News

Власть закона или произвол?

Опубликовано: 23/11/2001

Автор: Йон Гаусло

В сентябре Верховный суд РФ признал недействительным перечень сведений, подлежащих засекречиванию, утвержденных приказом Министра обороны № 055-96. Какое значение имеет это решение для дела Григория Пасько и других подобных дел?

Юридический анализ:

6 ноября 2001 года Кассационная коллегия Верховного суда РФ оставила в силе решение Военной коллегии Верховного суда РФ от 12 сентября 2001 года относительно признания недействительным печально известного приказа № 055-96 Министра обороны РФ. Важность этого решения может еще показаться неясной. Однако есть причины верить, что это может иметь большое влияние как на применение в будущем секретного законодательства в российских уголовных делах, так и в продолжающихся уголовных делах, как например «шпионском» деле против журналиста Григория Пасько во Владивостоке, а также ряде других дел.

Приказ полностью недействителен
Решение Верховного суда напрямую относится только к 10 из примерно 700 положений приказа № 055-96. Причина такого ограничения в том, что Александр Никитин, оспаривавший законность приказа, должен был по закону ограничиться лишь пунктами, которые были использованы обвинением в его деле, завершившимся оправдательным приговором 13 сентября 2000 года. Первоначально Никитин намеревался оспаривать законность всего приказа, но по процедурным вопросам он был вынужден сузить свой запрос.

Таким образом, в решении Верховного суда, названного 6 ноября 2001 года Кассационной коллегией «законным и обоснованным» , лишь говорится, что пункты 235, 259, 260, 287, 305, 443, 444, 445, 489 и 650 приказа Министра обороны Российской Федерации от 10 августа 1996 г. № 055 являются «незаконными и недействующими с момента их принятия» . Оставшиеся пункты приказа не упоминаются. Однако основание для такого решения касается не только упомянутых пунктов, а всего приказа.

В решении от 12 сентября 2001 года Верховный суд ссылается на письмо первого заместителя министра юстиции от 16 марта 2000 года, в котором говорится, что приказ № 055-96 не нуждается в государственной регистрации, поскольку не содержат правовых норм и носит внутриведомственный характер. Верховный суд посчитал это мнение ошибочным. Приведя несколько примеров, которые продемонстрировали наличие правовых норм, обязательных для исполнения гражданами, суд пришел к выводу, что приказ затрагивает «права человека и гражданина,… а, следовательно, является нормативным правовым актом, подлежащим регистрации».

Поскольку обсуждаемые пункты приказа не прошли государственную регистрацию в соответствии с действующим законодательством, суд нашел их «незаконными и недействующими». Однако государственную регистрацию не прошли не только пункты, оспариваемые Никитиным, а весь приказ. Таким образом, юридический эффект от решения Верховного суда может означать полную недействительность приказа № 055-96 со дня его принятия, т.е. 10 августа 1996 года.

Нормативный акт
Из приведенного выше следует, что решение Верховного суда проясняет следующее:

1. Приказ № 055-96 является нормативным актом и затрагивает права и свободы граждан (ранее это отрицалось обвинением в деле Никитина, Министерством юстиции, а также адвокатами Министерства обороны по настоящему делу).

2. Этот приказ, а также другие подобные приказы с перечнями различной информации, составляющей государственную тайну, должны проходить государственную регистрацию.

В своей жалобе Никитин указал также следующее:
3. Приказ не может служить основой для обвинения в уголовном деле, поскольку он не опубликован в соответствии с частью 3 статьи 15 Конституции РФ («Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения»).

4. Пункты приказа недействительны, поскольку выходят за пределы засекречивания
сведений, предусмотренных Законом «О государственной тайне». Поскольку Верховный суд признал пункты приказа, оспариваемые Никитиным, незаконными и недействующими из-за отсутствия регистрации приказа, то это вполне нормальный подход для суда не рассматривать другие (второстепенные) вопросы, после того как найдены серьезные основания для решения суда.

Кроме того, решение имеет большое значение, поскольку сам факт признания Верховным судом приказа № 055-96 нормативным актом в деле, где юридический статус приказа был главным вопросом. Впервые Верховный суд напрямую обратился к вопросу, является ли приказ нормативным актом (ранее он обращался к этому вопросу косвенно, например, в деле Никитина). После данного решения Верховного суда приказ № 055-96 (и подобные приказы) должны рассматриваться как «нормативные акты», не только в отношении государственной регистрации, но и в отношении части 3 статьи 15 Конституции РФ.

Таким образом, приказ № 055-96, будущие и существующие подобные приказы должны быть официально опубликованы, если они применяются в уголовных делах. Хотя этот закон широко применятся в России, существует необходимость поднимать этот вопрос в отдельном деле, чтобы получить решение суда, которое напрямую затрагивает эту проблему.

Значение решения для дела Пасько
Юридической основой обвинений против Пасько является приказ № 055-96, поскольку заключение экспертов о наличии гостайны в материалах, которые он якобы передал в Японию, целиком базируется на этом приказе. Таким образом, заключение экспертов можно признать недействительным, поскольку оно базируется на нормативном акте, который признан Верховным судом «незаконным и недействующим».

Однако российский закон традиционно не базируется на прецедентах. Хотя эта ситуация немного меняется, нет гарантии, что Военный суд Владивостока будет придерживаться мнения Верховного суда РФ в Москве.

Хотя Военный суд вряд ли может так проигнорировать решение Верховного суда. Решение не связано с конкретными фактическими обстоятельствами какого-нибудь дела, что сделало бы возможным для других судов отделить их дела от дела Верховного суда, аргументировав свое решение отсутствием прямой связи с фактами по их делу, что не обязывает их следовать этому решению в последующих делах. Напротив, оно связано с общим вопросом применения закона, и в обосновании решения ясно говорится, почему приказ № 055-96 не имеет юридической силы. Тяжело представить ситуацию, когда в некоторых делах приказ будет иметь юридическую силу, а в некоторых не иметь.

Обязаны соблюдать?
Остается вопрос, будет ли Военный суд ТОФ следовать конкретному решению Верховного суда (10 пунктов приказа признаны недействующими) или также основанию для такого решения, которое де-факто означает, что весь приказ не имеет силы.

В первом случае решение Верховного суда будет иметь небольшой эффект, поскольку десять пунктов, использованных в деле Никитина, не совпадают с пунктами приказа из обвинения против Пасько. Однако такой подход может стать хорошим основанием для обжалования судебного решения (в случае обвинительного приговора). Жалоба будет направлена в Военную коллегию Верховного суда РФ, который вряд ли проигнорирует основания своего предыдущего решения. Однако результатом обжалования может стать отмена приговора во второй раз, и возвращение дела во Владивосток на третье судебное рассмотрение, что не является наилучшим исходом дела.

С другой стороны, если Военный суд Владивостока будет руководствоваться не конкретным решением Верховного суда, но и основаниями для такого решения, то его решение вообще не может базироваться на заключении экспертов. Это дает нам два возможных сценария:

1. Пасько будет оправдан, что является единственным правовым и адекватным исходом дела. Обвинение оказалось неспособно доказать наличие гостайны в материалах дела, что является необходимым (но недостаточным) условием для вынесения обвинительного приговора. Кроме того, не удалось доказать, что Пасько передал (или планировал передать) какие-либо секретные материалы японцам. По этой причине Пасько был оправдан по обвинению в шпионаже в 1999 году, а попытки обвинения доказать это на втором процессе были еще более неудачными, чем на первом. Большинство «доказательств» по делу были собраны незаконно или открыто сфальсифицированы. Невозможно доказать, что материалы были конфискованы на квартире Пасько, а такие «доказательства» должны быть исключены из дела согласно части 2 статьи 50 Конституции РФ.

2. Вместо разрешения дела на этой стадии суд может назначить новую экспертизу, которая должна базироваться на Законе «О государственной тайне» и других зарегистрированных (и официально опубликованных) нормативных актах, имевших силу в 1996/97 годах, когда Пасько совершал действия, в которых он обвиняется. Такой вариант отодвинет решение по делу на будущее, и не является приемлемым решением, если принять во внимание количество отсрочек по этому делу. 20 ноября делу Пасько исполнилось 5 лет.

Заключение
Во время написания материала трудно определить, какой эффект точно будет иметь решение Верховного суда на деле Пасько по причине некоторых ограничений, имеющихся в решении (хотя его нельзя иначе истолковать кроме как полная недействительность приказа № 055-96), а также отсутствия традиции прецедента в российской судебной практике. Например, дело Валентина Данилова из Красноярска не дает большого оптимизма о будущем развитии власти закона в России.

Однако решение Верховного суда имеет все необходимые черты решения, которое должно стать прецедентом (оно относится к вопросу общего применения закона, основания решения очень ясны, а само решение обжалованию не подлежит). Таким образом, возможность положительного влияния на исход дела Пасько определенно существует. Принимая во внимание последние переносы слушания и различные признаки, которые указывают на то, что суд находится под давлением со стороны сил, желающих обвинительного приговора, предсказать исход дела затруднительно.

Что касается дел ученых Игоря Сутягина, Владимира Сойфера, Владимира Шурова и Валентина Данилова, то дать прогноз еще сложнее, поскольку фактические и правовые подробности дел не известны. Однако все эти дела в той или иной степени базируются на приказе № 055-96 и, следовательно, решение Верховного суда, по крайней мере, должно иметь хоть какое-нибудь положительное влияние.

Оно также имеет большое значение для правового развития в России, в которой, несмотря на многие положительные моменты, стабилизация в правовой сфере еще не наступила. Существует огромная разница между правовыми системами, основанными на прецедентном и непрецедентном праве. Эта разница сравнима со страной, где правит закон, и страной, где царит произвол. Поэтому, если Военный или любой другой суд проигнорирует решение Верховного суда РФ, можно сделать вывод, что Россия скорее принадлежит к странам последнего типа.