News

Евросоюз, Россия и США призывают Иран подписать протокол об ужесточенном режиме инспекций

Опубликовано: 18/06/2003

Автор: Чарльз Диггес

Мировая общественность оказывает на Иран все более растущее давление, призывая Тегеран сделать свою ядерную программу более прозрачной, а в начале текущей недели главный инспектор по ядерному оружию ООН, российский министр иностранных дел и группа министров из нескольких стран Европейского Союза настоятельно рекомендовали Исламской Республике подписать протокол, который даст ядерным контролерам право проводить более подробные инспекции иранских ядерных предприятий.

Очередной призыв к Ирану мировой общественности прозвучал после того, как совет управляющих Международного Агентства по Атомной Энергии, или МАГАТЭ, заседающий на этой неделе в Вене (Австрия), официально рассмотрел недавний доклад агентства по иранскому вопросу, текст которого попал на прошлой неделе в прессу и был преждевременно опубликован средствами массовой информации по всему миру. В этом докладе содержатся новые детали обширных экспериментов, проводящихся Ираном в области центробежных технологий, работающих на гексафториде урана и применяемых для обогащения урана, а также сведения о планах Исламской Республики построить 40-мегаваттовый тяжеловодный исследовательский реактор для получения плутония. И урановый, и плутониевый проекты могут быть использованы в производстве ядерного оружия.


В интервью с Беллоной Веб американские чиновники сказали, что намереваются добиваться голосования по вопросу об официальном осуждении Ирана на заседании совета управляющих МАГАТЭ, которое началось в понедельник, 16 июня. Если этот шаг не принесет видимых результатов, сказали собеседники Беллоны Веб, тогда следующей мерой для совета управляющих может стать вынесение иранской проблемы на рассмотрение Совета Безопасности ООН, возможно, осенью этого года.


Администрация американского президента Джорджа Буша утверждает, что Иран использует проводимую им и поддерживаемую Россией гражданскую программу ядерной энергетики в качестве прикрытия для секретных разработок в области ядерного оружия, каковые подозрения Тегеран категорически опровергает. Москва тоже, до недавнего, правда, времени, отрицала, что у Ирана есть потенциал для производства ядерных вооружений, но в свете недавних открытий, сделанных в Иране инспекторами МАГАТЭ, потихоньку свела на нет свои выступления в защиту Тегерана. Впрочем, Россия все же оставила без изменений &#151 и не намерена менять и в будущем &#151 свою позицию о том, что ядерные технологии и персонал, экспортируемый Москвой в Иран для работы над проектом строительства гражданского ядерного реактора в иранском городе Бушер, могут быть использованы для военных целей, сказал на этой неделе сотрудник пресс-службы российского Министерства иностранных дел.


Американские официальные лица говорят, что их подозрения были подкреплены новыми сведениями по иранскому вопросу, содержащимися в опубликованном до срока докладе генерального директора МАГАТЭ Мохамеда Эль-Барадеи. Государственный Департамент США отреагировал на последние изменения в иранской проблеме просьбой, направленной совету управляющих МАГАТЭ, о том, чтобы ядерное надзорное агентство формально призвало Иран «дать ответы на все значительные вопросы по этой программе» и подписать так называемый «Дополнительный протокол» МАГАТЭ, который предоставил бы инспекторам ООН право приезжать в Иран для проверок без предварительного уведомления иранской стороны и проводить инспекции всех ядерных предприятий, включая те, которые не были задекларированы Исламской Республикой и только подозреваются в ядерных разработках. Этот протокол является дополнением к тексту «Договора о ядерном нераспространении» 1968 года.


Выступление Эль-Барадеи перед советом управляющих МАГАТЭ

Представляя в понедельник, 16 июня, свой доклад по иранской проблеме собравшимся в Вене 35 членам совета управляющих МАГАТЭ, Эль-Барадеи официально высказался по поводу многих вопросов, поднятых в обнародованном прессой раньше времени докладе. Он призвал Иран «разрешить нам взять пробы на экологический анализ» на территории предприятия Калайе &#151 электростанции, которая, как заявила недавно одна организация иранской оппозиции, является секретным заводом по обогащению урана &#151 и предоставить инспекторам более свободный доступ к иранским объектам с тем, чтобы «обеспечить доказательства заверениям относительно мирного характера иранской ядерной деятельности».


В частности, в докладе МАГАТЭ содержатся выводы о том, что Иран не выполнил своих обязательств в отношении «уведомления о ядерных материалах, последующей переработке и использовании этого материала, а также декларирования предприятий, где эти материалы находились на хранении и переработке».


Однако в докладе также подчеркивается, что сам факт обнародования прежде засекреченной деятельности и будущих планов может означать, что Иран пересмотрел свой подход к проблеме и стремится к большей прозрачности в своей ядерной программе.


«Доклад указывает, что Иран не проинформировал [МАГАТЭ] о некоторых ядерных материалах и деятельности, и что сейчас, совместно с иранскими властями, предпринимаются необходимые действия для исправления ситуации», &#151 сказал Эль-Барадеи, согласно тексту его выступления, копия которого была предоставлена Беллоне Веб. &#151 «Этот доклад также объясняет, что сейчас до сих пор продолжается работа [по проверке] верности и полности заявлений Ирана с тем, чтобы удостовериться, что все имеющиеся у Ирана ядерные материалы были задекларированы и находятся под гарантиями безопасности».


«[Мы] продолжаем вести работу, посредством технических обсуждений, инспекций и экологического анализа взятых на экспертизу проб, с тем, чтобы понять все аспекты иранской ядерной программы, включая исследования и разработки, имеющие отношение к программе переработки и обогащения урана и к программе использования тяжеловодных технологий», &#151 заключил в своем выступлении Эль-Барадеи.


Однако многие важные вопросы остались в докладе Эль-Барадеи без ответа, согласно одному западному дипломату, который говорил с Беллоной Веб на условиях анонимности. О заводе по обогащению урана, расположенном недалеко от иранского города Натанз, а также строящемся около города Арак тяжеловодном реакторе, стало первоначально известно средствам массовой информации от движения иранской оппозиции под названием «Национальный Совет Сопротивления Ирана» &#151 группой, координирующей деятельность нескольких иранских диссидентских организаций, в число которых входит и организация «Народные Моджахеды», включенная в список террористических Соединенными Штатами и Европейским Союзом.


В начале этого месяца Национальный Совет направил в средства массовой информации заявление о том, что «Народные Моджахеды», &#151 та самая организация, которая первой обнаружила существование Натанзского объекта, &#151 сообщили о выявлении в Иране еще двух секретных предприятий по обогащению урана.


Согласно западному дипломату, МАГАТЭ очень надеется провести инспекции на этих объектах. Он сказал, что окончательный доклад в отношении этих предприятий &#151 а также и других вопросов в рамках иранской проблемы, оставшихся без внимания в выступлении Эль-Барадеи, &#151 будет представлен в виде части сентябрьского доклада МАГАТЭ. Эль-Барадеи в разговоре с Беллоной Веб, состоявшемся по телефону, отказался предоставить более подробные комментарии по поводу только что составленного или предстоящего доклада МАГАТЭ по иранской проблеме.


Факты, скрывающиеся за выступлением Эль-Барадеи

Согласно одному дипломату, представляющему одно из государств-членов совета управляющих МАГАТЭ, попросившему не упоминать его имени в статье, доклад Эль-Барадеи не осветил несколько очень тревожных вопросов, имеющих отношение к иранской ядерной программе.


Например, с тех пор, как на прошлой неделе составленный МАГАТЭ доклад был преждевременно обнародован средствами массовой информации, иранские власти отказали инспекторам международного надзорного агентства в просьбе взять «на экологическую экспертизу пробы» воды, земли и воздуха около территории электростанции Калайе. Разведывательные ведомства и организации иранских диссидентов, работающие за рубежом, утверждали в интервью Беллоне Веб, что на этом предприятии иранцами тестировались технологии по обогащению урана &#151 что, если соответствует действительности, может расцениваться как прямое нарушение «Договора о ядерном нераспространении», который Иран подписал в 1974 году.


Если выяснится, что Иран нарушил свои обязательства в рамках «Договора о ядерном нераспространении», сказал дипломат, то тогда вся проблема будет, скорее всего, передана на рассмотрение Совета Безопасности ООН. «Предпринимать ли действия, и какие &#151 будет решением Совета Безопасности», &#151 сказал собеседник Беллоны Веб. &#151 «Будем надеяться, что они предпримут какие-то действия».


Кроме того, в 1991 году Иран импортировал в страну 1,8 тонны природного урана и не уведомил об этом МАГАТЭ. Иран сказал, что международное законодательство не обязывало его сообщить в надзорное агентство об импортированной урановой руде. Согласно МАГАТЭ, однако, Иран должен декларировать все подобные сделки «в кратчайшие сроки». Почему этот уран не был задекларирован, сказал дипломат, &#151 «можно только гадать. Что, если были и другие сделки по импорту, которые прошли незамеченными, и о которых Иран не сообщил [МАГАТЭ]?»


Также, Иран проинформировал МАГАТЭ, в мае этого года, о своих намерениях построить тяжеловодный исследовательский реактор в городе Арак, но о существовании этого объекта и производящихся на нем строительных работах международному надзорному агентству было известно еще с декабря прошлого года из репортажей средств массовой информации. На этом предприятии, как говорят эксперты, может развернуться производство оружейного плутония.


В Натанзе же сооружается небольшой «пилотный» завод по обогащению урана, который, по окончании строительства, будет оборудован приблизительно 5000 центрифуг. Кроме того, Иран разрабатывает планы по строительству на том же объекте большого центробежного предприятия по обогащению урана, &#151 завода промышленного масштаба, &#151 который будет располагать более чем 50 000 центрифуг, то есть, количеством, достаточным для производства примерно 20 ядерных бомб в год. Как и в случае с Аракским проектом, о «пилотном» заводе в Натанзе и предстоящем строительстве там полномасштабного производства, &#151 где могут вырабатываться материалы, пригодные для применения в оружии, &#151 МАГАТЭ узнало из средств массовой информации.


«Сейчас эти предприятия более не являются секретными, и они сами по себе повод для беспокойства», &#151 сказал дипломат. &#151 «Но что тревожит еще больше &#151 это тот факт, что МАГАТЭ узнало о них просто из утренних газет. Вполне возможно, что сам Иран так никогда бы и не сообщил агентству об этих объектах».


Иран также признался, что однажды переработал некоторое количество урановой руды в металл, &#151 хотя на момент осуществления этого проекта Тегеран не уведомил о нем инспекторов МАГАТЭ. Согласно Институту Науки и Международной Безопасности (Institute for Science and International Security), исследовательскому и аналитическому центру, занимающемуся ядерной безопасностью, область применения металла урана в гражданских целях очень ограничена, зато для производства ядерного оружия урановый металл является ключевым ингредиентом. Как сообщило новостное агентство «Рейтерс», МАГАТЭ заявило, что «роль металла урана […] необходимо понять до конца, поскольку ни [иранский] легководный реактор [строящийся в данный момент в Бушере], ни планируемый в будущем тяжеловодный реактор не требуют уранового металла».


По утверждениям Ирана, его центрифуги для обогащения урана не тестировались с применением ядерного материала. Однако Соединенные Штаты и другие страны говорят, что иначе нет никакого смысла в том, чтобы строить дорогостоящие заводы с центробежными технологиями &#151 если не проводить полноценного тестирования. В соответствии с положениями МАГАТЭ, Тегеран должен был бы уведомить надзорное агентство, если бы Иран проводил испытания центробежных технологий с использованием ядерного материала. У МАГАТЭ есть «некоторое количество вопросов относительно исследований и разработок Ирана в области центробежных технологий», &#151 сказал Эль-Барадеи в своем докладе.


Согласно одному из источников Беллоны Веб, во время недавнего визита в Иран инспекторы МАГАТЭ обнаружили, что на одном предприятии по хранению урана контейнер, содержащий гексафторид урана &#151 переработанный уран, используемый в центробежных технологиях в процессе обогащения, &#151 оказался легче, чем вес, указанный в сведениях об этом контейнере Тегераном. Иранские власти объяснили эту несообразность протечками, вызванными испорченными клапанами.


Иран дает понять, что может уступить давлению &#151 но на своих условиях

Во вторник, 17 июня, новостное агентство «Рейтерс» сообщило, что иранская Организация по атомной энергии заявила о том, что Тегеран может рассмотреть вопрос подписания «Дополнительного протокола» МАГАТЭ, но повторила уже неоднократно высказанную позицию, что взамен Иран требует доступа к западным ядерным технологиям. «Пока что мы еще не решили, подписывать ли «Дополнительный протокол», но мы изучаем этот вопрос в позитивном свете», &#151 сказал агентству «Рейтерс» пресс-секретарь иранского ядерного ведомства Халил Мусави. Иранский министр иностранных дел, Хамиз Реза Асефи еще раз озвучил позицию Тегерана в комментариях Беллоне Веб, данных в тот же день.


И Европейский Союз, основной торговый партнер Ирана, и Россия, &#151 которая отправила в иранский город Бушер более 1000 своих инженеров с тем, чтобы помочь Ирану достроить 1000-мегаваттовый гражданский ядерный реактор стоимостью 800 миллионов долларов, &#151 призвали Тегеран пойти на встречу и наладить необходимое сотрудничество с МАГАТЭ. Европейские правительства не были столь прямолинейны, как Вашингтон, и не обвиняли Тегеран открыто в осуществлении секретной программы ядерных вооружений, но выразили обеспокоенность теми необъясненными расхождениями, которые содержатся в отчетах, представленных Ираном международному ядерному агентству. В начале этой недели министры иностранных дел государств Европейского Союза провели в своих заявлениях прямую параллель между продуктивным взаимодействием между Ираном и МАГАТЭ по поводу ядерных инспекций и прогрессом в реализации соглашения по торговле и сотрудничеству, проект которого обсуждается сейчас в переговорах между Ираном и Европой.


Россия посылает неотчетливые сигналы

В прошлом месяце российский министр по атомной энергии Александр Румянцев сказал, что Бушерский реактор начнет свою работу в 2005 году, &#151 явная уступка давлению со стороны Запада, если учесть, что в прежних заявлениях глава министерства говорил о том, что запуск Бушерской атомной электростанции в эксплуатацию намечен на декабрь текущего года. Аналитики полагают, что решение об этой отсрочке было принято для того, чтобы дать Ирану и МАГАТЭ больше времени для переговоров по поводу «Дополнительного протокола» к «Договору о ядерном нераспространении».


Они также говорят, что отложенный запуск Бушерской АЭС даст Тегерану больше времени на то, чтобы подписать долгожданное соглашение о возвращении в Россию отработанного в Бушере ядерного топлива, &#151 продукта сжигания в реакторе уранового топлива, которое Россия будет поставлять на Бушерскую АЭС, &#151 с тем, чтобы Иран не воспользовался им для получения плутония. Российское Министерство по атомной энергии, или Минатом, еще с прошлого лета обещало, что заключит с Тегераном соглашение о возврате обратно в Россию отработанного на Бушере ядерного топлива, и даже несколько раз публично заявляло о том, что такое соглашение уже состоялось. В самом недавнем по времени сообщении говорилось, что Минатом был даже готов выкупать у Ирана свое отработанное ядерное топливо, &#151 настоящий прецедент в мировой практике. Однако на деле, никакой сделки по возврату отработанного ядерного топлива с Бушерской АЭС в Россию пока что заключено не было.


Российский министр иностранных дел Игорь Иванов, выступая недавно в ходе своего визита в Нью-Дели (Индия), выразил надежду, что Иран подпишет «Дополнительный протокол» МАГАТЭ и согласится с более жестким режимом инспекций надзорного агентства. Московский представитель в МАГАТЭ, Григорий Берденников, добавил, что «мы надеемся, что нашу точку зрения услышат в Иране», как сообщило новостное агентство «Ассошиэйтед Пресс».


Тем не менее, российский президент Владимир Путин твердо заявил, что Россия будет продолжать поставки на Бушерскую АЭС ядерных материалов &#151 включая партии уранового реакторного топлива.


Это решение России прозвучало вскоре после недавнего репортажа британской вещательной корпорации Би-Би-Си, &#151 выпущенного в эфир после того, как во время саммита «большой восьмерки» в Эвиане (Франция) средства массовой информации опубликовали попавший к ним «иранский» доклад МАГАТЭ, &#151 в котором сообщалось, что Путин сказал премьер-министру Великобритании Тони Блэру, что все поставки российских ядерных материалов на Бушерский реактор прекратятся, пока Тегеран не подпишет «Дополнительный протокол». Впрочем, информация, прошедшая в репортаже Би-Би-Си, почти тут же получила опровержение в виде заявления российского Министерства иностранных дел об обязательном продолжении российских поставок на Бушер, что заставило некоторых наблюдателей прийти к выводу, что российское правительство больше не владеет ситуацией вокруг Бушерского проекта.


Кто «заказывает музыку» в Бушере?

Если бы даже Путин действительно обязался перед Блэром предъявить Ирану подобный ультиматум, его обещание все равно стоило бы не так уж много: как сказал Виктор Козлов, глава принадлежащего государству и тесно связанного с Минатомом предприятия «Атомстройпроект», ответственного за выполнение проекта строительства Бушерского реактора, в апреле прошлого года в Иран уже было отправлено в целом 5 000 тонн оборудования, включая конструкцию самого реактора, согласно агентству «Ассошиэйтед Пресс». Поставки на Бушерскую АЭС сборок уранового топлива начались в мае этого года, согласно информации Минатома.


В своей недавней колонке, напечатанной в московской англоязычной газете «Москоу Таймс», аналитик военной сферы и постоянный комментатор Павел Фельгенгауэр написал, что Бушерский проект ушел из-под контроля российского правительства и попал в руки нескольких российских олигархов, приторговывающих оружием, &#151 хотя Фельгенгауэр не назвал в своей статье никаких конкретных имен. Соединенные Штаты ничего не добьются, предъявляя свои претензии по поводу российско-иранского ядерного сотрудничества официальной Москве, заключил Фельгенгауэр.

Еще News

Все news