотвращающих проникновение радионуклидов в организм взрослых и детей, то населению грозит вымирание через несколько поколений.


Это не говоря о том, что население нашей страны должно пройти комплекс реабилитационных мероприятий, связанных с выведением радионуклидов из организма и коррекцией нарушенного обмена веществ. Только тогда мы сможем избавиться от таких страшных статистических цифр, как смертность 14% и рождаемость 9%. В тех странах, где эти вопросы серьезно осознаны обществом (прежде всего

Скандинавские страны и страны Западной Европы), очевиден успех в охране здоровья населения, о чем свидетельствует увеличение продолжительности жизни и уменьшение смертности от злокачественных новообразований (данные Всемирной организации здравоохранения)».


Полностью статья доступна на сайте профессора Бандажевского: www.bandazhevsky.da.ru

Еще News

Все news