News

Допрошены два свидетеля. Суд посмотрел фильм.

Опубликовано: 13/08/2001

Автор: Виктор Терёшкин

Бывший заместитель командующего ТОФ по эксплуатации и ремонту АПЛ Николай Лысенко и руководитель комитета ветеранов подразделений особого риска Геннадий Тищенко дали показания.

Дело Пасько: день девятнадцатый (10 августа)

Судебный процесс начался ровно в 10.00. Первым свидетелем был вызван Николай Лысенко. Бывший заместитель командующего ТОФ по эксплуатации и ремонту АПЛ. Его допрашивали около двух часов. Потом в зал вошел Геннадий Тищенко.


Из туалета в зал змеился черный провод, стало ясно, что суд собирается смотреть какие-то видеоматериалы. Заседание закончилось ровно в 18.00. После циклона город мучает жара. Доходит до плюс 30. Адвокаты и Григорий Пасько вышли из здания суда в этот вечер пятницы совершенно вымотанными. Комментарий к прошедшему дню был в состоянии дать только сам Григорий:


— В своих показаниях Николай Лысенко рассказал суду, что подписывал документ, разрешающий мне вести видеосъемку и посещение режимных объектов. Но Лысенко тут же подстраховался, – на этом документе уже стояла подпись начальника штаба флота. Этот вице-адмирал против того, чтобы журналисты писали об экологических проблемах флота. Чем меньше журналистов об этих проблемах пишет, тем лучше. Если бы не писали, флот мог совершенно спокойно сливать жидкие радиоактивные отходы в Японское море. О том, нанес ли Пасько ущерб флоту и России, ему ничего неизвестно. Но вот лично ему – Лысенко, ущерб Пасько нанес. Вместо того чтобы руководить переработкой радиоактивных отходов он стоит в суде и дает показания. Еще одна деталь: Лысенко заявил, что законов он не знает, но сведения об отправке эшелона с ОЯТ, которые опубликовал журналист Пасько в своем материале, являются совершенно секретными. Что самое любопытное – Лысенко сейчас на пенсии, он директор унитарного предприятия ДальРАО Минатома. Для журналистов, пишущих на экологические темы (а таких во Владивостоке – кот наплакал!) Лысенко известен как человек, у которого невозможно получить никакую информацию. Григорий посоветовал журналистам, чтобы они подали на этого начальничка в суд за нарушение законов России.


— А что это был за свидетель, которого доставили в суд милиционеры?

— Это Геннадий Тищенко, — ответил Григорий. – Когда я с ним познакомился, он уже был на пенсии, возглавлял комитет ветеранов подразделений особого риска. И когда Госдума попыталась урезать выплаты этим ветеранам, он обратился ко мне, – пожалуйста, напиши о наших нуждах статью. И я написал. Но, давая свои показания, он умолчал, что именно он дал мне кучу материалов о ядерных проблемах и посоветовал обратиться к специалистам Техупра ТОФ, чтобы они мне дали приказы командующего ТОФ о формировании списков ветеранов подразделений особого риска. И перечни аварий на АПЛ. Адвокаты спросили у Тищенко, – какими законами он руководствуется, выполняя свои обязанности председателя. Тищенко ответил – приказом министра обороны Язова 010. Ему тут же задали наводящий вопрос – а кроме 010 еще какие ни будь законы он знает? Ответ был прост – мне достаточно только этого. Тогда адвокаты ему посоветовали по дружески – учите законы, а не секретные приказы, иначе не сможете защищать права людей.


После обеда суд посмотрел 30-ти минутный фильм Пасько «Зона повышенной опасности», показанный в эфире Приморского гостелевидения в 1993 году. Адвокаты ходатайствовали о приобщении фильма к делу. Фильм рассказывает о проблеме утилизации РАО на Дальнем Востоке. Именно в это фильме есть знаменитые кадры, которые снял Григорий, – как сливают ЖРО в воду многострадального Японского моря.


Судебный процесс тянется как ночной кошмар. Суд допросил только 27 свидетелей, а всего их вызвано 60. Если свидетели и дальше будут приходить в суд в час по чайной ложке, нам придется встречать в этом приморском городе Новый Год. Но наша команда – терпеливая, мы все равно дождемся оправдательного приговора.