News

Сотрудничество Большой восьмерки против распространения оружия и материалов массового поражения

Опубликовано: 15/10/2002

Автор: Закари Мосс

«Мировое сотрудничество против Распространения Оружия и материалов Массового Поражения (ОМП)» было предложено восьмью лидирующими индустриальными странами: США, Японией, Германией, Францией, Великобританией, Италией, Канадой и Россией на саммите Большой восьмерки 27 июня 2002 года.

Целью этой инициативы является оценка, обеспечение безопасности и выяснение объема большого ядерного наследия России. Лидеры Большой восьмерки договорились о выделении $20 миллиардов за десять лет на комплекс мер, направленных на нераспространение ОМП, разоружение, антитеррористические меры и на проекты радиационной безопасности. Это может быть достигнуто благодаря сокращению арсенала российского ОМП (химического, биологического и ядерного); утилизации атомных подводных лодок; контролю над делящимися материалами и отработанным ядерным топливом (ОЯТ); а также занятости специалистов вооружения.

Эта инициатива обсуждалась на встрече Президента США Буша и Канцлера Германии Шредера в мае 2002 года. Буш ссылался на программу «10+10 через 10», направленную на нераспространение ОМП и завершение уже начатой работы в России: $1 миллиард ежегодно выделяют США и $1 миллиард выделяется оставшимися странами Большой семерки ежегодно втечение 10 лет. Чтобы убедиться в эффективности и целесообразности развития проекта, удостовериться в его скоординированности и осуществлении в июне 2002 года лидеры Большой восьмерки составили список директив, направленных на немедленный результат. Для достижения этого, лидеры Большой восьмерки стремятся расширить область финансирования, включая возможность замены двусторонних долгов на финансирование данной программы.

США выделили деньги на программу нераспространения ОМП в России: Программа «Нанна-Лугара»
С 1992 года США потратили приблизительно 7 миллиард долларов на программы нераспостранения ОМП в России через программу «Нанна-Лугара» («Совместное уменьшение угрозы» – CTR), примерно 900-1 000 000 миллионов долларов в год. На первый взгляд, результаты опелаченной США программы кажутся впечатляющими. Программа «Нанна-Лугара» помогла уменьшить российский комплекс ядерных вооружений, дезактивировать и уничтожить ОМП; обезопасить, защитить, перевести запасы делящихся материалов, пригодных для создания атомного оружия, в безопасную форму. Согласно Агентству по Уменьшению угрозы при Департаменте обороны США, к 11 июля 2002 года программа СТR деактивировала и уничтожила 5970 ядерных боеголовок и вывела из эксплуатации различные системы доставки ядерных материалов. Охрана транспортировки ядерного оружия к арсеналам была улучшена. После завершения строительства хранилища делящихся материалов ПО «Маяк» сможет вмещать делящиеся материалы из 12500 демонтированных боеголовок и 50 тонн оружейного плутония. Программа материальной защиты, контроля и подсчета переданная Министерству Энергетики США призвана обеспечить дальнейшую установку охранного, контрольного и счетного оборудования для обеспечения сохранности делящихся материалов, используемых в производстве оружия, накопленных в бывшем Советском Союзе; содействует их передислокации из новых независимых государств в Россию и США и консолидации на меньшие площадки.

Финансирование утилизации стратегических атомных подводных лодок
Что касается атомных подводных лодок (АПЛ), то программа СТR предназначена только на утилизацию Ракетных Подводных Крейсеров Стратегического Назначения (РПКСН), считающимися угрозой США. Они были выведены из эксплуатации в соответствии с договором СТАРТ-1. Меморандум СТАРТ-1 в сентябре 1990 года состоял из 62 РПКСН. С 1992 по 1997 гг. пять подводных лодок Российского ВМФ были утилизированы с использованием оборудования СТR. Начиная с 2001 года шесть РПКСН Северного и Тихоокеанского Флота были внесены в график на утилизацию в рамках программы СТR, включая одну лодку класса «Тайфун», две – класса «Дельта-III» и две – класса «Дельта-I». В контракте оговорены еще два РПКСН: один – класса «Дельта-I» и два – класса «Дельта-III».

Основная цель программы СТR – это утилизация 41 РПКСН к 2007 году, утилизацию шести из которых оплатила Россия. К июлю 2002 года были утилизированы 24 РПКСН. Только 15 РПКСН считались действующими: шесть – класса «Дельта-III», шесть – класса «Дельта-IV» и три – класса «Тайфун». Все суда класса «Янки», «Дельта-I» и «Дельта-II» были выведены из эксплуатации. Из существующих шести лодок класса «Тайфун» одна ждет утилизации в Северодвинске, еще две будут утилизированы в будущем, а три остануться в эксплуатации. Отработавшее ядерное топливо (ОЯТ) из 15 утилизированных АПЛ с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) транспортируется на предприятие «Маяк» на хранение переработку. Этому содействовали официальные лица США, отступив от официальной политики непереработки ОЯТ. Однако программа CTR не охватывает многоцелевые и торпедные АПЛ, a тaкже АПЛ с крылатыми ракетами (ПЛАРК). 45 нестратегических АПЛ находятся в отстое на северо-западе России. Приблизительно только 27 из них – с выгруженным ОЯТ. Незначительный прогресс в утилизации этих субмарин объясняется нехваткой финансирования и отсутствием необходимой инфраструктуры для обеспечения процесса выгрузки ОЯТ.

ОЯТ из судов ВМФ
Из 191 АПЛ, находящихся в отстое, 115 находятся на Северном флоте. Основываясь на информации, представленной в докладе «Беллоны» No.3:2001, 71 из этих АПЛ находится в отстое с невыгруженным ОЯТ, из 10 топливо выгружено, а 32 АПЛ утилизированы. К концу 2001 года ОЯТ из 118 активных зон реактора находилось в хранилищах на береговых базах и плавтехбазах, принадлежащих Северному флоту. Еще 130 активных зон реакторов были на борту выведеных из эксплуатации субмарин. 248 активных зон реакторов хранятся на базах Северного Флота, что эквивалентно 99 тоннам ОЯТ.

Ранее ОЯТ, выгруженное из судов ВМФ перед транспортировкой на «Маяк», 10-15 лет содержалось в хранилищах бассейнового типа. Северный флот имел два хранилища для ОЯТ: в Андреевой Губе на северо-западе Кольского полуострова и в Гремихе – в восточной части Кольского полуострова. После вывода из эксплуатации этих хранилищ, ОЯТ в сухом виде хранилось на обоих базах, на плавтехбазах, и в реакторах выведенных из эксплуатации АПЛ. В настоящее время самое большое хранилище ОЯТ из атомных кораблей на северо-западе России находится в Андреевой губе. На площадке этого хранилища находится 21640 тепловыделяющих сборок. Они содержат 35 тонн топливной композиции. Учитывая, что каждая активная зона реактора содержит 233 ядерные сборки, это эквивалентно 93 активным зонам реактора.

«Беллона» настаивает на скорейшей выгрузке ОЯТ из многоцелевых АПЛ и их утилизации, поскольку их состояние в настоящее время представляет экологическую угрозу для Кольского полуострова, Баренцева моря, Норвежского моря и рыбных ресурсов региона.

Радиологическая угроза
В добавление к угрозе того, что суда в отстое с невыгруженным ОЯТ могут затонуть со всеми вытекающими экологическими последствиями, есть также угроза того, что это ОЯТ может быть похищено и направлено для создания так называемых «грязных бомб», опасных для окружающей среды и здоровья человека. Главным беспокойством сейчас является обеспечение охраны ОЯТ в Андреевой губе, поскольку ОЯТ и другие радиационные материалы могут быть использованы террористами для создания «грязной бомбы». В результате, скопившееся на севере России ОЯТ представляет не только потенциальную угрозу окружающей среде, но и является угрозой для соседних стран. Если бы группе террористов нужно было достать ОЯТ или другие радиоактивные материалы, они, вероятно, смогли бы создать взрывное устройство с радиоактивной начинкой, которое можно взорвать в густонаселенном районе.

«Экономист» в июле 2002 г. сообщил о том, что хотя радиологическое оружие еще никогда не использовалось, оно очень удобно для террористов не столько благодаря своей разрушительной силе, сколько благодаря своему физиологическому воздействию. В связи с этим, справедливо было бы назвать радиоактивные приборы не ОМП, а оружием массового психоза. Объясняется это тем, что угроза этого вида оружия кроется не в самом разрушительном взрыве бомбы, а в его долговременным последствиях на здоровье людей.

В то время как программа CTR оплачивает ликвидацию ОЯТ из утилизированных АПЛ стратегического назначения, «Беллона» рекомендует обеспечить безопасность и извлечь ОЯТ из многоцелевых АПЛ как можно скорее, поскольку в противном случае угроза гарантирована не только России, но и Европе и даже за ее пределами.

Перевод слов в дело: предназначенные денежные средства и их распределение Основываясь на описанных выше угрозах, особенно в свете террористических атак 11 сентября 2001 года, «Беллона» рекомендует начать выделение обещанных 20 миллиардов долларов как можно скорее, хотя некоторые проблемы должны быть решены в первую очередь. Самыми серьезными из них являются освобождение от налогов и обязательство соглашения о Многосторонней экологической программе по ядерной безопасности в Российской Федерации (МНЕПР). В настоящее время каждая страна, сотрудничающая с Россией, имеет двустороннее и в некоторых случаях трехстороннее соглашение. Соглашения были необходимы для регулирования вопросов налогообложения и освобождения от ядерной отвественности. МНЕПР призван стать универсальным соглашением, к которому могут присоединяться другие страны.

Другие проблемы в области ядерной и радиационной безопасности в России, включая перерасход финансирования, российскую бюрократию так же, как и ведомственную конкуренцию между российскими министерствами, желающими получить часть финансирования, не говоря об огромных расходах на западных консультантов. К сожалению, очень немногое изменилось с Саммита Большой восьмерки в июне. Это даже побудило Лугара 5 сентября сделать замечание о том, что обязана быть «хоть какая-то организация». Несмотря на успех программ нераспространения в России, финансируемых США, они смогли обеспечить безопасность только на 40% российских атомных объектах и еще меньше – на биологических и химических. Лугар так же прокомментировал то, что при существующем прогрессе еще 27 лет уйдет на то, чтобы некоторые российские ядерно-опасные установки станут безопасными.

Центр изучения нераспространения предложил, чтобы обещанные США 10 миллиардов долларов были направлены только на финансирование выполнения программ Нанна Лугара. С 1992 года США потратили 7 миллиардов долларов, в то время как другие страны Большой семерки потратили приблизительно 500 миллионов долларов на двусторонние проекты с теми же целями. В настоящее время обещание Большой восьмерки означает, что новых денег выделено не было, а если что-то было выделено, то сумма будет соответствовать сумме денег, потраченной США. Кроме того, эта инициатива позволяет странам подсчитать деньги, предназначенные для этих программ, но еще не распределенные и даже обеспечить выделение денег странами, не входящими в Большую восьмерку в случае, если Япония или страны ЕС не смогут внести обещанные 10 миллиардов.

Обещание Большой восьмерки было бы очень полезным в помощи по финансированию в России программ нераспространения. Вместо того, чтобы ожидать законодательного распределения финансирования, страны-доноры могли списать долги, если бы Россия больше действовала самостоятельно. Поэтому «Беллона» рекомендует предпринять соответствующие шаги для подписания МНЕПР, что обеспечит толчок для решения вопросов ядерной ответственности и налогообложения. Поскольку Большая восьмерка пообещала выделить деньги, то это поможет осуществить данную инициативу и перевести ее в конкретную плоскость.

Источники:

  • See the G8 Leaders’ statement at: http://www.g8.gc.ca/event_site/kan_docs/globpart-e.asp.
  • The Economist, ‘Anti-proliferation wrangles: cleaning up’, Print Edition, 30 May 2002.
  • Zackary Moss, The Royal United Services Institute for Defence Studies (RUSI) Newsbrief,
    ‘US- Russian Nuclear Non-proliferation Post-11 September’, March 2002, Vol.22, No.3.
  • See the Defence Threat Reduction Agency website, http://www.dtra.mil/ctr/ctr_score.html.
  • Ibid. http://www.dtra.mil/ctr/project/projrus/ctr_fissile_storage.html.
  • All information on SNF is from the Report for Cabinet Meeting. Minatom: ‘Nuclear and Radiation Safety of Russian’, Moscow, pp.22-23, 28, 58-59, in Bellona Report Vol.3 – 2001.
  • The Economist, ‘Radiological devices: weapons of mass dislocation’, 15-21 June 2002.
  • Bryan Bender, ‘G8 Pledge Needs Organization, Lugar Says’, Global Security Newswire, 6/9/2002, RANSAC: http://www.ransac.org/new-web-site/pub/nuclearnws/09.06.02.html#1c.
  • The Washington Post, 17 June 2002. CNS, ‘The 10 plus 10 over ten Initiative: A Promising Start, But Little Substance So Far’, http://www.cns.miis.edu/pubs/week/020812.htm.