News

Еще одна ”липа” ФСБ. Ко мне пришли на рассвете

Опубликовано: 02/08/2001

Автор: Виктор Терёшкин

Процесс начался ровно в назначенное время. В зал зашел свидетель капитан первого ранга запаса Василий Ворожбит.

Дело Пасько – день тринадцатый

Допрос шел полтора часа, после чего судейская бригада вышла из зала. Оказалось, что из шестерых вызванных свидетелей пришел только Ворожбит. Поэтому судья объявил перерыв до четверга, второго августа. Адвокат Иван Павлов рассказал:


– Ворожбит заявил суду: вся экологическая информация, которая здесь исследуется об утилизации устаревших ракет, не секретна. Пасько вменяется в вину то, что он хранил у себя некий список вопросов. Вся абсурдность обвинения состоит в том, что следствие утверждает, – если на эти вопросы ответить развернуто, полно это будет являться гостайной. Еще сегодня исследовались документы с заседания военного совета ТОФ, состоявшемся в сентябре 1997 года. В деле есть доклад генерал-майора Шевченко, начальника финансово-экономического управления ТОФ. Мы еще раз убедились, – и на этом документе нет никаких грифов. И это мнение не только самого Шевченко, но секретаря военного совета, который приобщил этот документ к протоколу заседания. Самое главное, что сказал Василий Ворожбит: заключение о том, что изъятые у Пасько документы содержат гостайну готовилось не штабом ТОФ, а представителями ФСБ. Они потом ходили к офицерам штаба и предлагали подписать эту «липу». Смелый и мужественный офицер Ворожбит отказался подписывать и написал свое особое мнение – нет никаких секретов в этих документах! Он рассказал суду, что Григорий ни у него, ни у других офицеров штаба никогда не интересовался новыми ракетами, стоящими на вооружении, а только списанными, несущими опасность для населения края и окружающей среды.


Адвокат Анатолий Пышкин добавил:


– Следователи ФСБ обвиняют Григория Пасько в том, что он бывал на базе, где хранятся списанные ракеты. На этой же базе раз в десять год бывают с дотошными проверками американцы, – делают замеры состояния грунта, растительности. Им представляется вся документация по этим ракетам.


Кража со взломом

На рассвете первого августа в квартиру, где я живу, проникли грабители, вскрыв дверь. Я спал в маленькой комнате и ничего не слышал. Они унесли мой компьютер, видеокамеру, фотоаппарат, диктофон, жилет с ключами от квартиры, телефон. Из сумки, в которой был компьютер, они вынули книгу, которую мне накануне подарил Григорий «Цвет времени» и инструкции по пользованию видеокамерой и фотоаппаратом. А еще эти странные грабители, которые знают, как пользоваться цифровыми камерами, унесли оба моих блокнота, в которых я вел записи во время процесса. Прибыла следственная бригада РУВД. Эксперт не обнаружил никаких отпечатков пальцев. Работали в перчатках. Следователь задумчиво спросил меня:


– А это не могли поработать смежники – из ФСБ?


Второй день глотаю таблетки, стучит сердце, ломит голову, – скакнуло давление. И вспоминаю слова прокурора Кондакова о том, что не дожить мне в этом климате до конца процесса. А еще вспоминаю старый анекдот: ”Хаим Моисеевич, как вы себя чувствуете? Не дождетесь, суки!”.