News

Всплывший уран может быть частью топлива, пропавшего во время кражи десятилетней давности

Опубликовано: 20/06/2002

Автор: Чарльз Диггес

Расследование происхождения двух килограммов уранового топливного элемента, обнаруженных сотрудниками ГИБДД в багажнике машины в г. Ижевск, Центральная Россия, может вывести милицию на след большой международной преступной сети, подозреваемой в краже, совершенной десять лет назад, когда с Чепецкого механического завода в 1992 году пропало 300 килограмм низкообогащенного урана, предназначенного для перепродажи в Европе и на Ближнем Востоке.

Преступная группировка, занимающаяся контрабандой ядерных материалов, которая, как говорят представители следствия, была замешана в первой краже урана на механическом заводе — расположенном в городе Глазов в российской Автономной Республике Удмуртия — далеко раскинула свои сети, привлекая потенциальных клиентов и сообщников на обширной территории от России до стран Балтии, от Польши до государств Ближнего Востока. Согласно материалам следствия и новостным репортажам, в Грозном, за два года до того, как в Чечне разразилась гражданская война, контрабандный картель даже заключил многомиллионную сделку с представителями Ирана относительно покупки некоторого количества украденного урана.


В то время ученые-атомщики поспешили подчеркнуть, что низкообогащенный уран невозможно применить для изготовления бомб, поскольку для того, чтобы обогатить ядерный материал до того уровня, при котором он действительно станет оружием массового поражения, потребуется сложное, далеко не легкодоступное оборудование, не говоря уже о серьезных научных знаниях.


Тем не менее, за последние десять лет уран из Чепецка постоянно появлялся в самых различных местах, сказала Людмила Зайцева, аналитик, перерабатывающий информацию по пропавшим радиоактивным материалам для Базы Данных по Контрабанде, Хищениям и Утере Источников Радиации при Стэнфордском Университете, США.


«Различные количества материала [украденного с Чепецкого завода] были переправлены в самых разных направлениях, в нескольких случаях какое-то количество перехватывалось правоохранительными органами в Белоруссии, Чечне и Литве. И какое-то количество, скорее всего, еще где-нибудь всплывет», — сказала Зайцева корреспонденту Bellona Web. Она добавила, что «вполне вероятно», что уран, найденный три недели назад в Ижевске, столице Удмуртии, в багажнике автомашины «Жигули», имеет отношение к краже 1992 года.


Сотрудник ГИБДД в Ижевске сказал корреспонденту Bellona Web в интервью 19 июня, что «Жигули», за рулем которых, по сведениям милиции, находился 48-летний мужчина по имени Рифкат — его фамилию источник назвать отказался, — были остановлены 10 июня по причинам, которые пресс-секретарь ГИБДД также отказался уточнить. Как сообщалось в репортажах российских новостных агентств, водитель машины, живущий и работающий в Ижевске, был родом из Татарстана, многонациональной республики в Центральной России. В ходе досмотра багажника машины подозреваемого, сотрудники дорожно-постовой службы, по сообщениям средств массовой информации, нашли два килограмма урана, а также 300 000 рублей (около 9700 долларов), которые, как утверждает милиция, были предназначены для оплаты — или частичной оплаты — урана.


Найденный материал был отправлен для анализа на Чепецкий механический завод, находящийся в ведении российского Министерства атомной энергии (Минатома). По результатам исследования обнаружилось, что попавший в руки сотрудников ГИБДД материал был частью уранового стержня, который используется в качестве топлива на атомных электростанциях, однако ученым так и не удалось установить точное происхождение топливного элемента, сказали представители следствия.


На момент изъятия урана, два килограмма материала излучали 2000 микрорентген в час — уровень радиации, намного превышающий тот уровень радиоактивного фона, который считается безопасным для человека, — сообщил пресс-секретарь Удмуртского отделения Федеральной Службы Безопасности, или ФСБ. По его словам, изъятие урана стало результатом большой операции, проводимой под прикрытием секретными службами совместно с местной милицией в Ижевске, целью которой и было возвращение урана, который, как сказал пресс-секретарь, «более чем вероятно» имеет отношение к 300 килограммам топлива, исчезнувшего с Чепецкого завода десять лет назад.


Представитель пресс-службы ФСБ, согласившийся на интервью только на условиях анонимности, сказал, что подозреваемый, по предположениям следователей, надеялся получить 50 тысяч долларов чистой прибыли за сделку, которую, как утверждает следствие, он намеревался провернуть.


«Мы не можем с уверенностью сказать, является ли этот уран частью того самого урана, который пропал [в результате кражи 1992 года] », — сказал пресс-секретарь. «Но мы упорно работаем над этой версией». Он отказался уточнить, удалось ли следствию установить какую-либо связь между подозреваемым, задержанным в ходе досмотра «Жигулей», и лицами, которые могли быть замешаны в первой краже с Чепецкого завода. На вопрос о том, проводили ли сотрудники секретных служб длительную слежку за водителем «Жигулей» до его ареста, и осуществляет ли сейчас ФСБ наблюдение за какими-либо лицами, подозреваемыми в нелегальной торговле ураном на территории республики Удмуртия, он ответил, что более подробных комментариев дать не может.


Как обнаружилась кража 1992 года

Аналитик Зайцева из Стэнфордского Университета говорит, что ее данные подтверждают подозрения ФСБ. Согласно результатам ее исследований, кража с Чепецкого механического завода вскрылась во время инвентаризации в октябре 1992 года, когда оказалось, что с завода пропали 300 килограмм низкообогащенного урана. Инвентаризацию провели после того, как секретные службы и сотрудники Ижевской прокуратуры предотвратили попытку преступников, на которых позже пало подозрение в краже и один из которых сам оказался работником Чепецкого завода, — продать от 100 до 140 килограммов исчезнувшего урана.


Точное количество материала, изъятое следствием в ходе операции по предотвращению сделки, составило, согласно протоколу, 100 килограмм, а стоимость урана была определена в пределах 100-170 тысяч долларов за килограмм, сказал корреспонденту Bellona Web представитель Удмуртской прокуратуры, осведомленный в подробностях давнего дела. Однако Владимир Кузнецов, бывший инспектор Госатомнадзора, российского ведомства, контролирующего безопасность и правила эксплуатации АЭС и ядерных материалов, а теперь сотрудник неправительственной организации «Зеленый Крест», сказал, что при первом обнаружении украденного материала, количество изъятого низкообогащенного (0,2-0,4 процента) урана приближалось, скорее, к 140 килограммам.


Местонахождение остальных 160 килограмм, по-видимому, давно переправленных злоумышленниками за пределы города, согласно данным, имеющимся у Кузнецова, так и остается неизвестным.


Покупатели находятся по всему миру

По прошествии двух месяцев после обнаружения кражи сотрудники Удмуртской прокуратуры объявили о задержании группы из тринадцати человек, подозреваемых в хищении урана с Чепецкого механического завода и нелегальной переправке украденного в Польшу, как сообщалось в репортаже новостного агентства «Франс Пресс» в декабре 1992 года.


Львиная доля радиоактивного материала — в прокуратуре не смогли определить точное количество килограммов в этой партии — была, согласно утверждениям следователей, продана за 700 тысяч долларов за килограмм клиентам в Западной Европе, которые должны были переправить уран в конечный пункт назначения — как полагали следователи, в страны Ближнего Востока. Другая партия урана всплыла в Грозном, столице восставшей российской республики Чечня, где она была в конечном итоге приобретена, как сказал сотрудник пресс-службы Удмуртской прокуратуры в интервью 19 июня, азербайджанской этнической преступной группировкой, с целью перепродажи в Иране за 15 миллионов долларов.


Покупатели украденного с Чепецкого завода необогащенного урана-238 включали в себя представителей так называемой армянской этнической организованной преступной группировки, которые в ноябре 1992 года — спустя всего лишь месяц после обнаружения пропажи на заводе — заплатили, по утверждениям следствия, 280 миллионов неденоминированных рублей (около 9000 долларов) за неустановленное количество материала. Как писал журнал «ДжейПиАрЭс-Пролиферэйшн Ишьюс» (JPRS-Proliferation Issues, или «Проблемы нераспространения ядерного оружия») в выпуске от 24 ноября 1992 года, сделка была также осуществлена в Грозном, а сам радиоактивный материал был отправлен контрабандой в Иран.


Несколькими днями ранее, согласно номеру «ДжейПиАрЭс-Пролиферэйшн Ишьюс» от 12 ноября 1992 года, сотрудники Белорусских органов госбезопасности арестовали двух российских подданных, гражданина Белоруссии и гражданина Польши, обнаружив у них 2,35 килограмма низкообогащенного урана-238. Как сообщалось в статье журнала, задержанные по подозрению в контрабанде граждане были членами той самой разветвленной преступной группировки, которая, согласно следствию, совершила кражу примерно 100 килограмм урана с Чепецкого механического завода.


Вскоре, в 1993 году, стало известно о случае в Литве, где некий бизнесмен, купивший два урановых топливных элемента в надежде продать материал за границу, выбросил приобретенный им нелегальный товар в местную реку Невезис, узнав о том, что подозреваемые в краже этого материала преступники были арестованы. Как сообщало новостное агентство «Рейтерс», выброшенный уран был частью материала, украденного на Чепецком заводе.


Задержанный бизнесмен, гражданин Литвы Раймондас Урбонас, признался в ходе расследования, что нелегально провез 486 килограммов урана из России на территорию Литвы, с тем чтобы в дальнейшем продать товар в Польше. Урбонас сказал, что опасаясь ареста, он утопил радиоактивный материал в реке. Как писала газета «Дэйли Телеграф», следователи считают, что подозреваемый солгал, и что купленный им уран был на самом деле уже продан в Польшу.


Проблемы безопасности на Чепецком заводе… и не только

Подытоживая вышеперечисленное, можно утверждать, что весь этот длинный грустный перечень пропаж с Чепецкого завода указывает на существование — или бывшее существование — целого международного криминального синдиката, в состав которого входят, или когда-то входили, Россия, Белоруссия, страны Балтии и Польша, и члены которого занимаются нелегальной переправкой низкообогащенного урана в Западную Европу, сказал сотрудник пресс-службы Удмуртской прокуратуры.


Впрочем, добавил он, относительная незначительность количества последней по времени изъятой партии, найденной в багажнике «Жигулей», может означать, что преступный картель распадается. Действительно, согласно утверждениям Кузнецова, уровень безопасности, которым располагает сейчас Чепецкий механический завод, «один из самых высоких в России».


«Мероприятия по повышению уровня безопасности, предпринятые на заводе с помощью [финансируемой Департаментом Обороны США программы «Акт о Совместном Сокращении Угрозы» или] CTR, были проведены там вскоре после того, как были усилены меры безопасности в [Московском] Курчатовском институте, где уровень охраны представляет собой один из самых лучших в мире примеров обеспечения защиты радиоактивных материалов», — сказал Кузнецов в телефонном интервью корреспонденту Bellona Web. Хотя, сказал он, надо учитывать, что все эти меры по обеспечению должного уровня охраны были предприняты не сразу, а только через какое-то время после того, как CTR начала свою деятельность в России в 1992 году.


Даже принимая во внимание тот факт, что пропавшие 300 килограмм низкообогащенного урана до сих пор «гуляют» где-то по странам Европы и Ближнего Востока, сказал Кузнецов, лучшей защитой от катастрофических последствий, на которую можно было надеяться после обнаружения кражи в 1992 году, является то обстоятельство, что украденный уран обладает низкой степенью радиации.


«Чтобы обогатить этот уран и переработать его в плутоний, нужно поместить его в реактор, а это дорого, требует специфических профессиональных знаний и может привлечь нежелательное внимание», — сказал он.


Иран

Особые опасения вызывают многомиллионные сделки по покупке некоторого количества похищенного урана, заключенные в Грозном, из которого, по утверждениям следственных органов, нелегальный товар должен был направиться в Иран. Высокие цены, заплаченные за украденный материал, предполагают более высокую степень радиоактивности проданного количества низкообогащенного урана, который можно — и это вполне осуществимо — поместить в реактор и переработать для получения плутония, говорит журналист и аналитик военной сферы Павел Фельгенгауэр. Такой уран, согласно Кузнецову, должен обладать примерно 4-процентной степенью обогащения, чтобы его возможно было использовать в качестве реакторного топлива. Информация, содержащаяся в базе данных Стэнфордского Университета, указывает на тот факт, что в числе 300 килограмм урана, исчезнувшего с Чепецкого завода в 1992 году, было также топливо именно с такой степенью обогащения.


В то же время российское Министерство атомной энергии, или Минатом, занимается сейчас осуществлением проекта строительства атомной электростанции в городе Бушер, в Иране, который правительства Соединенных Штатов и Израиля почти открыто называют прикрытием для программы содействия в разработке ядерного оружия. В случае переработки в реакторах на Бушерской АЭС, похищенный с Чепецкого завода низкообогащенный уран дал бы содержащие плутоний отходы, сказал Фельгенгауэр.


«Возможно, [иранцы] имели какие-то свои виды на будущее, [посылая своих представителей на заключение сделки по покупке низкообогащенного урана в 1992 году] », — сказал он.


Минатом неоднократно настаивал на том, что проект строительства реакторов предназначен для «мирных целей», и подтвердил свою позицию еще раз, когда корреспондент Bellona Web связался с сотрудниками министерства для комментариев 20 июня. Представители ведомства, однако, отказались отвечать на вопросы относительно возможности переработки украденного урана в материал, пригодный для изготовления вооружений, и сказали, что комментарии по поводу любых вопросов, касающихся кражи десятилетней давности и возможной связи между нею и Ираном, сотрудники пресс-службы будут готовы дать не ранее чем через 40 дней после подачи официального запроса.