News

Геноцид

Опубликовано: 28/08/2003

Автор: Андрей Козлович

Уже 14 лет мой Фонд «Аристон» ведет работу, направленную на оздоровление экологической ситуации в п. Надвоицы (Республика Карелия). В этой работе нам на каждом шагу приходится сталкиваться с чудовищными во всех смыслах вещами. В частности, один человек уже погиб. Угрозы убийством раздаются сплошь и рядом. Недавно, буквально на днях, один из активных участников нашей работы, молодой 19-летний парень, Дима Кузин, предъявивший к НАЗу экологический судебный иск и выигравший дело в суде первой инстанции, был зверски избит. К этому нужно добавить кошмарную экологическую ситуацию в п. Надвоицы, которую лично я считаю геноцидом!

Зона экологического бедствия


«Геноцид. Действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы».


Именно так формулируется понятие «геноцид» УК РФ, который также признает данное деяние «преступлением против мира и безопасности человечества».


Состав данного преступного деяния, на мой взгляд, безусловно, присутствует в ситуации, сложившейся в настоящее время в п. Надвоицы. К тому же эта ситуация порождает новые проблемы, поскольку есть ряд заинтересованных лиц, пытающихся любыми путями уйти от ответственности за содеянное.


Первый всплеск стихийного возмущения жителей Надвоиц датируется концом 80-х годов. Тогда надвоицкие женщины, возмущенные состоянием здоровья своих детей, наконец перестали молчать. Этот всплеск вынудил власти принять определенные меры, и прежде всего провести исследования, направленные на изучение экологической ситуации в Надвоицах, которые вскрыли чудовищные вещи.


Прежде всего выяснилось, что администрация Надвоицкого алюминиевого завода (НАЗа) с 1974 года в заболоченной местности рядом с заводом устроила несанкционированную свалку отходов сухой футеровки электролизеров (насыщенных солями фтора кирпичей). Данное же болото, как выяснилось спустя 14 лет, имеет выход в виде ручья в озеро Узкая Салма – источник питьевого водозабора в Надвоицах. Последствиями стали массовые заболевания жителей поселка и массовая фтористая интоксикация – флюороз.


Исследования Медицинского научного центра профилактики и охраны здоровья рабочих предприятий, проведенные в 1990 году, например, выявили, что поражения населения поселка осуществляются прежде всего на генетическом уровне. Об этом свидетельствуют поражения женщин в момент беременности и новорожденных. Так, в Надвоицах у женщин число самопроизвольных выкидышей в 2,8 раза, мертворождений – 3,8 раза, врожденных уродств – 16,8, нефропатии – 2,8, анемии беременных – 2,0, гипоксии плода – 9,0 раз выше, чем в контроле (г. Кемь).


Только одного этого более чем достаточно для возбуждения уголовного дела по факту геноцида, но это далеко не все.


Когда речь заходит о Надвоицах, то прежде всего вспоминают о флюорозе, вернее о заболеваниях зубов у надвоицких детей. Флюороз – это не только и не столько заболевание зубов, а хроническая интоксикация всего организма, ведущая прежде всего к поражению костно-мышечной системы.


По данным НПО «Стоматология» (1989 г.), в Надвоицах в группе 12-летних школьников общий показатель пораженности флюорозом составил 93%, в том числе с тяжелыми степенями 84,2%. Здесь речь идет о глубоком поражении костно-мышечной системы, которое неизбежно с возрастом проявит себя в самых тяжелых формах. Крошащиеся зубы же черного и интенсивно коричневого цвета, по сравнению с этим, – лишь внешний неприятный признак.


Есть и еще один момент. В 1991 году Московская опытно-методическая космоаэрогеологическая экспедиция ПГО «Аэрогеология», работавшая в Сегежском районе, установила, что Надвоицким алюминиевым заводом выбрасывается крайне опасное канцерогенное вещество бенз-А-пирен. Так, в снеге вокруг завода количество бенз-А-пирена достигает 30 ПДК, в воздухе непосредственно в жилой зоне – 77 ПДК, в целом же в Надвоицах в некоторых местах превышение ПДК достигает 240 раз.


11 октября 1994 года на основании заявления Фонда молодежи и детства «Аристон» Сегежским нарсудом было возбуждено уголовное дело по факту нанесения вреда здоровью детей в Надвоицах. Дело было направлено для проведения расследования в прокуратуру Карелии, и далее прокуратура расследовала очевидные факты более двух лет, в течение всего этого времени, умудряясь «в упор не видеть» состава преступления в произошедшем. За эти два года дело и приостанавливали, и прекращали, и буквально «под палкой» приходилось заставлять карельскую прокуратуру продолжать расследование. Можно очень много писать о том, как прокуратура Карелии вела следствие по данному уголовному делу, но не буду. В 1996 году нам удалось добиться признания прокуратурой Республики Карелия состава преступления в этом факте. Постановление прокуратуры РК стало в РФ прецедентным. До того было только одно такое постановление – по Чернобыльской АЭС, но оно было еще в СССР, а не в РФ. Дело было прекращено в связи с истечением сроков давности


До признания же факта геноцида и установления его персональных виновников нашей прокуратуре еще очень далеко. Прокуратура РК крепко повязана круговой порукой с руководством Карелии и всем карельским начальством, и поэтому она стоит не на страже закона, а на страже интересов этой начальства. Более того, сегодня делается все, для того чтобы замолчать проблему и, соответственно, скандал вокруг экологической беды в Надвоицах, продолжающийся уже много лет. И, скажем так, некоторые заинтересованные лица ради этого готовы даже на откровенно криминальные действия.


Надвоицкая война


Для иллюстрации я приведу одно из моих сообщений в нашей электронной рассылке ENWL, которое я опубликовал в этой сети буквально на днях. На мой взгляд, оно хорошо раскрывает обстановку, сложившуюся на настоящий момент. В нем говорится о факте избиения Димы Кузина, а также приводится текст его заявления на имя городского прокурора о событиях, этому предшествовавщих:


«Коллеги, здравствуйте!


У меня очередное сообщение с театра военных действий.

Приблизительно в 11 вечера 19 июля в Надвоицах был зверски избит уже всем нам хорошо известный Дима Кузин. Дело в том, что в Надвоицах 19 июля поселковый праздник «День металлурга». А Дима, увы, еще молодой парень – ему 19 лет. И вот их вместе с другом в честь праздника в вечернее время, как я отметил – довольно позднее, понесло на озеро, оно называется «Пионерское», искупаться.


Там оказалась компания. К Диме подошли и спросили: не Кузин ли он.

Дима ответил утвердительно. Тогда ему передали привет от Титова (это лидер группировки, требовавшей от него отказаться от экологического иска к НАЗу) и сразу начали избивать. Били зверски, повалили и лупили ногами в основном по голове. Друг попытался вступиться, избили и его. Потом предупредили, что если они пожалуются, их убьют.


Правда, на этот раз ребята не испугались угроз и тут же пошли в милицию. В милиции, как только услышали фамилию Титов, их просто выгнали.


Тогда они пришли ко мне, к счастью, я был в Надвоицах у родителей. Только после моего вмешательства с ребят, как положено, сняли показания. Также мы сходили на «скорую» и зафиксировали побои у дежурного врача. Я очень боялся, что у Димы сотрясение мозга или сломаны ребра, выглядел он кошмарно, мы догадались его сфотографировать, поэтому, думаю, скоро вы увидите, как он выглядел. Только сегодня выяснилось, что все, к счастью, обошлось.


Вообще, здорово повезло, что Дима был не один. Был бы он один, его, думаю, или забили бы до смерти, или до бесчувствия. Что в данном случае одно и то же. Рядом было это самое Пионерское озеро, а это очень интересный водоем. У него очень сложное илистое дно, поэтому утопленников в этом озере находят редко, и оно хранит много тайн. Вот и стало бы просто больше на очередную тайну Пионерского озера.


Все это, конечно, страшно. Но, думаю, что не только страшно, но еще и знаково. Дело в том, что до недавнего времени нашим главным противником был государственный аппарат – номенклатура, а они, как правило, не применяют подобных методов. Сегодня же им все вернее становится промышленный капитал, а значит, избиения, а потом и убийства,могут стать чудовищной нормой нашей работы. То есть надо думать, что делать.

a5683f724546df06cb3a3be81add6fb7.jpeg

В принципе вопрос, на мой взгляд, стоит, как это ни печально, так.

Или мы начинаем создавать свои собственные «бандитские крыши», как недавно справедливо заметил Александр Никитин, или мы все же найдем способы заставить власть и, прежде всего, правоохранительные органы выполнять свои прямые обязанности как положено. И самое печальное, этот вопрос сегодня, скажем так, не совсем риторический.

Во всяком случае о создании собственных служб безопасности и об источниках финансирования такой работы пора подумать всерьез. На первом этапе, наверное, на уровне МСОЭС, ее сотрудники будут просто выезжать на место, где создалась угрожающая обстановка, и оказывать помощь профессионально. Речь, естественно, должна идти не только об охране, но и о юридических услугах. Например, я сегодня немного освоил гражданское право, но с уголовным в основном знаком по детективам, а грамотно составленные документы играют огромную роль. Именно они как раз и заставляют власти шевелиться всерьез.

Реакция местной правоохранительной системы на избиение Димы, думаю, уже понятна. Пытаются спустить на тормозах. Были мы сегодня у городского прокурора, его зовут Костин Василий Владимирович. Мы передали ему подробное заявление обо всех криминальных фактах, начиная с самоубийства отца Димы – Андрея Кузина, кроме последнего уже описанного эпизода. Мы долго работали над этим документом вместе с адвокатом, чтобы избежать очередного иска со стороны «униженных и оскорбленных» представителей администрации НАЗа.

Прокурор отказался принимать это заявление на том основании, что оно слишком большое. На его взгляд, здесь нужно возбуждать несколько уголовных дел, а значит, его надо разбить на несколько заявлений.

Я сказал, что этого не будет, поскольку все это началось после подачи семьей Кузиных экологического иска, и расследовать это нужно в одном контексте. Он, тем не менее, долго убеждал Диму и его мать – они были со мной – прислушаться к его мнению. В конце концов, я предложил ему или дать официальный письменный отказ в приеме заявления, или принять его.

Только тогда он согласился его принять. Но перед этим заставил Диму приписать от руки, что он предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Текст заявления я публикую ниже.

Также мы спросили, что делать с последним эпизодом. На это он сказал, раз обратились в милицию, то пусть она и разбирается: данное преступление средней тяжести, и прокуратуре неподсудно.

Также я спросил, как быть с побоями. Мы лишь зафиксировали их у дежурного врача, а снять ведь их должен судмедэксперт. Он опять посоветовал обратиться в милицию.

Мы это и сделали. Только обратились не в Надвоицкое поселковое отделение милиции, а в Сегежское ГОВД. Должен признать, что в ГОВД нас приняли лучше. Там новый начальник Максимов Владимир Ильич. Он сказал мне, что в курсе дела и видел передачу по РТР. Судмедэскпертиза, правда, работает до обеда, но они сделают исключение. Экспертизу сделали тут же, только здесь и выяснилось, что все кости у Димы, к счастью, целы.

Ну, а нам с вами пока остается ждать дальнейшего развития ситуации».

Привожу текст заявления Кузина Дмитрия Андреевича прокурору города Сегежа и Сегежского района Костину В.В.:


«Осенью 1994 г. мой отец Кузин А.В. при посредстве президента Фонда «Аристон» Андрея Козлови-ча подал иск в Сегежский федеральный суд к Надвоицкому алюминиевому заводу, за вред, причиненный здоровью детей. Не прошло и месяца, как он пришел домой сильно избитый, жаловался на боли в области мочеполовой системы. Сказал: «Это из-за вашего суда». Две недели он пролежал, не вставая, и 16 октября 1994 г. примерно в 12 часов ночи он повесился.


Через четыре года, 16.09.98, моя мать забрала иск из суда, боясь, что моего старшего брата, которо-го тогда только что приняли на работу на НАЗ с испытательным сроком, уволят, если она не заберет иск.


Моя мать и старший брат Хайкин Владимир заключили с заводом (в лице его генерального дирек-тора Нечаева Г.П.) Соглашение об оказании материальной помощи семье Кузиных (текст Соглашения при-лагаю). И на первом этапе завод начал рьяно выполнять это Соглашение. Но после того, как еще один из жителей поселка обратился в суд с иском к НАЗу, мы стали не нужны заводу. Мне кажется, что руководство НАЗа поступило более чем непорядочно. Нас попросту обманули, к тому же бросили недоделанным ремонт в нашей квартире (завод брал на себя и такое обязательство), последствия чего нам, с нашей бедностью, пришлось устранять очень долго.


Психологическое же, равно как и физическое, давление оказывается на нашу семью до сих пор. Под психологическим давлением мы понимаем заявления руководства завода о том, что из-за наших экологиче-ских исков может закрыться завод и значительная часть населения поселка может оказаться без работы и без зарплаты. Учитывая, что НАЗ – градообразующее предприятие, высказывания такого рода затрагивают ин-тересы практически всего населения поселка. И люди, к сожалению, верят в эту чушь. Складывается такое впечатление, что завод просто пытается натравить на нас, на Андрея Козловича, на других людей, предъяв-лявших экологические иски, буквально всех, и эта травля продолжается уже много лет и уже нанесла, равно как и продолжает наносить, нам колоссальный моральный вред. Очень может быть, что и мой отец А.В. Ку-зин покончил жизнь самоубийством в результате данной травли. (Газету «Зеленый лист» № 11(26) за 1998 г., в которой Г.П. Нечаев открытым текстом озвучивает данный тезис, прилагаю.)


Эта травля, построенная на основе тезиса, который, я считаю, носит клеветнический характер, в чем, уже более чем очевидно, заключен криминал, подкрепляется также другими откровенно криминальны-ми действиями, идущими как от администрации НАЗа, так и от близких к ней людей.


Приблизительно в конце марта – начале апреля 1999 года моя мать со старшим братом Хайкиным В.Н. пришли к Максимову Л.С., тогда заместителю генерального директора НАЗа по юридическим вопро-сам, требовать, чтобы завод выполнял Соглашение (я уже описал ситуацию с этим документом). На их тре-бования он ответил отказом. Тогда они ответили, что обратятся за помощью к Козловичу и опять подадут в суд. В ответ прозвучали слова: «Если вы не успокоитесь, мы вас закажем вместе с Козловичем».


Подобные примеры можно продолжить. В первой половине октября 2000 г. я с Ивановым М.В., ко-торый тоже при посредстве Фонда «Аристон» предъявил экологический иск к НАЗу, присутствовал в зда-нии администрации НАЗа при его разговоре с Курцевым, начальником службы безопасности НАЗа. Во вре-мя разговора Курцев также начал угрожать Иванову убийством, если тот не заберет иск из суда. Кстати, и Курцев, и Максимов в ходе этих разговоров так же напоминали нам о том, что в результате экологических исков может закрыться завод.


Сам я подал экологический иск к НАЗу весной 2002 г. по достижении совершеннолетия. Суд назна-чил судебно-медицинскую экспертизу, ее затянули, но зимой 2003 г. ее провели. Экспертиза подтвердила, что в моей болезни виноват завод. Заседание суда было назначено на 27.03.2003 г., и тут началось самое страшное.


Я работал в ресторане «Надвоицы» барменом, работал неофициально. Сейчас такое активно практи-куется, чтобы избежать налогов на зарплату. Ресторан записан на Александрову Светлану, которая фактиче-ски там только бухгалтер. Настоящий хозяин ресторана – Титов Герман Георгиевич, известный в поселке как Гера Титов, а его заместитель или помощник – Терех Сергей, он же управляющий рестораном (тоже офици-ально не оформлен).


19.03.2003 г. к нам домой зашел Терех С. обсудить со мной рабочие дела. Моя мать ему рассказала о том, что ко мне приходил Рудой Е., о котором я писал в прошлом заявлении. Он сказал, что «они», то есть он и Титов, разберутся в этом деле. Я работал у Титова, и по их правилам был под его защитой. Через не-сколько часов он зашел снова и сказал моей матери, что с Рудым они поговорили, и он больше не придет. Дальше он добавил, что через несколько дней он придет с Титовым поговорить об исках, но сначала они обсудят ситуацию с кем-то из руководства ОАО «НАЗ».


24 марта 2003 г. в 15.30 ко мне зашел Терех и сказал, что меня ждет в машине Титов и что он хочет со мной поговорить.


Я вышел на улицу, они меня посадили в машину ВАЗ-2110 зелёного цвета, государственный номер В 742 РЕ, отвезли на некоторое расстояние, во двор соседнего дома. Что меня сажали в машину, видел из окна мой брат Хайкин Николай. И там состоялся разговор.


Титов предложил отказаться от иска «по-хорошему». Он сказал, что ни он, ни его люди никого из моей семьи не тронут. Но, как он сказал, «я не ручаюсь за завод». Завод может нанять «отморозков» в Сеге-же. «Если они в масках ворвутся в квартиру, то ведь руки-ноги повыдергивают», сказал Титов. Я отказался, и вроде бы все утихло.


27.05.2003 г. Сегежский суд присудил мне 50 000 руб. в качестве компенсации.


06.04.2003 г., когда я закончил рабочий день, Терех позвал меня в кабинет и сказал: «Я сейчас тебя буду бить, за то, что ты не отказался от иска». Он меня избил и сказал: «Ты сделал так, что мы потеряли деньги, но мы с тебя, их «сдерем», так что все, что выиграл, ты отдашь».


08.04.2003 г. мне сделали ревизию и насчитали недостачу 35 000 рублей. Вечером этого же дня ко мне в квартиру ворвались Титов и Терех и приказали мне, моей матери и отчиму собираться. Но нам повез-ло, в это время у нас находился Андрей Козлович. Он потребовал от Титова и Тереха объяснить, что проис-ходит, и сначала разговор у них пошел на очень резких тонах. Но Терех и Титов быстро поняли, что он яв-ляется свидетелем, и сменили тон. Выслушав их объяснения, Андрей предложил Титову поговорить наеди-не. Потом они долго разговаривали на кухне, а когда вышли, Титов сказал, что недостача есть недостача, и ее нужно погасить, но все будет, пользуясь его выражением, «цивилизованно», что можем, мы должны от-дать сейчас, а дальше он поможет нам погасить оставшийся долг, дав возможность его отработать.


Когда они ушли, Андрей отругал нас, что он почти ничего не знал о ситуации по недостаче. Дело в том, что мы стеснялись рассказать ему все в деталях. Он давно предупреждал нас о том, что моя работа у Титова ничем хорошим не кончится, он даже высказывал мысль, что Титов устроил меня на работу, чтобы забрать у нас квартиру, такое делается часто, но мы не верили. Время сейчас трудное, а у нас большая семья, и мы были рады любой работе. И это чувство неловкости за собственную недальновидность помешало под-робно рассказать все Андрею вовремя.

Андрей сказал также, что с этой недостачей явно что-то не то и нужно разбираться, но в разговоре с Титовым он не может быть голословным. И ему нужно время, чтобы разобраться в ситуации и подготовить-ся, а пока недостачу придется погашать.


Через несколько дней Титов и Терех забрали у нас цветной телевизор, машину, принадлежащую моему отчиму, и гараж, принадлежащий брату моего отчима, и сказали, что мы должны ещё 20 000 руб. Ти-тов добавил, что Диме недостачу можно насчитать еще больше. Когда моя мать возмутилась тем, что он оценивает все перечисленное в настолько маленькую сумму, он начал угрожать. При двух малолетних детях выражаясь нецензурно и обещая нас убить. Конкретно он сказал, что его интересуют наличные деньги, и он идет нам навстречу тем, что берет в счет требуемой суммы вещи и недвижимость, но если мы оставшуюся сумму (20 000 рублей) не отдадим до 10 июня, то он «нас порвет». Это было сказано при почти всех членах нашей семьи, а также находившимся у нас нашем знакомом Ульяновском Василии Валерьевиче.


После долгих раздумий мой отчим сменил замок на гараже. 07.05.03. Титов опять пришел, сказал, что гараж продали, ушел и через некоторое время крикнул в окно, что на гараже сменен замок. Отчим ска-зал, что ничего не знает. Титов приказал поехать в агентство «Недвижимость», которое, насколько мне из-вестно, тоже контролируемая им организация, ею руководит его адвокат Лисовой, и уладить этот вопрос. Но отчим поехал в Сегежу к Андрею Козловичу и попросил помочь нам.


Андрей сказал, что кое-что он уже выяснил, и в недостачу не верит, и поговорит с Титовым. В тот же день он составил разговор с Титовым.


После разговора с Козловичем Титов вернул нам документы на машину, ключ от гаража и телеви-зор. Но перед этим он обещал отчиму проломить, пользуясь его выражением, «грудак».


Вымогательство на этом не кончилось. Андрей передал нам, что Титов взбешен тем, что мы не под-чинились, и в разговоре сам попросил его передать нам, что за это он, когда придет время: «порвет всех мужчин в нашей семье», а меня, как он сказал, «лично сделает п…», литературно это слово звучит как «пе-дераст». Потом Титов повторил это и моему отчиму.


В нашем маленьком поселке все знают всех, и мы считаем угрозы Титова не пустыми словами. И он, и его люди вполне способны на любую мерзость, включая убийство и изнасилование. Поэтому мы про-сим обеспечить нам охрану. Особенно в связи с тем, что я решился подать это заявление, думаю, не нужно объяснять, что криминалитет такого не прощает.


Титов продолжает оказывать на нас психологическое давление. Так, 30.06.03. он опять выловил моего отчима на улице, вновь начал требовать деньги, вновь прозвучала угроза убийства и изнасилования в мой адрес, а также в адрес отчима. Титов сказал ему: «Тебя в подъезде могут «тюкнуть» топориком по голо-ве».


Прошу всех названных лиц, совершивших противоправные действия, привлечь к уголовной ответ-ственности. Титова и Тереха за вымогательство, угрозы убийством, незаконное проникновение в жилище, попытку похищения людей, хулиганство. Тереха также за нанесение телесных повреждений. Максимова Л.С. и Курцева Ю.А. за клевету и угрозы убийствами. Нечаева Г.П. за клевету.


Д.А.Кузин»

0108a688e00234bdb6fc7fa09fb5c587.jpeg

Поясняю. Упоминаемый Е. Рудой приходил к Диме домой еще до суда, на котором был создан прецедент, и настоятельно рекомендовал ему отказаться от экологического иска, поскольку: «за большие деньги могут и убить, я сам тебя убью тысяч за пятьдесят». Прокуратура пришла к выводу, что фраза: «я сам тебя убью тысяч за пятьдесят» является не угрозой, а рассуждением, и привлекать Рудого к уголовной ответственности нельзя. На этом основании сотрудник прокуратуры Р.В. Лазарев убедил Диму отозвать свое заявление.


Есть еще одна интересная деталь, касающаяся гласности в этом деле. После визита Рудого Кузины поняли, что все всерьез, им действительно угрожает смертельная опасность, и попросили меня привлечь к этому внимание общественности. Я направил открытое письмо руководству Карелии и опубликовал его в ENWL. После этого пять высших руководителей НАЗа предъявили мне судебный иск в защиту чести и достоинства, на 10 миллионов рублей каждый (общая сумма иска – 50 миллионов). Смысл иска – они не имеют к произошедшему никакого отношения.


Сегежский городской суд обязал меня послать опровержение руководству Карелии и выплатить каждому «униженному и оскорбленному» по 5 тысяч рублей. Опровержение я обязан послать только руководству Карелии. Верховный Суд Карелии будет 29.07.03., но надежды на него мало. Мое обращение опубликовано в газетах: «Берегиня» и «Зеленый лист», а также на сайте «Зеленого мира». Но суд никого больше не обязал публиковать опровержение и, соответственно, не привлек к ответственности, хотя этот вопрос встал на суде. При этом ни руководство НАЗа, ни судья Драницына Н.А. не скрывали, что страшно боятся расширения конфликта и, соответственно, большей гласности в надвоицком деле. Почему так, я рискну предположить в следующем разделе.


Правительство Карелии, кстати, несмотря на то, что дело уже вызвало огромный резонанс, упорно делает вид, что ничего не происходит.


Экологический рай


На мой взгляд, все дело в том, что параллельно с описанными действиями некоторых заинтересованных лиц в районной и республиканской прессе сейчас развернута разнузданная кампания, в ходе которой утверждается, ни больше ни меньше, что в Надвоицах уже решены все экологические проблемы, более того, в этом поселке сегодня – экологический рай. Здесь я прокомментирую одну из их статей данной тематики. Для того чтобы комментарий был более глубоким, я попросил помочь мне руководство треста «Сегежстрой», он когда-то строил природоохранные сооружения на НАЗе. Я, естественно, считаю тезис о «экологическом рае» откровенным и циничным фарсом, и с сожалением вынужден констатировать, что в этом фарсе, вольно или невольно, участвует и Карельский комитет Министерства природных ресурсов, утверждающий в Государственных экологических докладах по Карелии, что на НАЗе начиная с 2000 года нет никаких выбросов, превышающих ПДК. И я не знаю, в чем здесь дело.


Больше всего поражает беспардонность данного утверждения, по сути утверждается, что на НАЗе удалось разрешить уже все экологические проблемы. О подобном экологическом чуде рапортуют также заказные научные исследования, профинансированные НАЗом. Но вот беда, все эти источники оставляют открытым вопрос: каким образом НАЗу удалось добиться подобного экологического чуда? Ведь, как известно, экологически безопасных алюминиевых заводов нет нигде в мире! Объяснения данного момента, даваемые как республиканскими чиновниками, так и заводским менеджментом, на мой взгляд, на сегодняшний день не выдерживают никакой критики, причем не только со стороны специалистов, они не выдерживают критики любого образованного человека. Здесь я и остановлюсь на уже указанной публикации в районной газете «Доверие» от 19 июля 2003 года (г. Сегеж, Республика Карелия): «Цель – обеспечение экологической безопасности». Эта публикация с потрясающим цинизмом объясняет данное экологическое чудо лишь тем, что на заводе начали применять новую анодную массу норвежской фирмы «Элкем», а также тем, что на НАЗе уже 60 новых электролизеров американской фирмы «Кайзер», сделанных по последнему слову науки и техники. И это все. По мнению автора этой статьи Н.Гавриловой, начальника санитарно-промышленной лаборатории НАЗа, только эти два фактора сделали НАЗ экологически безопасным.


Но ведь это полная чушь. На НАЗе около 400 действующих электролизеров. Менять их начали уже десять лет назад, и пока заменили только 60. То есть такими темпами их придется менять 70 лет. Здесь нечем бахвалиться, а вот утверждать, что замена 15% электролизеров в купе с использованием более качественной импортной анодной массы привела к полному оздоровлению экологии в Надвоицах, попросту несерьезно и бездоказательно.


К этому можно добавить, что завод прекратил, а точнее, забросил строительство природоохранных сооружений в 1992 году, в известный период кризиса, и с тех пор так и не возобновил их строительство. По данным треста «Сегежстрой», в конце 70-х годов прошлого века на НАЗе была построена и задействована установка газоочистки 1-й серии электролиза (первая очередь). За несколько лет ее благополучно угробили, и в начале 80-х она была демонтирована и прекратила свое существование.


В 1985 году было принято решение о строительстве второй очереди газоочистки 1-й серии электролиза. Здесь остается только добавить, что «строится» она до сих пор. Сооружения газоочистки стоят на НАЗе, как памятник, уже много лет и не функционируют. Жители Надвоиц называют их «четыре самовара». К тому же не функционирует также подлежащая реконструкции и расширению действовавшая ранее в составе комплекса газоочистных сооружений станция флотации и регенерации. В 2003 году об этой проблеме наконец вспомнили теперь уже новые хозяева завода, холдинг СУАЛ. Вот что дословно написано в упомянутой статье: «Одним из основных направлений развития производства является строительство сухой газоочистки для двух серий электролиза, которая позволяет не превышать предельно-допустимых выбросов. Сухая очистка является самой эффективной и малоотходной технологией обезвреживания электролизных газов. В 2003 году выделено 6 миллионов рублей на разработку этого проекта. Для реализации данного мероприятия проведен тендер с девятью фирмами, который выиграли: норвежская фирма «ALSTOM POWER» совместно с ОАО «СибВАМИ».


Все это, конечно, очень хорошо, но вот беда, возникают почему-то два вопроса:


Каким образом экологическое чудо стало возможно на предприятии, до сих пор не имеющем нормальной газоочистки?!


Если это чудо все же произошло и в Надвоицах действительно экологический рай, то зачем вообще ее строить, ведь превышения ПДК и без того ноль?!


В общем, все бы это было очень смешно, если бы не уничтожало здоровье тысяч и тысяч людей, живущих в этом «экологическом раю», а также не наносило колоссальный вред окружающей природной среде. Для того чтобы убедится в этом, достаточно только пройтись вокруг завода и посмотреть, в каком там состоянии деревья и другая растительность.


Здесь я говорил о ситуации с защитой воздушного бассейна. Вынужден констатировать, что с защитой водного бассейна все ненамного лучше. Я уже рассказал о том, что до 1988 года население Надвоиц травили через водопровод. Что же произошло после 1988 года? Вначале кое-что делалось, ручей, из которого фторсодержащие отходы попадали в водозабор, перекрыли дамбой, и произвольное попадание фторидов в водопровод действительно прекратилось. Но было очевидно, что это полумера, и, естественно, встал вопрос о строительстве станции обесфторивания воды. Ее строительство началось, но в 1993 году, со ссылкой на отсутствие средств у заказчика, вновь, по данным треста «Сегежстрой», было прекращено. Дальнейшей ее судьбы в тресте не знают. Публикаций о том, что она достроена, тоже обнаружить не удалось. Независимых же экологов, равно как и журналистов, на НАЗ попросту не пускают. Наглядно это было можно видеть 8 июня с. г. на РТР, по знаменитой передаче по «Вестям недели». Да это и понятно – заводскому начальству есть что прятать.


Между тем то, в каком состоянии находится указанное болото, можно было наглядно увидеть в той же передаче. Фторсодержащие отходы продолжают туда сбрасывать. К чему это приведет, не сложно догадаться. По данным треста «Сегежстрой», «проектный накопитель отработанной футеровки электролизеров, рассчитанный на 25 лет работы, введенный в эксплуатацию на 3/4 проектного объема в 1987 году, за 7 лет эксплуатации заполнен отходами полностью. А это значит, что все вредности (только в большей концентрации!) опять устремятся к водозабору». Но этот вопрос не находится в поле зрения современного руководства завода.


Я полностью подтверждаю точку зрения треста, а также предполагаю, что НАЗ, чтобы избежать указанного прорыва в питьевую воду фторсодержащих отходов, устраивает несанкционированные свалки в других местах («Аристон» располагает фотографиями этих свалок). В том числе и вновь рядом с водозабором, только теперь с другой стороны озера Узкая салма. Это, кстати, ставит под сомнение факт того, что вода, включая питьевую воду, в настоящий момент чистая. Со свалки рядом с водозабором отходы вполне могут дождями смываться в Узкую салму, к тому же Карелия – очень заболоченная местность, а другие свалки тоже находятся не так далеко от водозабора.


При таком положении стоит ли удивляться, что работа «Аристона», направленная на оздоровление экологии в Надвоицах, встречает настолько свирепое сопротивление со стороны некоторых заинтересованных лиц, переходящее в откровенно криминальные действия. Как уже говорилось, если все перечисленные факты будут юридически доказаны, то им придется отвечать, в том числе и в уголовном порядке. А им бы очень хотелось избежать этой ответственности. Это уже не говоря о том позоре, который ожидает все соответствующие Карельские ведомства, ответственные за данную ситуацию.

Еще News

Все news