News

Верховный Суд нанес второй удар приговору

Опубликовано: 13/02/2002

Автор: Виктор Терёшкин

Адвокат Иван Павлов уверен, что перерезана еще одна ниточка, на которой висел приговор, вынесенный Григорию Пасько. А Россия освободилась еще от одного осколка имперской правовой базы.

Рано утром Иван Павлов звонил во Владивосток, разговаривал с Анатолием Пышкиным. Анатолий как раз в это время был в зале суда рядом с Григорием Пасько. Они знакомились с протоколом судебного заседания. И Иван смог сам поздравить Григория с победой по приказу 055. Нам так важно сейчас поддержать Григория, чтобы он знал и верил — он не один, все, кому он дорог, работают, приближая победу.



К десяти утра в проходной Верховного Суда толчея — четыре телевизионных группы прибыли к месту ожидаемой сенсации. Умудренные опытом газетчики прибудут позже, они знают, что решение будет вынесено ближе к вечеру.



В Главной Военной Прокуратуре (ГВП) и в Генеральной царит легкая паника — Верховный Суд признал недействующим приказ №055 министра обороны. Это мне стало понятно из реплик, которыми обменивались полковник юстиции, представитель ГВП Олег Косов и полковник Генштаба Олег Романов.



Председательствующий на процессе — генерал-лейтенант Виктор Яськин. Известен своей заботой о подчиненных, непреклонностью и бесстрашием. Чтит прежде всего закон. За что при Ельцине заработал сильную неприязнь Кремля.


Заседание началось ровно в 10.00. Полковник Романов сразу же выступил с двумя ходатайствами. Одно — конечно же о том, что заседание нужно вести в закрытом режиме. А вот второе меня очень встревожило. Романов просил проверить у адвоката Павлова наличие допуска к сведениям, составляющим государственную тайну. Иван Павлов возразил — я был защитником Григория Пасько по его уголовному делу, и был ознакомлен со всеми документами дела, в том числе и оспариваемым приказом министра обороны. Нет никаких законных оснований для того, чтобы требовать от меня наличия допуска. Судья Виктор Яськин, почитав какой-то документ, произнес смешную фразу:



— Суд, совещаясь на месте, определил дальнейшее судебное следствие провести в закрытом судебном заседании. Прошу товарищей, граждан, господ, как угодно — покинуть зал.



Оставалось только гадать, что же происходит за закрытыми дверьми зала. Судья Яськин вполне мог принять решение отложить рассмотрение жалобы Пасько на том основании, что допуска к секретным материалам у Павлова не было. Да, было знаменитое решение Конституционного Суда, рассмотревшего жалобу адвоката Юрия Шмидта и еще нескольких его коллег о том, что обвиняемый по таким тяжким статьям уголовного кодекса как разглашение гостайны или шпионаж вправе выбирать себе адвоката без допуска. Тем самым из арсенала ФСБ был выбит спецприем — потому что все адвокаты с допуском были «их» адвокатами. В деле Александра Никитина это стало первым шагом к победе. Но решение Конституционного Суда касалось уголовных дел, а Верховный Суд сегодня рассматривал дело гражданское, по жалобе Пасько. Медленно тянулись минуты, но из зала никто не выходил. И я вздохнул с облегчением — Яськин не удовлетворил ходатайство представителя Минобороны.

0525d845291cb0f1903530c2949488d9.jpeg

В 11.45 объявили часовой перерыв. Адвокат Иван Павлов сообщил мне эксклюзивную информацию:


— Судья Виктор Яськин сейчас принял решение, которое выходит за рамки этого процесса. Полковник Генштаба Олег Романов настаивал на том, чтобы разбирательство жалобы Пасько было отложено. И именно на том основании, что я должен пройти процедуру допуска. Он утверждал, что решение Конституционного Суда касалось только уголовного судопроизводства. Судья Яськин вынес решение, и я считаю его прецедентным — он применил решение Конституционного Суда по аналогии и сказал, что в гражданском процессе адвокаты также имеют право допуска к сведениям, составляющим гостайну, в силу их статуса.



В 13.30 заседание возобновилось. Наш журналистский полк увеличился, прибыли коллеги из газет и информационных агентств. Телеоператоры, ранним утром снимавшие сюжет в аэропорту о прибытии какого-то высокого гостя, уснули, положив буйны головы на длинный стол. У пишущих журналистов по рукам ходит свеженькое заявление главного военного прокурора Михаила Кислицына. Он уверен, что вчерашнее решение Верховного Суда никакого отношения к делу о шпионаже военного журналиста Пасько не имеет. И никакого влияния на рассмотрение в кассационном порядке в Военной коллегии жалобы Пасько иметь тоже не будет. Ой, дяденька военный, нехорошо обманывать!



В 14.45 судья Яськин выходит из зала, участливо спрашивает:


— Ну что, замучил я вас? Через час решение будет готово.



Журналисты требуют у Павлова, чтобы он прокомментировал заявление главного военного прокурора. Иван лаконичен:


— А что ему еще остается делать? Только изо всех сил строить хорошую мину при очень плохой игре!



Спрашиваю полковника Олега Романова:


— Вы лично, как человек, как офицер считаете, что запрет военнослужащим общаться с иностранцами, соответствует новой России, ее Конституции, законам? Абсурдность этого запрета очевидна — съездил к родственникам на Украину, навестил приятеля в Литве — и тебя уже могут привлекать, пить кровь!


И офицер Генштаба Романов и полковник ГВП Косов стали мне рассказывать страшилки о том, как даже гражданские сотрудники оборонных НИИ, пойдя на встречу с иностранцами, получали в вино снотворное, и оказывались в лапах разведслужб. Олег Романов подвел итог:



— Этот пункт приказа министра регламентирует поведение военнослужащих. Дисциплина — великая вещь!



Еще тридцать минут ожидания.


— Встать, суд идет!



Судья Яськин зачитывает:


— …жалобу Пасько Григория Михайловича удовлетворить, признав незаконным и недействующим со дня вступления в законную силу закона РФ “О государственной тайне” от 21 июля 1993 года, указания, содержащегося в подпункте “А” статьи 70 наставления о защите государственных секретов в ВС СССР, содержащегося в приказе №010 министра обороны от 7 августа 1990 года. О том, что лицам, допущенным к секретным работам, документам и изделиям, запрещается посещать посольства, консульства и другие представительства иностранных государств, частных компаний и фирм, устанавливать и поддерживать непосредственно или через других лиц связи с иностранными гражданами если это не входит в их служебные обязанности.


4d10becdd84ee661a932eddb1427246c.jpeg

Адвоката Ивана Павлова просят дать комментарий перед телекамерами. Он говорит:


— Сегодняшним решением я доволен. Порвалась еще одна ниточка, на которой висел приговор Григорию Пасько. А Россия освободилась еще от одного осколка имперской правовой базы. Не стало той нормы, которая препятствовала военнослужащим в полной мере реализовать свои права, гарантированные Конституцией. Защита Пасько обязательно использует результат вчерашнего и сегодняшнего решений Верховного Суда, когда будет рассматриваться наша кассационная жалоба.



Журналисты смогли уговорить полковников Романова и Косова тоже прокомментировать решение суда. Не все же адвокатам высказываться! Олег Косов сказал;



— Ничего необычного не произошло, это не правовая коллизия, а обычная практика приведения действующего законодательства в соответствие с Конституцией России. И только. Решение Верховного Суда принято о признании недействующим и не подлежащим применению именно отдельного пункта наставления министерства обороны. Этот пункт по логике вещей, согласно Конституции и не должен был применяться!



Полковник Генштаба Олег Романов был краток:


— То, что сегодня признана недействующей статья 70 приказа 010 меня лично удовлетворяет, я считаю, что это отвечает интересам безопасности России.


PS. За эти два дня защите Григория Пасько удалось выбить из обвинительного заключения, приговора два камня, перерезать две нитки. Это значит, что есть свет в конце тоннеля, это значит, что мы сможем услышать в здании Верховного Суда слова судебного решения, после которых Григорий выйдет на свободу.