Норвегия меняет мнение о проектах ядерной безопасности в России

303d9787c6b98a365183cac395d47dc2.jpeg Photo: Foto: Nils Bøhmer

Комитет по контролю и конституции Стуртинга (норвежского парламента) включил все девять пунктов, представленных «Беллоной», в свой доклад, который выполнен по результатам проверки Счетной палатой «Плана действий по атомной безопасности в России».


С начала 90-х г.г. Норвегия выделила порядка 590 миллионов норвежских крон (около 65,5 миллионов долларов США) на проекты по атомной безопасности в России. Норвегия также выступила инициатором проектов совместно с государствами ЕС и США для приведения в безопасное состояние как гражданских, так и военных атомных объектов.


Большинство Комитета по контролю и конституции считает, что одной из главных задач на пути повышения атомной безопасности в России будет оказание экономической и политической поддержки российскому органу атомного регулирования — Госатомнадзору — с целью создания оптимальных условий для его работы и повышения его статуса. Большинство комитета указывает, что многие проекты, профинансированные Норвегией, не содержали требования участия Госатомнадзора на стадии их подготовки и выполнения и требует исправить подобное положение дел.


Комитет считает, что, во многих случаях, выделение денег под проекты происходило без предварительной оценки их экологических последствий. Поэтому, по рекомендации Комитета, все проекты, профинансированные Норвегией, должны проходить предварительную экологическую оценку.


«Беллона» последние годы работала над тем, чтобы эти требования были составной частью всех проектов, одобренных бюрократами из Министерства иностранных дел Норвегии. МИД Норвегии курирует все проекты по атомной безопасности в России, под которые выделяется норвежское финансирование.

11e7bed74a045764671f0df1df64673d.jpeg Photo: Tegning: Krasnoyarsk Centre for non-proliferation.

Проекты на «Маяке» больше финансироваться не будут

Проект финансирования дополнительного эшелона для вывоза отработавшего ядерного топлива, выгруженного из реакторов атомных лодок и атомных ледоколов, на химкомбинат «Маяк» для переработки был в свое время поддержан министром иностранных дел Сири Бьярке.


Осенью 1994 года «Беллона» и представители экологических организаций Челябинской области, где расположен «Маяк», организовали слушания в Стуртинге, посвященные ситуации на химкомбинате. Переработка отработавшего топлива на «Маяке» ведет к образованию огромного количества радиоактивных отходов, большая часть которых сбрасывается в прилегающее к комбинату озеро Карачай. Финансирование Норвегией эшелона привело к большему накоплению отработавшего топлива на комбинате, экологическая ситуация вокруг которого и так крайне неблагоприятная.


«Беллона» неоднократно обращалась в МИД Норвегии с требованием прекратить проект, который подразумевает поддержку «Маяка». В 1999 году с письмом протеста к министру иностранных дел Кнуту Воллебеку обратились представители наиболее крупных экологических организаций России с требованием остановить какие-либо проекты, которые приведут к увеличению вывоза топлива на химкомбинат.


МИД Норвегии оставил обращение без ответа.


Сейчас Комитет по контролю и конституции пишет: Большинство [Комитета] считает, что переработка на «Маяке» не ведет к снижению радиоактивного загрязнения, а, напротив, имеет обратное действие. Большинство также считает, что поддержка Норвегией строительства эшелона для вывоза ядерных отходов на «Маяк» было также ошибочным. Большинство указывает, что «Маяк» является военным объектом, который находится вне международного контроля. В будущем Норвегия должна воздерживаться от каких-либо инициатив, которые могут сделать вклад в дальнейшую эксплуатацию «Маяка», или помочь созданию инфраструктуры для планов России по ввозу отработавшего ядерного топлива из других стран.


Завершение поддержки атомных станций

Комитет также затронул тему, которая ранее была поднята в докладе Счетной палаты. Тема касается проекта по увеличению безопасности на Кольской атомной станции, который в итоге способствовал продлению срока эксплуатации реакторов станции.


Первый энергоблок Кольской АЭС был введен в эксплуатацию в 1973 году. Проектный срок эксплуатации реактора составляет 30 лет и истекает в 2003 году. Но в 2003 году реактор останавливаться не будет. Руководство Кольской АЭС объявило о продлении срока эксплуатации на 10 лет — вплоть до 2013 года, обосновав свое решение, в том числе, и норвежской поддержкой, которая сделала реактор более безопасным. В то же время, идея подобной поддержки со стороны Норвегии заключалась в обеспечении безопасной эксплуатации энергоблока до его вывода из эксплуатации без превышения проектных сроков.


Комитет по контролю и конституции указывает, что дальнейшие проекты со стороны Норвегии должны быть направлены на закрытие и вывод из эксплуатации наиболее старых атомных энергоблоков. По мнению Комитета, также необходимо инициировать проекты по исследованию и созданию альтернативных источников энергии. Большинство Комитета полагает, что продление срока эксплуатации атомных реакторов затрудняет выполнение проектов по развитию альтернативных источников энергии.


«Беллона»

Комитет также указывает в своем докладе, что неправительственные организации типа «Беллоны» играли важную роль в работе по приведению атомных объектов России в безопасное состояние. По мнению Комитета, представители норвежских и российских неправительственных организаций должны получить статус наблюдателей и присутствовать на встречах норвежско-российской комиссии по атомным проектам. В рекомендациях Комитета также говорится, что все документы, которые готовятся в рамках комиссии, должны быть доступны широкой общественности.


Несколько месяцев назад «Беллона» подала заявку на статус наблюдателя на встречах норвежско-российской комиссии. По мнению «Беллоны» Норвегия имеет обязательства включения в работу комиссии неправительственных организаций, которые следуют и Орхуской конвенции. Но МИД Норвегии не поддержал заявку «Беллоны». Следующая встреча комиссии состоится июне этого года в Москве.


Девять пунктов, представленные «Беллоной»

Следующие девять пунктов были представлены «Беллоной» к заседанию Комитета по контролю и конституции:

  • Все проекты, финансируемые Норвегией в России, должны проходить независимую экологическую оценку до их принятия.
  • В проектах по радиационной безопасности должно быть оговорено, что ГАН участвует, как при разработке, так и при выполнении проектов.
  • В проектах по радиационной безопасности должно быть оговорено, что норвежский или международные эксперты должны иметь право проводить инспекцию объектов до начала проекта, во время его выполнения, а также в ходе дальнейшей эксплуатации, чтобы удостовериться, что эксплуатация производится без нарушения норм радиационной безопасности РФ.
  • Норвегия не должна участвовать у проектах, результаты которых могут быть в дальнейшем использованы для создания инфраструктуры приема отработавшего ядерного топлива других государств на хранение.
  • Норвегия прекращает финансирование проектов на атомных станциях, если в контракте не указано, что атомные энергоблоки будут остановлены после выработки ими эксплуатационного ресурса (30 лет для большинства ректоров).
  • Норвегия должна увеличить инвестиции в развитие альтернативных источников энергии на северо-западе России, включая увеличение финансирования по эффективной энергетики, биоэнергетики, модернизации гидроэлектростанций. А также оказывать поддержку развития водородной и ветряной энергетики.
  • Объединение «Беллона» должно получить возможность присутствовать участвовать в качестве наблюдателей во время встреч норвежско-русской комиссии по проектам по атомной безопасности. За исключением специальных случаев, все документы, которые готовятся в рамках заседаний этой комиссии, должны быть открыты для широкой общественности.
  • Норвегия не должна участвовать в проектах, которые способствуют дальнейшей эксплуатации перерабатывающего предприятия на химкомбинате «Маяк».
  • Норвегия должна в большей степени участвовать на экономическом и политическом уровнях в поддержке Госатомнадзора, как для улучшения условий работы этого органа, так и для усиления его роли в выполнении государственного регулирования использования атомной энергии в России.