News

Зеленой энергии — зеленый свет

Опубликовано: 28/08/2003

Автор: Александр Алексеев

Отношения стран Запада с возобновляемой энергетикой не так безоблачны, как это могло бы показаться под впечатлением от официальных документов, заявлений и намерений. Экономика, экология и право пребывают на этом поле в постоянном противоборстве. Добавьте сюда еще ожесточенную предвыборную полемику и традиционную неразборчивость СМИ… Ситуация, в которой приходится делать выбор, прямо скажем, не из легких. Однако выбор сделан, и сделан в пользу альтернативной энергетики. А без государственной поддержки ей, конечно, не обойтись…

Для Европейского Союза (как, впрочем, и для США) немаловажный стимул — желание уменьшить зависимость от ископаемых ресурсов (угля, нефти, газа), внутренние запасы которых ограничены. На долю входящих в ЕС стран приходится 4,4% мирового производства нефти и 2% запасов газа. 80% полезных ископаемых Европы — это твердое топливо, но его добыча стоит дорого, а экологический вред велик. Энергетические потребности ЕС удовлетворяются сегодня на 41% за счет нефти, 22% — газа, 16% — угля, 15% — атомной энергетики. Доля возобновляемых источников в энергопотреблении Европы составляет 6%, но к 2010, согласно решению ЕС, она должна быть, как минимум, удвоена (а лучше, доведена до 24%).

Но беспокойство вызывает не только зависимость от мировых цен на ископаемое сырье. Экологические проблемы и глобальное потепление — не менее важная причина для постепенного сокращения традиционной энергетики в пользу альтернативной. Из-за «парникового эффекта» с 1990 земная поверхность нагрелась в среднем на 0,2-0,6 градуса Цельсия. В результате площадь ледников уменьшилась на 10%, а уровень воды в океанах поднялся на 10-25 сантиметров. Причины нарушения климата — интенсивное промышленное развитие и увеличение в атмосфере концентрации парниковых газов, в первую очередь, CO2, образуемого при сжигании ископаемого углеводородного топлива.

Чтобы остановить эти процессы, мировым сообществом был принят ряд документов. В частности, в 1997 году 84 страны подписали Киотский протокол, закрепляющий обязательства по снижению поступления в атмосферу парниковых газов. Сегодня установление приоритета возобновляемой энергии для западных стран — это еще и попытка сократить выброс CO2, добровольно взятое на себя обязательство.

Германия: надежды и опасения
Германский Закон о приоритете возобновляемых источников энергии (Gesetz für den Vorrang Erneuerbarer Energien) был принят Бундестагом 25 февраля 2000. Цель закона — развитие энергетики в направлении, безопасном для климата и окружающей среды, посредством увеличения доли возобновляемых источников энергии (в законе, в свою очередь, указывается, что к 2010 г. эта доля должна быть, как минимум, удвоена). Действие закона распространяется на производство электроэнергии на основе альтернативных или возобновляемых источников (энергия воды, ветра, солнца, геотермальная энергия, биогаз, энергия биомассы и др.). В данном случае рассматривается малая энергетика. Так действие закона не распространяется на электроэнергию, полученную от гидроэлектростанций, солнечных электростанций или газовых энергетических установок мощностью более 5 МВт и т. п. Закон обязывает обслуживающие сеть организации принимать электроэнергию, получаемую в непосредственной близости от них на основе возобновляемых источников. Причем такая энергия должна забираться в первую очередь. Далее законом устанавливаются минимальные тарифы, по которым такая электроэнергия должна приобретаться у производителей. Тарифы могут понижаться в зависимости от мощности установок и в некоторых случаях от срока эксплуатации.

Предприимчивые немцы видят в реализации европейских программ и международных конвенций об охране окружающей среды и сохранении климата не только следование экологическим требованиям, но и прямые экономические и социальные выгоды: снижение энергетической зависимости, рабочие места (в первую очередь, в малом и среднем бизнесе), стимулирование развития новых отраслей промышленности. Так благодаря особому вниманию правительств таких стран, как Германия, Дания, Испания к альтернативной энергетике производство ветроэнергетических установок в Европе в 90-е гг. достигло больших результатов. В последние годы эта отрасль получила неплохие экспортные перспективы. В одной лишь Германии в ней занято около 30 тыс. человек.

Итак, производство энергетических установок, использующих возобновляемые источники, растет, а цены на них падают. Падают и затраты на производство «альтернативной» электроэнергии. Кажется, уже не далек тот час, когда электроэнергия, полученная на таких установках, станет вполне конкурентоспособной и постепенно вытеснит традиционную энергию в условиях свободного рынка.

Однако же не все так просто. Предположим, в результате государственной (законодательной) поддержки производство альтернативной энергии значительно вырастет, а ее стоимость сравняется со стоимостью традиционной. Избыточное предложение на рынке электроэнергии, которое может возникнуть в такой ситуации, неизбежно приведет к обострению конкурентной борьбы и падению цен. Падение цен, в свою очередь, неблагоприятно отразится на производителях традиционной электроэнергии, но оно ударит и по альтернативной энергетике. Вопрос в том, сможет ли последняя преодолеть этот кризис. В том, случае, если производство электроэнергии на основе возобновляемых источников будет в этой ситуации по-прежнему рентабельным (что, надо отметить, крайне маловероятно), традиционная энергетика будет по преимуществу вытеснена. При этом использование минимальных тарифов, гарантируемых Законом о приоритете возобновляемых источников энергии, потеряет свой смысл, потому что начнет работать рыночный механизм. Но, скорее всего, падение цен будет значительным и без дальнейшей поддержки не обойтись. У традиционной энергетики велик запас прочности, и регулирование в этой сфере будет необходимо еще долго. Надеяться на то, что свободный рынок и конкуренция в обозримом будущем позволят альтернативной энергетике вытеснить традиционную, не приходится.

Надо заметить, что экологическая проблематика в сегодняшней Германии — одна из наиболее острых политических тем и экологическую карту в своих PR-кампаниях готовы разыгрывать буквально все — от производителя автомобилей до лидера политической партии. За увеличение доли возобновляемых источников энергии в преддверии минувших выборов высказывались даже ХДС/ХСС. Впрочем, меры, которые обеспечивали бы реальную поддержку альтернативной энергетики, правыми так и не были предложены. И многие связывают победу Шредера и «красно-зеленой» коалиции в том числе и с их особым вниманием к вопросам защиты окружающей среды и климата. Известно, что они продолжают настаивать на необходимости сохранения и расширения привилегий для возобновляемых источников, в то время как правые выступают за их ограничение.

Дания: о заразительности примеров
Одним из государств, наиболее активно развивающих альтернативную энергетику, является Дания. В течение последних 15 лет датское правительство активно поддерживало развитие альтернативной, малой энергетики. В первую очередь, это ветроэнергетика. Уже сейчас доля электроэнергии, получаемой здесь от ветроэнергетических установок, составляет более 18%. Дания достигла самого большого показателя мощности ветротурбин на душу населения и на квадратный километр. Производство ветряных энергетических установок обеспечивает рабочими местами значительное число людей и формирует важнейшую статью экспорта.

Созданная система стимулирования была направлена на то, чтобы фермеры размещали на своих землях небольшие ветроэнергетические установки, которые операторы обязаны были подключать к общей сети. Важную роль сыграли налоговые льготы и прямое субсидирование. Сегодня датское законодательство требует от операторов сети не только подключать ветроэнергетические установки, но и развивать сеть в том случае, если ее возможности не позволяют подключить имеющуюся электростанцию. К 2030 году Дания планирует достичь пятидесятипроцентного покрытия потребностей в электроэнергии за счет использования энергии ветра. Столь амбициозные цели едва ли могут быть достигнуты посредством стимулирования частной инициативы, поэтому сегодня в Дании обращаются к американскому опыту создания больших ветро-парков, занимающих обширные площади и обладающих значительной мощностью (сотни мегаватт). Для такой небольшой и густонаселенной страны как Дания идеальным вариантом является размещение таких электростанций в море.

Помимо того, что офшорные ветроэлектростанции не занимают ценных земель, они обладают еще рядом преимуществ. Морские ветры менее турбулентны за счет относительно ровной поверхности океана. Кроме того, люди не очень-то благосклонно относятся к высоким башням ветряков, когда те возводятся в непосредственной близости от их места жительства.

Однако в 2002 для датской альтернативной энергетики настали не лучшие времена. Страна, давшая многим другим (в частности, Германии) примеры того, как нужно развивать возобновляемую энергетику, если не сходит с дистанции, то, по крайней мере, берет тайм-аут. Пришедшая к власти либерально-консервативная коалиция решила заморозить многочисленные программы исследований, сократить финансовую поддержку и прочую работу, связанную с государственными вложениями в развитие отрасли. Причина — недовольство компаний традиционного сектора энергетики, стремительно терявших рынок.

Беспокойство традиционных энергетиков можно понять: они подверглись атаке с двух сторон. Мелкие производители, представители альтернативной энергетики, пользуясь льготами, давили снизу. В то время как либерализация энергетического рынка в Европе привела к резкому падению тарифов, а также укрупнению некоторых компаний (в частности, германских), что не могло не отразиться на конкурентоспособности традиционной энергетики Дании. В результате, толи желая сохранить status quo и конкурентоспособность национальных производителей, толи польстившись на низкие тарифы, правительство сократило свои расходы на поддержку альтернативной энергетики.

Опыт других стран
В США меры по стимулированию развития альтернативной энергетики весьма разнообразны и различаются от штата к штату. Что касается материального стимулирования, здесь можно отметить налоговые льготы для корпораций и частных лиц, снижение налога с продаж или налога на собственность. В каждом случае преследуется цель так или иначе погасить разницу между затратами на традиционную энергию и затратами на установку и эксплуатацию систем, использующих возобновляемые источники. В некоторых случаях подобные скидки получают те фирмы, которые инвестируют часть своих средств в соответствующие энергетические проекты. Существуют также всевозможные гранты, направленные как на поддержку исследований, так и на внедрение проектов, предполагающих в дальнейшем коммерческое использование. Ряд программ ориентирован специально на привлечение экологически ориентированной промышленности в те или иные штаты и населенные пункты. Такие программы, как правило, включают комплекс разнообразных мер. Кроме того, существуют различные формы лизинга, сдачи оборудования в аренду. Есть возможность получить ссуду на покупку оборудования – беспроцентную или под низкий процент.

Среди других мер – всевозможные программы и директивы, требующие рассматривать возможность и целесообразность внедрения тех или иных энергетических новшеств в рамках строительных проектов, таких как, например, школы или офисные здания (например, размещение солнечных батарей на крышах школ, больниц и других зданий, находящихся в муниципальной или федеральной собственности). Регулирование в сфере альтернативной энергетики предполагает лицензирование ее поставщиков, сертифицирование оборудования. От коммунальных служб требуется информировать потребителей о соотношении различных источников в поставляемой им электроэнергии, а также о количестве вредных выбросов, образовавшихся в процессе ее получения. Устанавливается минимальная доля возобновляемой энергии во всей поставляемой электроэнергии и пр. (см., например, сайт dsireusa.org)

В последние годы отношение к возобновляемой энергетике изменилось и во Франции, традиционно ориентированной на атомную энергию, доля которой в энергетике страны составляет сегодня около 75%. В июне 2001 правительством Франции был принят закон, определяющий величину тарифа для возобновляемых источников энергии, в частности, для ветроагрегатов. Он так же, как и германский закон, предполагает оплату всего выработанного и доставленного в сеть электричества по заранее фиксированной цене, составляющей около 85% от среднего тарифа, по которому крупнейшие потребители покупают электроэнергию. Для более прибыльных площадок эта цена действует в течение 10 лет, для менее прибыльных – 15 лет, для площадок с минимальной интенсивностью ветра – 20 лет.

В Венгрии Энергетический закон был принят в декабре 2001 года. За основу был взят немецкий Закон о возобновляемых источниках энергии: предприниматели, управляющие энергетическими сетями, обязаны принимать и продавать потребителям электроэнергию из возобновляемых источников. Однако, в отличие от немецкой формы поддержки, при которой возмещение дополнительной энергии постепенно снижается в зависимости от того, как долго используется оборудование, Венгерское энергетическое агентство предусмотрело связь тарифов с потребительскими ценами вплоть до 2010 года. Правила на получение разрешения и строительство новых установок будут опубликованы позже, однако уже сейчас известно, что при малых проектах, с мощностью установки менее 50 МВт, для разрешения будет достаточно простой регистрации.

Уделяют внимание возобновляемым источникам энергии и на Украине. В частности, в марте 1994 года был принят президентский декрет № 159/96 "О строительстве ветроэлектрических станций в Украине", а 15 июня того же года Советом министров был принят специальный приказ №415 под тем же названием. В соответствии с этими юридическими актами был создан специальный фонд для строительства ветроэлектростанций за счёт увеличения на 0,75% электрических тарифов потребителей. Свою роль сыграло и принятие на Украине Национальной Энергетической программы (ратифицирована 15 мая 1996 года), Объединённой программы Украинского правительства по энергосбережению и Объединённой программы по строительству ветроэлектрических станций до 2020 года. Альтернативная энергетика развивается в Крыму. На пяти строящихся ветроэлектростанциях действует более 220 ветряных агрегатов с суммарной выработкой 30 МВт. Крупнейшая на Украине Тарханкутская Ветряная Электростанция вырабатывает 70 МВт.

Россия: ясность отсутствует
Оценивая успехи России в области развития возобновляемой энергетики, видим: понимание важности работы в этом направлении существует, есть и некоторые достижения, хотя они и ничтожны (альтернативную энергетику развивают в тех регионах, где это наиболее очевидное решение сложившихся энергетических проблем). Дальше дело не идет. В «Энергетической стратегии России на период до 2020 года» сформулированы цели по развитию альтернативной энергетики, однако цифры, зафиксированные в документе, слишком низки для того, чтобы переломить ситуацию в российской энергетике. Так, к 2020 г. предполагается достижение менее чем 1% экономии всех топливно-энергетических ресурсов за счёт нетрадиционной энергетики. Для ветроэнергетики, например, запланировано достижение 1000-1200 МВт установленной мощности ветроагрегатов.

Развитие альтернативной энергетики в России затруднено по многим причинам. Недостаточная осведомленность чиновников или, скажем мягко, их недостаточная заинтересованность, а также инерция сознания, которая имеет место всегда, — важные причины, но не единственные. В современной России существуют вполне сформировавшиеся и очень сильные группы, не заинтересованные в развитии возобновляемой энергии. Эти группы обладают значительными ресурсами и собственным лобби. Вполне очевидно, что развитие альтернативной, малой энергетики, преимущественное использование возобновляемых источников там, где это, возможно, противоречит текущим интересам тех, кто делает свой бизнес на добыче традиционного углеводородного топлива или пытается представить в качестве альтернативы атомную энергию. Энергосистеме, вероятно, также проще было бы не связываться ни с какими альтернативами. В результате делаются громкие заявления, но реальной помощи никто не получает.

Пожалуй, неплохим решением проблемы было бы создание специального министерства, которое (наряду со смежными отраслями, внедрением «зеленой химии», например) курировало бы развитие возобновляемой энергии в России. Существует же, в конце концов, Минатом, занимающийся активным протекционизмом и пропагандой своей отрасли. Однако, во-первых, как показывает практика, последнее время от экологически ориентированных структур в управлении принято избавляться. Во-вторых, выход все-таки не в том, чтобы под каждую задачу создавать новую структуру, готовую ради благого дела злоупотреблять административным ресурсом. Проблема в том, что вполне объяснимым экономическим интересам противников альтернативной энергетики сегодня не противостоят отчетливые и сформировавшиеся интересы ее адептов. Нет и общественного мнения, которое обеспечило бы поддержку экологически ориентированным политическим силам.

Закон необходим для того, чтобы одним экономическим интересам противопоставить другие. С общественным мнением, конечно, сложнее: на формирование экологических ценностей в сознании людей могут уйти годы, да и убедить человека, который едва концы с концами сводит, в необходимости поддержать альтернативную энергетику, довольно трудно.

Сегодня мы даже не можем с уверенностью сказать, что будет с нашей энергетической системой через несколько лет. Результаты ее реформирования пока, увы, плохо прогнозируются, и это, видимо, также затрудняет составление адекватного законопроекта. В любом случае ясно одно: сегодня необходимо создать такие условия, при которых формирование конкурентного рынка не должно окончательно задушить и без того слабую и ущербную российскую альтернативную энергетику.

Приоритет возобновляемой энергии также не должен противоречить требованиям качества, и потому важны вопросы сертификации и лицензирования (в первую очередь, в том, что касается оборудования). В этом залог ее будущей конкурентоспособности. Есть тут, правда, некая двусмысленность. К примеру, равномерность электроэнергии, получаемой от ветроэнергетических установок по определению не может отвечать тем требованиям, которые сформулированы по отношению к традиционной «большой» энергетике. Однако опыт западных стран показывает: при параллельном использовании различных источников никаких проблем не возникает даже при значительной доле участия возобновляемых источников (по меньшей мере, до 20%). То есть, очевидно, что стандарты в этой области требуют отдельной и тщательной разработки. Требования к возобновляемой энергии должны быть другими.

Главное, что необходимо для развития рынка альтернативной энергетики — стабильность, гарантии, льготы. Не обеспечив стабильности, инвестиции в эту «трудную» отрасль привлечь невозможно. И никакие декларации не помогут, пока нет стимулов к росту.

Еще News

Все news