News

К-159 представляет ядерную и радиационную опасность

Опубликовано: 30/08/2003

Автор: Чарльз Диггес

Специалисты «Беллоны» продолжают следить за ситуацией вокруг затонувшей сегодня атомной подводной лодки К-159, чтобы оценить возможный ущерб. Однако уже сейчас можно говорить о нарушениях и просчетах, приведших к сегодняшней трагедии.

«Эта трагедия — в точности то, что мы предсказывали и описывали в деталях. «Беллона» требует немедленного прекращения сложившейся практики буксировки атомных подводных лодок», — заявил сегодня президент «Беллоны» Фредерик Хауге.


С 2001 года «Беллона» заявляет об опасности буксировок атомных подводных лодок с базы отстоя в Гремихе. Несколько лет назад в Гремихе в ожидании утилизации оставалось 17 списанных атомных подводных лодок (АПЛ). По данным «Беллоны», на сегодняшний день там остается 6-7 АПЛ.


Реакторы затонувшей сегодня АПЛ до сих пор загружены ядерным топливом. «Беллона» неоднократно заявляла российскому правительству о необходимости выгрузки топлива из списанных АПЛ прямо на месте их отстоя — в Гремихе. Это можно было сделать двумя способами.


Первый вариант — использование плавтехбазы «Имандра», принадлежащей Мурманскому морскому пароходству. В настоящее время «Имандра» занята обслуживанием российских атомных ледоколов, но случаи ее использования для выгрузки ядерного топлива из АПЛ уже имели место.


Другой вариант, предложенный «Беллоной», — также более затратный, но намного более безопасный, — это перевозка подводных лодок в плавучем сухом доке.


«Беллона» считает, что командование ВМФ проигнорировало более безопасные варианты. Это видно уже по тому, что разделка K-159 была поручена судоремонтному заводу №10 «Шквал» в городе Полярный, — почти единственному судоремонтному заводу, оставшемуся в подчинении Министерства обороны.


Остальные судоремонтные заводы на Северо-Западе — «Нерпа», «Севмаш» и «Звездочка» — подчиняются Россудостроению. Если бы выгрузка топлива была проведена плавтехбазой «Имандра», а разделка произошла бы, например, на «Севмаше», то деньги бы покинули Военно-морской флот. Очевидно поэтому ВМФ переводила АПЛ в ведомственный завод в Полярном, чтобы обеспечить ему будущие заказы. А финансирование уже не за горами. Оно выделяется как из федерального бюджета, так и по линии международного сотрудничества. В частности, на обращение с радиоактивными отходами, отработанным ядерным топливом и на утилизацию АПЛ европейские страны выделили порядка 200 миллионов евро.


«Когда поступила информация о том, что лодки такого возраста и состояния намерены сейчас, когда погода не отличается штилем, перевозить морем, мы ожидали чего-то подобного», — заявляет исследователь «Беллоны» Игорь Кудрик.

Радиационная обстановка

Затонувшая в субботу утром АПЛ К-159 имеет два реактора типа ВМА, мощностью 70 МВт каждый. Активные зоны реакторов содержат около 800 кг отработавшего ядерного топлива, активность которого составляет около 750 Кюри на кг.


«Несмотря на то, что оба реактора АПЛ были заглушены еще в 1989 году, степень их герметизации не считается надежной, учитывая возраст лодки и самих реакторов», — заявляет бывший офицер Северного флота, капитан первого ранга, руководитель петербургского отделения «Беллоны» Александр Никитин.


В 1989 году АПЛ К-159 была выведена из эксплуатации. С атомной установкой, в частности с реакторами, были выполнены технические мероприятия, направленные на обеспечения ядерной и радиационной безопасности.


Была проведена консервация первого контура специальным раствором, застопорены компенсирующие органы в нижнем положении, обрезаны кабели питания компенсирующих органов.


По словам Александра Никитина, «эти мероприятия позволяют обеспечивать безопасность в штатном режиме. Однако никогда не разрабатывались и не выполнялись мероприятия для аварийных ситуаций, которая произошла с АПЛ К-159».


В связи с этим, «Беллона» заявляет, что сегодня необходимо найти ответы на следующие вопросы:


  • Насколько надежно застопорены компенсирующие органы?
  • Что произойдет в случае схода компенсирующих органов с нижних концевиков по причине удара лодки о грунт, или её опрокидывания?
  • Возможен ли несанкционированный разгон реактора?
  • Произойдет ли разгерметизация первого контура реактора и выход радиоактивности наружу?



К сожалению, на вопросы, связанные с состоянием реакторов, трубопроводов и арматуры первого контура, сегодня не может ответить никто. «Без ответов на вопрос о том, каков коррозионный износ этих элементов, и выдержат ли эти герметичные сосуды давление воды на той глубине, где затонула АПЛ, невозможно утверждать, что ее реакторы находятся в безопасном состоянии и не являются потенциальным источником радиационного загрязнения акватории Баренцевого моря», — заявляет Александр Никитин.


«Скоро ли начнутся радиоактивные утечки из реакторов — никто не знает. Неизвестно, как она упала на дно, не произошло ли от удара разгерметизации реактора», — подчеркивает Никитин.


«Сейчас военные будут убеждать всех в том, что утонула совершенно безвредная «консервная банка», чтобы не поднимать подлодку, учитывая стоимость этой операции», — сказал руководитель петербургской «Беллоны». По его мнению, «отказ от подъема подлодки — одно из наиболее плохих решений», хотя, учитывая ее состояние, а также возможности флота, скорее всего, поднимать субмарину не будут.

Жертвы

Корреспондент «Беллоны Веб» связался с Игорем Курдиным, председателем Санкт-Петербургского Клуба моряков-подводников. Курдин заявил, что неразрешенным пока остается вопрос о том, зачем на буксируемой «мертвой» АПЛ находились люди, и почему они не были обеспечены соответствующими средствами спасения.


«Беллона» разделяет недоумение Курдина и подчеркивает, что в первую очередь необходимо выяснить, насколько качественно лодка была подготовлена к транспортировке.

Еще News

Все news