ОЯТ уже под Красноярском

23ae7b95eb941961ca848f822da03456.jpeg

Медведь в атомном кольце

Крупная партия отработанного ядерного топлива (ОЯТ) из Болгарии доставлена на хранение на горно-химический комбинат (ГХК) в Железногорске близ Красноярска.


«Мы попытались выяснить, где именно находился поезд прошедшей ночью и не пострадал ли он в результате аварии на Транссибе, однако компетентные органы заявили, что не имеют никакой информации об этом, — сказал в четверг Владимир Сливяк, сопредседатель антиядерной группы «Экозащита!». — Поезд вполне успел бы доехать до Кемеровской области, где произошло крушение неизвестного состава прошедшей ночью. В тоже время ядерные отходы могли задержаться на границе при оформлении различных проездных документов», — добавляет он.


По заявлениям самих представителей комбината, специальный железнодорожный состав доставил с атомной электростанции Козлодуй, сооруженной еще советскими специалистами, 96 сборок с отработавшими тепловыделяющими элементами. 8 ноября работники комбината приступили к разгрузке состава и размещению сборок в хранилище.


Авария на Транссибе

По словам представителей комбината, движение спецсостава по территории России прошло без каких-либо эксцессов.


Однако в тот же день стало известно, что в полночь со среды на четверг на Транссибирской магистрали, по которой должен был пройти маршрут «ядерного» состава, произошла авария.


На одном из перегонов на границе Красноярского края и Кемеровской области сошли с рельсов 14 вагонов товарного поезда. Было повреждено около 1 км дорожного полотна, движение было перекрыто на 12 с половиной часов.

89b792a1e6b4cbd3f58ed6eecf3f249f.jpeg


По мнению В.Сливяка, секретность и отсутствие координации между ответственными ведомствами делают опасность ядерных перевозок еще более серьезной. Представители «Экозащиты!» настаивают на том, что российские власти должны перенять западный опыт, где население информируют о прохождении опасных грузов — люди имеют право знать, какой опасности они подвергаются.


Ранее, 24 октября «зеленые» шести городов, расположенных на Транссибе, провели акции протеста против ввоза ядерных отходов, настаивая на том, что уровень безопасности при ядерных перевозках по российским железным дорогом чрезвычайно низок.


Ядерные поправки

Как особо подчеркивают представители ГХК, эти поставки отработанного топлива не имеют отношения к принятому в июне Госдумой закону, регулирующему ввоз в Россию ОЯТ с зарубежных АЭС.


Напомним, что 6 июня ГосДума России одобрила в третьем чтении поправки, разрешившие импорт в страну ОЯТ. Вместе с тем, даже эти законы требуют проведения экологической экспертизы для каждого такого ввоза. Ни о каком особом братском статусе болгарского отработанного топлива в законах не говорится.


Тем не менее, в данном случае никакой экспертизы не было. Не было и лицензии для подобной деятельности — в середине октября на необходимость получения лицензии резко указал Минатому Госатомнадзор.


Было только желание Минатома получить около 25,5 миллионов долларов за 41 тонну болгарского ОЯТ. Кстати, эта сумма опровергает миф атомщиков, протолкнувших законы, о баснословных доходах. Можно подсчитать, что вместо обещанного минимума в 1000 долларов США за килограмм ОЯТ, Болгария заплатит около 620 долларов, да и то, вероятно, со скрипом.


Сейчас идут переговоры с болгарской стороной о возможном приеме в будущем году еще двух подобных составов с атомной станции в Козлодуе. И это при том, что сам Минатом признает, что никакой переработки отходов в ближайшие лет тридцать не предвидится — ОЯТ принимают на хранение.


Болгария использует электроэнергию теплоэлектростанций (48%), АЭС Козлодуй (32%), гидростанций (6%); остальная энергия производится независимыми поставщиками (14%).


Железногорск

Город Железногорск расположен в 50 км на север от Красноярска на восточной стороне Енисея в Красноярской области. До 1994 года город был известен под именем Красноярск-26. Сегодня в Железногорске проживают около 90 тысяч человек.


Весь атомный комплекс, три реактора и радиохимический комбинат, находится на глубине 250-300 м под землей. Первый реактор был «заглушен» 30 июня 1992 года, второй реактор — 29 сентября того же года. Третий реактор находится в эксплуатации с 1964 года и снабжает комплекс и город Железногорск электроэнергией и теплом.


В 1976 году было принято решение о строительстве на комбинате завода РТ-2 по переработке ОЯТ. Завод предназначался для приема на хранение и дальнейшей переработки ОЯТ АЭС, оснащенных реакторами типа ВВЭР-1000. В 1985 году была введена в эксплуатацию первая очередь объекта — комплекс «мокрого» хранения ОЯТ. Сооружение самого завода было заморожено в 1989 году. Позднее его первоначальный проект был подвергнут серьезной корректировке. Хранилище для ОЯТ реакторов типа ВВЭР-1000 имеет емкость 6000 тонн и заполнено на 50%.


По имеющейся информации, хранилище нуждается в капитальном ремонте, на который нет средств

В июне 2001 года Красноярский институт биофизики доказал, что на ГХК было, по меньшей мере, две крупных аварии — 30 и 20 лет назад. Тогда же представители ГХК признали это, добавив, что влияние комбината в виде «отдельных участков с повышенным содержанием цезия-137» прослеживается по Енисею вплоть до Игарки.

de49e6defadf87bec8da7a6777f22c4d.jpeg


По данным ученых, сейчас Енисей загрязнен радионуклидами на протяжении полутора тысяч километров — до самого Карского моря. Самые опасные «горячие» частицы ученые Института биофизики обнаружили в населенных местах — на Атамановской косе и рядом с деревней Большой Балчуг.


Медведь в атомном кольце

Ввоз первой партии топлива после подписания президентом Путиным пакета законов, легализующих импорт ОЯТ, стал показательным. Законы, даже принятые под давлением самого Минатома, Минатомом не соблюдаются. Президент, заявивший летом, что каждый раз ввоз ОЯТ будет контролироваться им лично, об эшелоне из Болгарии, вероятно, ничего не слышал.


Минатом узаконил свой корпоративный бизнес, который никто не собирается контролировать. Доходы от этого бизнеса будут направляться не на реабилитацию территорий, а на поддержание огромного ядерного комплекса, оставшегося не у дел после окончания холодной войны. А следующим поколениям достанутся тонны высокоактивных отходов, которые станут безопасными только через многие тысячелетия.


Герб Железногорска — города, в котором, по крайней мере, ближайшие лет тридцать-пятьдесят будут храниться радиоактивные отходы, — представляет собой пугающее зрелище. Это русский медведь, окруженный ядерными орбитами. Кажется, эти орбиты сжимаются. Неужели медведь так и не выберется из атомного кольца?

Рашид Алимов

rashid@ecoperestroika.ru