Европарламент обещает поддержку работ по ядерной безопасности на северо-западе России

bbd40913723281bdfc7f0854715ab332.jpeg

В то время как номинанты на Нобелевскую премию сенаторы Нанн и Лугар боролись в Конгрессе США за само существование программы «Совместное сокращения угрозы» (CTR), Западная Европа проявляет все большую заинтересованность в этих проблемах. В первую неделю октября представители «Беллоны» и депутаты Госдумы сопровождали группу из десяти депутатов Европарламента в поездке по ядерным объектам Мурманской области, чтобы лично ознакомиться с проблемами ядерной безопасности, которые обострились в области с конца 80-х годов. Поездка была организована при активном содействии депутата Госдумы от Мурманской области Валентина Лунцевича.

Сегодня более активное и структурированное участие стран Европы в программах по ядерной безопасности на северо-западе России становится жизненно необходимым. Кроме того, политики могут вместе разобраться с неясными вопросами, которые до последнего времени тормозили развитие существующих программ на уровне исполнительных органов.

—> В Мурманской области на северо-западе России базируется Северный флот, обладающий двумя третями от 250 атомных подводных лодок, построенных в Советском Союзе. Сегодня атомный подводный флот располагает 34 действующими АПЛ. Оставшиеся 115 АПЛ были выведены из эксплуатации и находятся в отстое или в утилизации в различных базах на Кольском полуострове и Архангельской области. Устаревшая инфраструктура Северного флота по обращению с ОЯТ и РАО пришла в еще больший упадок за последнее десятилетие.

В Советском Союзе было построено девять атомных гражданских судов для ускорения экономического развития в Арктике — восемь ледоколов и один лихтеровоз. Однако с сокращением экономической активности в результате распада СССР, атомный флот столкнулся с финансовыми трудностями, а также огромными затратами, связанными с обращением ОЯТ и РАО.

Обращение с опасными отходами от эксплуатации ледоколов и АПЛ не было приоритетом в Советском Союзе. В результате этого Россия унаследовала весь комплекс проблем, с которыми сама сегодня справиться не в состоянии.

США вступают в дело
В период после распада СССР сенаторы Нанн и Лугар в 1991 году провели в Сенате Акт «О совместном сокращении угрозы», благодаря которому были достигнуты серьезные результаты. В 1993 году Акт был переименован в программу «Совместное сокращение угрозы», призванную помочь бывшим советским республикам утилизировать арсеналы ядерного, химического и биологического оружия массового поражения, а также инфраструктуры связанной с ним, и обеспечить строгий контроль за нераспространением.

Согласно вебсайту Агентства по сокращению угрозы при Минобороны США (http://www.dtra.mil/ctr/ctr_score.html), на 7 июля 2002 года при содействии программы CTR на территории бывшего Советского Союза было дезактивировано 5 970 ядерных боеголовок, а также уничтожено 1 269 ядерных баллистических ракет и крылатых ракет дальнего действия, 829 ракетных установок, 97 стратегических бомбардировщиков и 24 подводные лодки носители баллистических ракет.

Для обеспечения непрерывного процесса утилизации стратегических АПЛ, программой CTR было профинансировано создание инфраструктуры на судоремонтных заводах на северо-западе России («Нерпа» на Кольском полуострове, «Звездочка» в Северодвинске) и на Тихоокеанском флоте (завод «Звезда»). Позднее CTR на прямую заключала с заводами контракты на утилизацию АПЛ, а также на развитие инфраструктуры по обращению с ОЯТ. В этом году на СРЗ «Звездочка» был построен комплекс по выгрузке ядерного топлива. Первой АПЛ, которая станет под выгрузку, будет крупнейшая АПЛ в мире «Тайфун» (ТК-202), машина устрашения холодной войны. В общей сложности по планам CTR к 2007 году планируется утилизировать 41 стратегическую АПЛ.

aa117386c8358b7d6e3a5432327c72f0.jpeg

Программа CTR была успешна не только в части создания безопасных условий хранения оружия массового поражения и его носителей, но и в создании необходимой инфраструктуры для разделки АПЛ и обращении с выгруженным ОЯТ, а также с переработкой РАО, образующихся в процессе утилизации.

Но любая помощь помимо непосредственного уничтожения вооружения никогда не была популярна среди республиканцев в Конгрессе США. Начиная с 1996 года, Конгресс США вносил поправки, чтобы ограничить деятельность CTR в экологических проектах, а также все больше использовал запретительный язык в законах по бюджету. Кульминацией дебатов вокруг CTR была в октябре этого года, когда сенатор Лугар попытался получить от Конгресса одобрение закона о постоянном отказе от права сертификации программы CTR.

Согласно существующему законодательству, Пентагон должен «сертифицировать» приверженность России делу нераспространения, в противном случае примерно треть деятельности CTR, контролируемая Департаментом обороны США, может быть остановлена. Этот процесс сертификации проводится каждый финансовый год. Разрешение на 2002 финансовый год было подписано президентом Бушем лишь в августе 2002 года и было действительно до 1 октября. Это был день, когда началась борьба за CTR, и всплыли все старые аргументы против существования этой программы.

«[Оппозиция] говорит, что «Нанн-Лугар» — это просто гуманитарная помощь, они говорят, что военное руководство США не должно в это вмешиваться, они думают, что [«Нанн-Лугар» занимается] проблемами окружающей среды, и считают, что это вопросы, с которыми у Пентагона не должно быть ничего общего», — сказал источник из администрации США в интервью Bellona Web.

Однако, согласно экспертам в области ядерного нераспространения, CTR, скорее всего, не получит постоянно действующего отказа от процедуры сертификации в виде части законопроекта «О финансовых ассигнованиях Департаменту обороны США» на 2003 год, и ее деятельность будет связана лишь исключительно с уничтожением оружия. Хотя в реалиях сегодняшнего дня очень трудно разделить экологические программы и программы по нераспространению. Обеспечение безопасности радиоактивных и ядерных материалов стало решающим не только для экологии, но и для пресечения действий злоумышленников по захвату таких материалов.

К счастью, Западная Европа в последнее время проявляет повышенный интерес в оказании помощи, которая начинает приобретать большое значение.

СРЗ «Нерпа» в качестве примера
В первую неделю октября СРЗ «Нерпа» стала одним из мест посещения депутатов Европарламента, ГосДумы и представителей «Беллоны». На заводе было утилизировано девять АПЛ, из них шесть стратегических.

Стратегические АПЛ были разделаны на средства и оборудование, предоставленные программой CTR. Однако контракт с заводом заканчивается, поскольку CTR предполагает перенести работы по утилизации в Северодвинск, где создана развитая инфраструктура по обращению с ОЯТ.

Хотя на заводе и имеется американское оборудование для разделки АПЛ, оно вряд ли будет использоваться, поскольку запчасти дороги, а госбюджет не сможет оплатить утилизацию многоцелевых АПЛ.

Около 80 многоцелевых АПЛ находятся в отстое в ожидании утилизации на Северном флоте, не представляя стратегической угрозы США, но угрожая окружающей среде тоннами ОЯТ в своих реакторах. Долгие дебаты относительно предоставления помощи США на утилизацию многоцелевых АПЛ пока безрезультатны, несмотря на активное лоббирование сенатором Лугаром этой инициативы. Однако европейские страны могут принять участие и сделать то, что не удалось сделать с помощью программы CTR. В свою очередь СРЗ «Нерпа» имеет всю необходимую инфраструктуру для утилизации многоцелевых АПЛ.

 

 

—> Экологическое партнерство Северного измерения (NDEP — the Northern Dimension Environmental Partnership) является европейской инициативой, призванной скоординировать усилия по решению проблем экологии северо-запада России, в которой особое внимание уделяется вопросам ядерной и радиационной безопасности. В июле этого года ее представители организовали конференцию, на которой страны Евросоюза, Норвегии и России выделили 110 миллионов евро, из них 62 миллиона исключительно на ядерную безопасность на северо-западе России. В проекте перечислены объекты, не попадающие под действие CTR. Среди объектов упомянута и губа Андреева, печально известное хранилище ОЯТ и РАО в западной части Кольского полуострова. Европейской делегации также удалось посетить Андрееву губу во время своего визита в Мурманскую область.

Во время визита на СРЗ «Нерпа» Барт Стас, глава делегации депутатов Европарламента, также объявил, что его группа (Группа Зеленых/Европейский Свободный Альянс) направила поправку к бюджету Европейского Союза на 2003 год о выделении 60 миллионов евро помощи ядерному сектору, где специальным пунктом предложено расходовать средства на проекты по радиационной безопасности на Кольском полуострове. Господин Стас подчеркнул, что данная поправка была внесена благодаря активной работой «Беллоны» в области ядерной безопасности в России.

Обещание «большой восьмерки» — объединение усилий
27 июня 2002 года лидеры стран большой восьмерки подписали договор о «Глобальном партнерстве против распространения оружия и материалов массового поражения», направленного на учет, безопасность и уничтожение российского ядерного наследия.

Инициатива еще не приобрела конкретную форму, но может рассматриваться как попытка объединить усилия на обеспечение безопасности огромного запаса ядерных и радиоактивных материалов на территории России. Это дает шанс вовлечь Европу и другие страны в работу, которой США занимаются уже 10 лет.

Страны-участницы инициативы смогут заполнить пробелы в существующих программах из-за их ограниченности, и помогут убрать искусственное разделение между проблемами экологии и нераспространения. В реальности любой контейнер, содержащий радиоактивные материалы, может стать оружием, таким образом, физическая безопасность этих материалов делает мир безопаснее с точки зрения экологии и нераспространения.

Большие соглашения рождаются из маленьких проектов
Еще в 1998 году Объединением «Беллона» была создана Межпарламентская рабочая группа (МПРГ), участники которой посетили Мурманск на прошлой неделе. Эта группа позволила политикам из России, Европы и США обменяться мнениями по вопросам сотрудничества в области ядерной безопасности. Такие проблемы еще существуют и требуют быстрого решения. Подписание соглашения по Многосторонней экологической программе по ядерной безопасности в Российской Федерации (MNEPR — английская аббревиатура, МНЕПР) — это один из примеров. Это соглашение позволит высвободить фонды по программе Экологического партнерства Северного измерения (NDEP). Горячие дебаты о судьбе программы CTR — это другой вопрос.

По мнению «Беллоны», законодатели из разных стран должны понимать важность вопросов ядерной безопасности и действовать быстро там, где исполнительная власть не смогла прийти к компромиссу. Соглашение МНЕПР — пример подобной ситуации. Но если ясна цель — всегда должен быть найден компромисс.

Игорь Кудрик