Что стоит за увольнением Адамова?

ac9caaf218800532ac1ba3a6769b0343.jpeg Photo: Foto: Minatom

По информации группы «Экозащита!» вопрос о снятии главы Минатома был поставлен 22 марта сразу после голосования в ГосДуме по законопроектам ввоза в Россию зарубежного отработавшего ядерного топлива. В тот день Дума на удивление многим наблюдателям перенесла рассмотрение законов на неопределенный срок. Стоит напомнить, что большинство депутатов одобрило законопроекты в первом чтении в декабре 2000 г.


Подобный поворот событий был истолкован как неприятие администрацией президента инициативы атомного министра, столь непопулярной среди населения страны.


За несколько недель до голосования, Комиссия по борьбе с коррупцией ГосДумы распространила доклад. В докладе говорилось об участии Адамова в различных коммерческих структурах, кадровой политике, которая подрывала ядерную безопасность и т.д.


Несмотря на все это Адамов излучал уверенность. Риторика его выступлений сводилась к тому, что Минатом чуть ли не единственное ведомство в России, которое приносит средства в бюджет. А импорт отработавшего топлива позволит России экспортировать высокие технологии, а не сырье.


Адамов пользовался доверием. Нет сомнений, что именно атомный министр посоветовал президенту Путину выступить с предложением на Саммите тысячелетия в ООН развить такую атомную энергетику, которая бы исключила из использования оружейный плутоний и уран.


На техническую неосуществимость предложения, вложенного в выступление президента, было в последствии указано многими учеными. В частности, академик Николай Пономарев-Степной, написал, что «подобные намерения не только не доказаны научными и техническими работами, но и спорны по ряду основных положений».


Но всякое доверие имеет свои пределы. Коммерциализация Минатома под руководителя и его приближенных, а также экономическая несостоятельность проектов Минатома могла сыграть главную роль в принятии решения об его отставке.


Ниже приводится анализ внешнеторговой деятельности Минатома на основе материалов группы «Экозащита!». Картинка выстраивается не такой радужной, как ее пытался обрисовать уже бывший министр-бизнесмен Евгений Адамов.

Миллиардный доход?

Как утверждается в отчете Минатома РФ за 2000 год, опубликованном 22 марта 2001 года, ведомству удалось увеличить экспорт продукции и сохранить свои позиции на основных рынках товаров и услуг ядерного топливного цикла.


Всего в 2000 году Минатом экспортировал товаров и услуг на 2,3 млрд. долларов, что почти на 400 млн. больше, чем в 1999 году. Таким образом, в 2000 году экспорт продукции увеличился на 20%, указывается в докладе.


ВОУ-НОУ

Основная часть средств от экспорта поступила за счет поставок в США оружейного урана, обедненного до уровня, пригодного для американских АЭС. Как утверждается в отчете Минатома, в 2000 году график поставок и объем валютных поступлений по этому контракту, носящему название ВОУ-НОУ (“высокообогащенный уран — низкообогащенный уран”), был выполнен полностью.


Контракт ВОУ-НОУ (заключенный еще в 1993 году) предусматривает поставки в США российских ядерных материалов, высвобождаемых в ходе процесса разоружения. Как отмечается в отчете Минатома, “в 2000 г. впервые был осуществлен полный объем поставок НОУ в США и возврат природной компоненты в Россию. Полученные средства были направлены на конверсионные программы, утилизацию АПЛ и повышение ядерной безопасности”.



В течение 2000 года из-за избыточного предложения цены на уран на мировом рынке значительно упали. В связи с этим компания USEC, являющаяся исполнителем контракта с американской стороны, стала терпеть убытки. Учитывая данные обстоятельства, Россия предложила закупить у нее дополнительные объемы урана по более низким ценам. При этом российская сторона выразила готовность снизить стоимость сырья, поставляемого в США в рамках уже заключенных соглашений.


С июня 1995 года по октябрь 2000 года Соединенные Штаты выплатили России 1,6 миллиарда долларов приблизительно за 100 тонн уранового топлива. Согласно договоренности, США должны купить у России в общей сложности 500 тонн урана в период с 1993 по 2013 год. Общая сумма контракта составляет $12 млрд.


Сотрудничество с США, в основном, ведется за счет средств, выделяемых Конгрессом США на оказание безвозмездной технической помощи России в области ядерного разоружения. На эти цели Конгресс США по разным программам на 2000 финансовый год выделил около 236,5 млн долларов. (В 2002 финансовом году, начинающемся 1 октября 2001 года, администрация Буша планирует сократить программу финансовой помощи России в ликвидации и хранении ядерных материалов на $72 млн).


Контракты на основе кредитов и бартера

Остальные международные контракты Минатома оплачиваются в своем большинстве на основе кредитов и бартера, и таким образом живых денег министерству не приносят.


В 2000 г. Минатом России продолжал осуществлять сотрудничество в сооружении, реконструкции и модернизации энергоблоков АЭС с Китаем, Ираном, Индией, Болгарией, Словакией, Чехией.


Динамика экспорта, связанного с сооружением АЭС, обеспечивается сегодня, прежде всего, за счёт сотрудничества со странами Азиатского региона, где продолжается строительство Тяньваньской АЭС в Китае (два блока по 1000 МВт) и АЭС «Бушер» в Иране (блок 1000 МВт), а также завершается разработка технического проекта АЭС «Куданкулам» в Индии (два блока по 1000 МВт).


Как указал сопредседатель группы «Экозащита» Владимир Сливяк в интервью газете “Сегодня”, “все проекты Минатома политические, и к экономике отношения имеют мало”.


Так, практически все проекты Минатома за рубежом финансирует Россия, часто не рассчитывая на дальнейшее возвращение кредитов. В качестве примера Сливяк привел беспроцентный кредит в $27 млн, предоставленный в 1997 году Кубе в рамках контактов Минатома. Кроме того, Куба до сих пор не начала рассчитываться с Россией по советским долгам, составляющим около $20 млрд.


АЭС “Бушер” в Иране

Не финансируется Россией напрямую строительство АЭС “Бушер” в Иране, однако, как указал Владимир Сливяк, “идет скрытое финансирование”, заключающееся в том, что Россия строит оборудование и экспортирует его в Иран на свои средства. В иранском проекте есть еще одна особенность — подписывая контракт, Россия взяла на себя невыполнимые обязательства: срок постройки реактора был намечен на конец 2001 года. В настоящее время, после недавнего визита в Россию президента Ирана Мохаммеда Хатами, срок был перенесен на конец 2003 года, однако эксперты высказывают сомнения в реальности и этой даты. При политической и экономической заинтересованности Ирана в сотрудничестве с Россией, Минатом принял условия, по которым в качестве аванса Иран оплатил только 5% стоимости контракта, а около 20% должно быть получено бартером. Как предположил Сливяк, кроме как “для нескольких персон в Атомпроме — от строек нет выгоды никому”. Сейчас в министерстве готовится технико-экономическое обоснование на второй блок иранской АЭС “Бушер”. Проект строительства АЭС в Иране резко критиковался США и Израилем, которые обоснованно считают, что подобный проект может содействовать созданию атомного оружия этим исламским государством, обвиняемым в поддержке терроризма.


По мнению британского издания «Экономист», российский Минатом проводит свою собственную политику: он захотел продать Ирану технологию обогащения урана с помощью лазера, которая может помочь этой стране в производстве атомной бомбы (Иран подписал Договор о нераспространении ядерного оружия, но не отказался от своих ядерных амбиций). Таким образом, не слишком выгодный контракт в гражданской сфере, вероятно, компенсирован другим, секретным.


Секретный бюджет и Китай

Финансирование проектов Минатома в большей части засекречено, что дает экологическим организациям повод обвинять ведомство в утаивании сведений об атомных сделках.


В бюджете-99 как расходы на кредит на строительство АЭС в Китае было заложено до $160 млн. Неясно, куда были направлены эти средства. В соответствии с правительственным постановлением от 19 июня 1998, Минатом сам устанавливает порядок финансирования за счет средств бюджета, в том числе и по затратам по поставкам оборудования и оказанию услуг для строительства АЭС, контролирует цены, валютно-финансовые и коммерческие условия контрактов и договоры с поставщиками.


80% российских кредитов на строительство АЭС Индии и Китаю гасится этими странами «ширпотребом». Поставки оборудования для Ляньюньганской АЭС предполагается на 90% оплатить товарами из КНР. Кредиты Внешторгбанка России на строительство должны составить $2,5-3 млрд на 13 лет. Аванс китайской стороны — 10%, из них 5% должны были выплатить при подписании контракта (2,5% — товарами), остальные 5% — по мере выполнения контракта. Возврат кредита должен начаться через два года после ввода первого энергоблока. Ввод намечен на 2004-2005 годы, хотя по статистике на это требуется 10 лет. Следовательно, вложенные деньги вернутся в РФ только через 20-30 лет. Такие условия строительства не могут быть признаны выгодными для России.


В то же время, как указывают представители Минатома, кредит, предоставленный Францией на АЭС, сооружаемые в Китае,— более льготный по срокам погашения и процентной ставке, чем кредит России. Вообще же, по мнению представителей Минатома, “проблем с погашением кредитов не существует”.


АЭС «Куданкулам» и “Тарапур” в Индии

С Индией контракт не подписан, но есть межбанковское соглашение, по которому Внешэкономбанк обещает кредитовать строительство в этой стране в объеме 1,5 млрд долларов под низкие проценты (АЭС «Куданкулам»). Такой кредит также экономической выгодой России объяснен быть не может, причины могут лежать в области политики или в сфере “персональных интересов”.


В начале февраля 2001 возобновились поставки ядерного топлива для индийской АЭС “Тарапур”. Госдепартамент США призвал Россию отказаться от этой сделки, так как, по мнению Вашингтона, она ставит под сомнение приверженность официальной Москвы нераспространению ядерных материалов. Представитель индийского МИД отметил, что Индия “последовательно и неукоснительно выполняет требования МАГАТЭ” и что последние поставки ядерного топлива из России также проводятся с соблюдением требований этого международного агентства. Россия утверждает, что запрет со стороны “Группы ядерных поставщиков” (Nuclear Suppliers Group, NGS), в которую входит Россия, не распространяется на ее предполагаемые поставки ядерных реакторов Индии (АЭС «Куданкулам»), поскольку идея таких поставок возникла в конце 80-х, т.е. до введения запрета. То же касается и поставок уранового топлива для ядерного реактора в Тарапуре. Америка прекратила поставки своего топлива после первого, якобы мирного ядерного взрыва в 1974 году; Франция тоже вышла из игры, чтобы соблюдать вышеуказанное положение о полномасштабных гарантиях; лишь Китай, не входящий в NGS, в последние годы помог Индии своими ядерными поставками.


Последние российские поставки в Тарапур происходят на фоне завершившегося летом 2000 года в Пакистане, государстве-сопернике Индии в регионе, строительства реактора Чашма мощностью 325 мВт. Реактор был экспортирован в Пакистан Китаем в нарушение договора о нераспространении ядерных материалов.


Как отмечают эксперты, заигрывание России с Индией в ядерной области отчасти объясняется неоднозначностью российской политики. Порой контракты Минатома заключаются в нарушение обещаний Российского Министерства иностранных дел. Российские фирмы — используя старые советские связи и зачастую при попустительстве официальных лиц, которые призваны их контролировать, — нелегально поставляют ядерные и ракетные технологии различным странам.


Другие проекты Минатома

В 2000 году развивался экспорт ускорительной техники (в Китай и Южную Корею поставлено 4 ускорителя, подписано соглашение на поставку в США четырех ускорителей — по одному ежегодно).


В Европейском регионе в марте 2000 года был введён в эксплуатацию второй блок АЭС «Моховце» в Словакии (440 МВт). В декабре 2000 года был осуществлён энергетический пуск первого блока АЭС «Темелин» в Чехии (1000 МВт), продолжается сооружение второго блока этой АЭС. В истекшем году продолжалось сотрудничество также с Финляндией, Ливией, Сирией, Румынией.


Как утверждается в отчете Минатома, в 2000 году был достигнут определенный прогресс в сотрудничестве с Японией. Начата реализация проекта по утилизации атомных подводных лодок, выведенных из состава Тихоокеанского флота. На Дальнем Востоке начата эксплуатация плавучего комплекса «Ландыш» по переработке жидких радиоактивных отходов и др. В конце девяностых годов Япония неоднократно заявляла протест России по факту загрязнения океана радиоактивными отходами.


В рамках контракта с германской фирмой «Сименс» будут расширяться поставки ядерного топлива для пяти блоков АЭС в Германии, двух блоков – в Швейцарии, одного – в Швеции. Недавно было создано российско-украинско-казахстанское предприятие, которое будет производить топливо для 11 блоков украинских атомных станций, оборудованных реакторами ВВЭР-1000.


В 2001 году в качестве одного из первых шагов по развитию контактов в Юго-Восточной Азии запланировано начало работ по сооружению Россией исследовательского реактора в Мьянме (Бирма). Хунта Мьянмы обвиняется США и другими западными странами в нарушении прав человека и разгроме оппозиции. Ранее Россия заявляла, что рассматривает Мьянму как перспективного партнера в Азии и Тихоокеанском регионе.

Рашид Алимов

rashid@ecoperestroika.ru