News

Фаршировщики из ФСБ

Опубликовано: 02/11/2001

Автор: Виктор Терёшкин

Ледяной ветер напал на Владивосток, во многих домах, в том числе и в том, где я живу, еще не топят. Когда ночью принимается дуть сиверко с близкого залива, он воет в трубах тоскливо, как голодный пес.

Дело Пасько: день сорок восьмой (2 ноября)

Но в здании суда отопление уже дали. Так что я на своем посту у подоконника отогреваюсь, прижимаясь к батарее. Заседание начинается по расписанию. В перерыве ко мне с видом отца благодетеля подходит прокурор Кондаков, бросает соболезнующий взгляд на мои видавшие виды туфли, качает головой:


– И зачем же так мучиться? Вон скоро пальцы из носков вылезут. А у нас зимы – суровые. А гонорары у вас, небось, маленькие. Может, вам лучше домой улететь? А Иван Павлов когда улетает?


Ох, непрост прокурор, ох хитрован. Вынюхивает наши планы. Что-то замышляет.


Судебный процесс заканчивается в 13.05. После перерыва на обед адвокаты, Пасько вместе с прокурором будут изучать документы из ФСБ, присланные по запросу суда.


Комментарий к прошедшему заседанию дал Григорий Пасько:


– Сегодня я комментировал и пояснял суду сводки, которые имеются в одном из протоколов материалов уголовного дела. А также содержание разговоров, приведенное в экспертном заключении, которое сделали недавно горе эксперты из МВД. В той части, которую они подготовили, расшифрованы при помощи специальной аппаратуры те разговоры, которые имеются на аудиокассетах. Я давал свои пояснения, судья Кувшинников был столь дотошным, что спрашивал – а какая интонация была у вас, когда вы сказали эту фразу? И я подробно пояснял – с кем я беседовал, когда, зачем и по какому поводу. Вопросов было очень много, но ни один из них не поставил меня в тупик, не застал врасплох. Более того, я подкреплял свои ответы оригиналами документов – письмами, факсами, картами, схемами. Чему судья, как мне показалось, был слегка удивлен. Потому что он знает – у меня в квартире сотрудники ФСБ проводили многочасовой обыск. Но в том то все и дело, что проводился он таким странным образом, что очень многие документы доблестные контрразведчики не изъяли. С начала этого судебного процесса я и адвокаты представили суду около 200 страниц оригиналов всевозможных документов. А не изъяли их сотрудники ФСБ потому, что они свидетельствовали о том, что я невиновен. Они увезли с собой кучи всевозможного бумажного хлама, а то, что меня могло оправдать – оставили.


Из этих «подслушек» видно, что идет обычный журналистский разговор. Я разговариваю с одним российским журналистом, обещаю дать ему статью в его газету, разговариваю с японским журналистом, он обещает мне дать информацию по радиоактивным отходам. Идет обычный журналистский треп. Но когда этот треп слушали спецы из ФСБ, они на его основании сделали протокольчик, умело фаршированный. Они всунули туда два три предложения – в каждой сводке, которая состоит из 2 – 3 страниц. Эти предложения, по их замыслу, должны свидетельствовать о совершении мною преступления. Приведу пример: японец мне говорит: «когда ты будешь в Японии, ты мне дай расписки, как ты там будешь, где будешь – по времени, в каком городе». Наши гэбисты сделали вывод, что я должен дать расписки за получение денежных сумм. На самом деле японец, не очень хорошо владеющий русским языком, под словом «расписки» имел в виду, чтобы я расписал план своего пребывания в Японии. Что я и сделал и этот план я суду представил. А фээсбешники из пленки не вписали в протокол мои слова «да, да, я подробно распишу все это». А слово «расписки» оставили. Это еще одна фальсификация в моем деле. Я думаю, что мы должны по этому факту сделать очередное заявление.


Адвокат Иван Павлов подвел такой итог происходившему в зале суда:


– Сегодня суд с дотошностью разбирался в телефонных разговорах Пасько. Это обычные разговоры журналистов между собой, порой на бытовые темы. Ничто в их содержании не свидетельствует о криминальном характере отношений Пасько с японскими журналистами. Я не понимаю, как их собирается использовать обвинение. Сегодня Пасько пришлось вспоминать о подробностях телефонных звонков, которые были четыре с половиной года тому назад.


Сегодня в суд поступили документы из ФСБ, свидетельствующие о том, что значительное количество аудиозаписей, на которых зафиксированы телефонные переговоры, уничтожены.




P.S. Ну что же, стоит поприветствовать стахановский порыв пламенных сотрудников ФСБ, которые начали уничтожать материалы из дела Пасько. Вскоре после оправдательного приговора та же участь постигнет все три десятка томов уголовного дела. Впрочем, Александр Егоркин, который начинал это дело, может мелко нарезать в лапшу все эти толстые томики и съесть. Приятного аппетита!