Ввоз отработавшего ядерного топлива в Россию из других государств

Последствия для экологии и безопасности

Принятие законопроектов было пролоббировано Министерством по атомной энергии РФ. Согласно схеме, разработанной Минатомом, Россия смогла бы ввезти 20 тыс. тонн зарубежного ОЯТ и заработать порядка 20 млрд. долларов США. Около 7 млрд. долларов США из заработанной суммы предполагается, по утверждениям представителей Минатома, потратить на экологические и социальные программы.

В настоящее время в России накоплено около 15 тыс. тонн ОЯТ. Более половины топлива хранится, в приреакторных хранилищах, расположенных на территории 10 российских АЭС. По данным «Беллоны» хранилища на некоторых АЭС (например Ленинградской) переполнены и находятся в неудовлетворительном техническом состоянии. Администрация АЭС, в нарушении норматиных документов, уплотняет эти хранилища, размещая в них дополнительное ОЯТ.

Большая часть ОЯТ, извлеченного из реакторов АПЛ, хранится в плавучил и береговых аварийных хранилищах на Северном и Тихоокеанском флотах.

По мнению «Беллоны», ввоз дополнительных объемов ОЯТ в Россию приведет к увеличению радиационной нагрузки и ухудшению экологической обстановки, а также создаст предпосылки для нарушения режима нераспространения ядерных материалов. Подобная деятельность Минатома, возведенная с подачи этого ведомства до уровня государственной политики, является чисто коммерческим проектом. При этом деньги от проекта достанутся в основном Минатому, который пытается предотвратить развал огромного военно-промышленного ядерного комплекса, оставшегося со времен холодной войны.

Принятые законы не гарантируют того, что заработанные от ввоза ОЯТ средства будут тратиться на экологические программы. По мнению экспертов — экономистов из парламенской фракции «Яблоко», денег, которые предполагает заработать Минатом на этой сделке, будет недостаточно даже для покрытия собственных расходов, не говоря уже о финансировании экологических программ. Настораживает также то, что принятые законопроекты не гарантируют эффективного парламентского и общественного контроля над деятельностью по импорту ОЯТ. Усилиями Минатома и Минобороны даже такой орган как Государственный надзор за использованием атомной энергии (Госатомнадзор) в последние годы был лишен части своих полномочий и в настоящее время не в состоянии выполнять полноценные регулирующие и контролирующие функции. В 2000 году, президентом РФ был упразднен Комитет по охране окружающей природной среды.

Пропагандируя «дешевое» решение проблемы обращения с ОЯТ, Минатом негативно воздействует на западные компании, которые работают над долговременным решением обращения с ОЯТ и высокоактивными отходами. Проект подталкивает другие страны последовать примеру России. Например, Казахстан в последнее время активно продвигает идею создания на своей территории международного хранилища для радиоактивных отходов (РАО). Таким образом, проект Минатома может привести к созданию конкуренции среди стран со слабо развитой экономикой, что приведет к снижению цен на предоставление своей территории под хранилища ОЯТ и РАО, а как следствие к снижению уровня безопасного хранения импортируемых радиоактивных материалов.

Социологические опросы показывают, что около 90% населения России относится отрицательно к инициативе Минатома. В 2000 году, ряд российских неправительственных организаций собрали порядка 2,5 миллиона подписей в поддержку референдума по этому вопросу. Примерно одна третья часть представленных подписей была забракована Центральной избирательной комиссией РФ, что не позволило назначить и провести референдум. Решение Центризбиркома, по мнению наблюдателей, было продиктовано политическими мотивами, а не техническими проблемами.

1. Предыстория вопроса
В декабре 1998 года министр по атомной энергии России Евгений Адамов направил письмо своему американскому коллеге, руководителю Департамента по энергетике Биллу Ричардсону, в котором предлагает рассмотреть вопрос о размещении в России американского ОЯТ для долговременного хранения и последующей переработки. В тоже время ряд экологических организаций опубликовали протоколы переговоров представителей Минатома со швейцарскими и немецкими компаниями, где речь шла не только об импорте ОЯТ, но и о возможности захоронения радиоактивных отходов на территории России.

В России на пути выполнения проекта возникает законодательное препятствие. Ч.3 ст.50 Закона РФ «Об охране окружающей природной среды» запрещает ввоз на территорию России радиоактивных материалов.

Весной 1999 года Минатом начинает активное лоббирование с целью изменить 50-ю статью Закона. Поправки предполагают разрешить ввоз неограниченного количества ОЯТ на территорию России. Несмотря на все усилия, предпринятые Минатомом, законопроект по изменению ст. 50 Закона не удается принять составом старой Думы до конца 1999 года. В 1999 году в России прошли выборы в Государственную Думу. Усилиями лоббистов из Минатома комитет Государственной Думы по экологии вместо Тамары Злотниковой, выступавшей против ввоза ОЯТ, возглавил Грачев, активно поддерживающий этот проект. Летом 2001 года, Государственная Дума нового созыва под огромным давлением Минатома возвращается к вопросу ввоза ОЯТ и принимает закон об изменении статьи 50. 10 июля 2001 года свою подпись под этим законом ставит президент РФ.

2. Пакет законов по ввозу ОЯТ
Поправки, внесенные в ст. 50 Закона «Об охране окружающей природной среды», разделяют понятия радиоактивных материалов на радиоактивные отходы и «облученное» ядерное топливо (термин, введенный Минатомом). ОЯТ становится ресурсом, разрешенным для импорта. В частности в федеральном Законе «О внесении дополнений в статью 50 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды», сказано: «4. Ввоз в Российскую Федерацию из иностранных государств облученных тепловыделяющих сборок ядерных реакторов для осуществления временного технологического хранения и (или) их переработки разрешается в случае, если проведены государственная экологическая экспертиза и иные государственные экспертизы соответствующего проекта, предусмотренные законодательством Российской Федерации, обоснованы общее снижение риска радиационного воздействия и повышение уровня экологической безопасности в результате реализации соответствующего проекта».

Второй законопроект вносит изменения в Закон «Об использовании атомной энергии», легализуя практику лизинга ОЯТ Минатомом другим странам. По замыслу Минатома, топливо, которое поставлялось на АЭС в другие страны, возвращается в Россию без каких-либо дополнительных условий. Это расходится с мировой практикой. Обычно топливо остается на территории страны, в реакторах которых оно сжигалось, хотя страна-поставщик топлива продолжает им владеть. До сих пор неясно, будет ли Минатом требовать дополнительной оплаты за то, что топливо будет забираться после выработки своего ресурса.

Третий закон «О специальных экологических программах реабилитации радиационно-загрязненных регионов Российской Федерации, финансируемых за счет поступлений от внешнеторговых операций с облученным ядерным топливом» является чисто пропагандистским ходом Минатома для получения голосов в Государственной Думе. Закон совершенно не обязывает трату средств именно на экологические программы и не создает системы эффективного контроля над расходом средств.

Помимо этого, подписывая законы, президент Путин заявил, что будет создана специальная комиссии под председательством лауреата Нобелевской премии академика Жореса Алферова. Комиссия была призвана отслеживать каждый контракт на ввоз ОЯТ в Россию. Сам президент также пообещал лично контролировать каждую сделку. Комиссия до сих пор не создана.

3. Возможности России по переработке/хранению ОЯТ
В Российской Федерации источником образования ОЯТ служат десять атомных электростанций (30 энергоблоков с реакторами типа ВВЭР-440, ВВЭР-1000, РБМК-1000, БН-600 и ЛВГР-12), атомные подводные лодки и надводные корабли ВМФ РФ, атомный ледокольный флот, а также исследовательские реакторы. Помимо этого, до сих пор находятся в эксплуатации три военных реактора, которые нарабатывают оружейный плутоний.

На сегодня в России накоплено около 15 тыс. тонн ОЯТ.

Согласно принятой в России концепции замкнутого топливного цикла, ОЯТ АЭС с реакторами типа ВВЭР-440, БН-600, а также ОЯТ транспортных ядерных энергетических установок и некоторых исследовательских реакторов отправляется на ПО «Маяк» (Челябинская область) для переработки. ОЯТ реакторов типа ВВЭР-1000 вывозится в хранилище Горно-химического комбината в Железногорске (Красноярский край). ОЯТ реакторов типа РБМК помещается в хранилища, расположенные на площадках АЭС. Минатом утверждает, что вместимость этих хранилищ обеспечит работу АЭС до 2004-2008 г.г., но, согласно отчету ГАН за 1999 год, хранилища станций, работающих на реакторах РБМК, заполнены на 80-90%.

3.1 ПО «Маяк»
В 1977 г. состоялся пуск первой технологической линии — завод РТ-1 — по переработке ОЯТ энергетических реакторов типа ВВЭР-440, БН, ОЯТ транспортных энергетических установок (атомных подводных лодок и ледоколов), а также научно-исследовательских установок. Проектная мощность завода составила 400 тонн в год. В результате переработки завод РТ-1 получает сплав нитрата уранила с обогащением по изотопу урана- 235 — 2,4% (пригоден только для изготовления топлива для устаревших реакторов типа РБМК). Реакторы этого типа были установлены на Чернобыльской АЭС (всего в России эксплуатируется 11 реакторов типа РБМК). В результате переработки вырабатывается также так называемый энергетический плутоний. Отдаленные перспективы использования энергетического плутония в качестве топлива для АЭС вызывают многочисленные нарекания, в частности, со стороны Госатомнадзора. К тому же энергетический плутоний пригоден для изготовления так называемых «грязных» ядерных боезарядов, поэтому требует серьезных и дорогостоящих мер по обеспечению его физической безопасности. С середины 80-х годов мощности завода начали сокращаться. Завод устарел, многие технологические линии выработали свой ресурс, поэтому сегодня он может перерабатывать не более 100-150 тонн ОЯТ в год.

До 1991 года никаких финансовых расчетов между ПО «Маяк» и поставщиками ОЯТ не производилось. С 1991 года ПО «Маяк» начало требовать плату за свои услуги. Однако, расходы ПО «Маяк» на переработку за счет этих выплат не покрывались. Основные доходы ПО «Маяк» получал от стран Восточной Европы и Финляндии, которые эксплуатируют реакторы советской конструкции и отправляли отработавшее топливо на ПО «Маяк».

Но в 1995 году Финляндия объявила о прекращении отправок ОЯТ в Россию и начала сооружение у себя сухого хранилища. В 1996 году состоялась последняя транспортировка из Финляндии. Позднее о таком же намерении сообщила и Венгрия. В конце 1999 года приостановила контракт на вывоз и Словакия. На грани принятия официального решения в пользу «сухого» хранения ОЯТ находится и Чешская республика. Болгария отправила последний эшелон в ноябре 2001 года, но не на «Маяк», а в Красноярский край (хранилище Красноярского горно-химического комбината). Эта страна также изучает возможность строительства своего сухого хранилища для ОЯТ.

Таким образом, дальнейшая эксплуатация завода РТ-1 становится абсолютно убыточной. Сам завод нуждается в реконструкции, денег на которую нет.

ПО «Маяк» располагает двумя хранилищами для ОЯТ общей емкостью около 2500 тонн. Новое хранилище для ОЯТ («мокрый» способ хранения) превратилось в долгострой. Международные организации отказались финансировать строительство «мокрого» хранилища. В настоящее время ведутся переговоры с Международной промышленной группой, возглавляемой фирмой SKB (Швеция), о достройке хранилища «сухого типа» под хранение ОЯТ утилизируемых АПЛ.

3.2 Красноярский горно-химический комбинат
Решение о строительстве завода РТ-2 по переработке ОЯТ на Красноярском горно-химическом комбинате было принято в 1976 году. Завод предназначался для приема на хранение и дальнейшей переработки ОЯТ АЭС, оснащенных реакторами типа ВВЭР-1000. В 1985 году была введена в эксплуатацию первая очередь объекта — комплекс «мокрого» хранения ОЯТ. Сооружение самого завода было заморожено в 1989 году. Позднее его первоначальный проект был подвергнут серьезной корректировке. Сегодня Минатом рассчитывает, что ввод завода РТ-2 в эксплуатацию состоится не ранее 2015 года (через 31(!) год после начала строительства). Это вызывает серьезную озабоченость экспертов в части обеспечения безопасности на этом заводе.

Хранилище для ОЯТ реакторов типа ВВЭР-1000 имеет емкость 6000 тонн и заполнено на 50%. По имеющейся информации, хранилище нуждается в капитальном ремонте, на который нет средств.

4. Позиция Минатома
Оценивая «международный рынок услуг в области обращения с ОЯТ», Минатом пришел к выводу, что Россия сможет ввезти 20 тыс. тонн ОЯТ и заработать на этом 20 миллиардов долларов США.

Минатом не настаивает на немедленной переработке ОЯТ, предполагая осуществлять его хранение в течение 40 лет. Хранение будет организовано в упрощенном варианте: сухим способом в контейнерах, рассчитанных на 50 лет.

Затраты на обращение с ввезенным ОЯТ (40-летнее хранение, переработка, обращение с образующимися отходами) составят 10,5 миллиардов долларов. Около 7 миллиардов будет направлено в федеральный бюджет. Прямые налоги и выплаты в федеральный и региональные бюджеты составят — до 3,3 млрд. долл. США.

Однако после принятия пакета законов по ввозу ОЯТ, Минатом несколько поубавил свои коммерческие амбиции, приведя их в соответствие с реалиями. Высокопоставленные чиновники Минатома теперь говорят, что ввоз ОЯТ из других стран не может начаться в ближайшем будущем из-за жесткой конкурентной борьбы на «международном рынке услуг в области обращения с ОЯТ». В настоящее время атомное ведомство сконцентрируется на лизинге российского ядерного топлива зарубежным АЭС. Основными клиентами должны стать страны бывшего Советского Союза, где в эксплуатации находятся реакторы советской постройки, а так же Восточной Европа и Финляндия. Другим рынком станут страны, где Минатом осуществляет или предполагает осуществлять строительство АЭС: Иран, Китай и Индия.

Для подавления конкурентов Минатом предполагает поставлять свежее топливо и забирать отработавшее для хранения/переработки на территории России.

Последующие планы предполагают импорт ОЯТ из стран Азии и некоторых стран Западной Европы, в частности Швейцарии. Но для стран Азии требуется разрешение США, которое является основным поставщиком топлива в этот регион и соответственно является его владельцем после облучения в реакторах. Минатом в настоящее время осуществляет переговоры по этому вопросу с правительственными структурами США.

Некоторые страны Западной Европы также выразили заинтересованность в поставках ОЯТ в Россию без намерения забирать в будущем само ОЯТ или радиоактивные продукты, образованные в процессе его переработки.

5. Оценка плана Минатома объединением «Беллона»
На основании вышесказанного и анализируя схему импорта ОЯТ, предложенную Минатомом, «Беллона» пришла к следующим выводам:

— Дополнительные объемы ОЯТ и РАО приведут к ухудшению экологической ситуации в России
Как уже было сказано выше, в России на настоящий момент накоплено порядка 15 тыс. тонн отработанного ядерного топлива. Планы по импорту ОЯТ предполагают увеличение этого количества более, чем в два раза. Опыт работы с Россией показывает, что культура обращения с радиоактивными материалами достаточно низкая, несмотря на строгие правила и требования. В настоящий момент Минатом не в состоянии справиться и с уже накопленными 15 тыс. тонн, не говоря уже о дополнительных 20 тыс. тонн ОЯТ. Заявления представителей Минатома о том, что министерство не располагает средствами для решения проблем экологии в отрасли не соответствует действительности. Последние несколько лет у Минатома было сравнительно благополучное финансовое положение, но выделение средств на решение проблем экологии оставалось мизерным. Несмотря на тот факт, что на уровне правительства был разработан ряд программ по реабилитации радиоактивно-загрязненных территорий и решению проблем в области обращения с РАО, ни одна из них выполнены не была. Решения наиболее серьезных проблемы, как, например, реабилитация территории вокруг предприятия «Маяк» вообще не проработаны должным образом.

Эксплуатация некоторых объектов Минатома (особенно относящихся к бывшему ядерному оружейному комплексу) до сих пор подразумевает так называемые промышленные выбросы радиоактивных материалов в окружающую среду. Реконструкция этих предприятий с целью прекращения выбросов не является целесообразной с экономической точки зрения.

Законы, одобренные Государственной Думой, не предусматривают эффективного контроля использования средств, заработанных на импорте. Что, по словам руководителя Госатомнадзора Юрия Вишневского, выльется в ситуацию, когда «деньги или проедят или разворуют».

Таким образом, в России может в два раза увеличиться количество ОЯТ в то время средств на обращение с этим опасным материалом, как и на другие проблемы, не останется.

— Отсутствие эффективного экологического контроля
В настоящее время в России нет сильного независимого органа, регулирующего вопросы использования атомной энергии и обращения с радиоактивными отходами. Госатомнадзор был полностью отстранен от контроля над использованием атомной энергии в оборонных целях, а также от процессов контроля за утилизацией военных атомных объектов. Последняя инициатива Минатома предлагает лишить Госатомнадзор права лицензирования атомных объектов. Предприятия Минатома рекомендациями Госатомнадзора часто пренебрегают в одних случаях, в других случаях, на Госатомнадзор оказывают политическое давление и заставляют идти на нарушение требований безопасности.

Министерство по охране окружающей природной среды было расформировано президентом Путиным весной 2001 г. Вместе с министерством исчез и эффективный инструмент экологической оценки проектов — экологическая экспертиза и экологическое нормирование.

— Развитие рынка оказания услуг по хранению ОЯТ и РАО
На сегодня в мире накоплено порядка 200 тыс. тонн ОЯТ. Согласно имеющимся прогнозам, через 25 лет количество ОЯТ достигнет 500 тыс. тонн. Пример России может подтолкнуть и другие страны с плохо развитой экономикой попробовать заработать «легкие» деньги. Все эти процессы могут привести к ситуации, когда будет создан рынок услуг по предоставлению своей территории под хранение ОЯТ. Рынок означает конкуренцию и снижение цен, что в конечном итоге скажется на условиях обращения с ОЯТ.

Радиоактивные отходы могут также стать товаром на этом рынке. Сегодня официальный Казахстан рассматривает возможность предоставления своей территории для хранения РАО, импортированных из других стран. Российский Курчатовский институт при поддержке депутатов ГосДумы проводил переговоры с Тайванем о строительстве хранилища для РАО на Дальнем Востоке. В хранилище предполагалось поместить как российские, так и тайваньские РАО.

— Замедление исследований в области окончательного захоронения РАО и ОЯТ
Появление возможности избавиться от накопленного ОЯТ, направив его в Россию, избавит многие страны, использующие атомную энергетику, от самой насущной проблемы. В результате — это может привести к замедлению или даже прекращению исследований по окончательной изоляции ОЯТ. В случае развития рынка хранения РАО, исследования прекратятся и в этой области. Страны, которые будут предоставлять свои территории, в своей основе не будут иметь ни научного потенциала, ни финансовых средств для исследований в этой области. Таким образом, отодвинется решение наиболее серьезной проблемы, полученной вследствие использования атомной энергии.

— Подавление общественной инициативы
Пакет законов, разрешающих ввоз ОЯТ других стран в Россию, стал одним из значимых примеров мобилизации общества за последние 10 лет. В 2000 г. российские неправительственные организации собрали около 2,5 миллионов подписей в поддержку всероссийского референдума. Одним из главных вопросов референдума касался планов Минатома ввозить в страну ОЯТ. Но Центральный избирательный комитет забраковал около 600 тыс. подписей, отменив таким образом эту общественную инициативу. По мнению многих участников сбора подписей, решение ЦИК было политическим, а не техническим. Для назначения референдума в России требуется собрать 2 миллиона подписей в 60 субъектах РФ.

Опросы общественного мнения показывают, что около 90% населения выступают против ввоза в страну ОЯТ других стран. Позиция населения страны была полностью проигнорирована властями.

— Увеличение транспортных перевозок ОЯТ: угроза терроризма и аварий
Уровень аварийности на российских дорогах в 2,5 раза выше, чем в других промышленных странах. Перевозка 20 тыс. тонн ОЯТ потребует около 2,500 контейнерорейсов. Это будет существенным увеличением в сравнении с уровнем перевозок на сегодня, что приведет к увеличению вероятности возникновения аварийных ситуаций.

В ноябре 2001 эшелон с ОЯТ из Болгарии почти не попал в серьезную аварию на Транссибирской магистрали.

Выводы
Пакет законов, разрешающих импорт ОЯТ в Россию, был одобрен Государственной Думой и президентом несмотря на оппозицию населения страны. Законы приведут к увеличению количества ОЯТ в России более, чем в два раза. В то же время, Россия не в состоянии справиться со своим накопленным ОЯТ.

Заявленные намерения направить часть заработанных средств на реабилитацию радиационно-загрязненных территорий, скорее всего, останутся намерениями, поскольку эффективного контроля над расходом средств этими законами не предусмотрено.

Проект Минатома может подтолкнуть и другие страны, имеющие экономические проблемы, начать предоставлять свою территорию для хранения «чужого» ОЯТ. Это создаст конкуренцию, снижение цен на подобные услуги и, как следствие, понижение стандартов безопасности при обращении с ядерными материалами.

«Беллона» полагает, что каждая страна, имеющая атомную промышленность, должна нести ответственность за последствия ее использования.

«Беллона» призывает Европейский парламент воспрепятствовать возможным намерениям атомной промышленности стран ЕС воспользоваться предложением Минатома. Страны ЕС должны отказаться от ввоза ОЯТ на территорию России.

«Беллона» также призывает Европейский парламент пересмотреть некоторую политику ЕС в отношении финансирования ядерных программ в России, которые зачастую служат корпоративным интересам Минатома и имеют мало общего с природоохранными мероприятиями.

Список источников:
Технико-экономическое обоснование закона Российской Федерации «О внесении изменений в статью 50 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды», Министерство по атомной энергии РФ, утверждено В.Б. Ивановым, 1999 г.

Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений в статью 50 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды», Министерство по атомной энергии РФ, В.Б. Иванов, 1999 г.

Reflections on Russia’s Plans to Import Foreign-Origin Spent Nuclear Fuel, Ministry of Foreign Affairs of Russia, V. Rybachenko, 8th International Nuclear Materials Policy Forum, Washington D.C., September 25-28, 2001.

Выписка из протокола No. 38 заседания Совета Государственной Думы о проекте федерального закона «О внесении дополнения в статью 50 Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды», г. Москва, 18 июля 2000 г.

Интервью с Булатом Нигматулиным, зам. министра по атомной энергии, www.nuclear.ru, 17 июля 2001 г.

Официальный сайт Министерства по атомной энергии, www.minatom.ru

Игорь Кудрик