«Хозяин – барин!»

1cfcad3d081886d29368deda26ef9cc1.jpeg

Дело Григория Пасько: день пятый

— Вы эксперт? Из восьмого управления Генштаба? – спросил я его.


— Нет, я местный, – сурово ответил он. И вошел в зал.


Это был эксперт по идентификации голоса и речи экспертного бюро УВД по Приморскому краю Вячеслав Маслов. Адвокаты поняли, что сейчас суд попроси Пасько наговорить на магнитофон какие-то предложения. С тем, чтобы затем сличить его голос с магнитофонными записями прослушки. Адвокат Анатолий Пышкин огласил ходатайство о том, что защита считает нецелесообразным производство экспертизы, поскольку все записи телефонных переговоров Григория проводились с нарушением конституционных норм и положений УПК. После этого встал сам Пасько и заявил, что он при таких обстоятельствах считает для себя невозможным участвовать в экспертизе и давать образцы своего голоса. Можете взять их, где хотите. Суд принял решение взять образцы голоса Пасько из интервью, которые транслировались по ТВ.


В перерыве прокурор Александр Кондаков и эксперт Вячеслав Маслов потихоньку переговаривались.


— Муторное дело, — сказал прокурор.


— Мда, — глубокомысленно ответил Маслов.


— Но хозяин барин! – бодро сказал прокурор.


После этого в судебном заседании приступили к оглашению вещественных доказательств из опечатанной коробки. И монотонно занимались этим несколько часов. Это были всевозможные документы, изъятые на квартире Григория.


В повести Домбровского «Факультет ненужных вещей» героя арестовывает МГБ. Начинается допрос. Арестованному приказывают, – назовите свое имя, фамилию, отчество, год рождения. Он думает: «Вот ты назвал им свое имя, и уже предал звезды, под которыми родился».

Виктор Терешкин