News

Процесс по делу Никитина — день тринадцатый

Опубликовано: 14/12/1999

Автор: Виктор Терёшкин

В Санкт-Петербурге весна, плюс восемь, снег стаял, нахальные воробьи чирикают о любви. Милиционеры на вахте городского суда уже кивают мне, как старому знакомому.

Репортаж из зала суда:

Судебный процесс начинается в 11.10. Через двадцать минут Юрий Шмидт был вынужден покинуть судебное заседание, прихватило почки. За два часа работы судья Сергей Голец обозрел семь томов уголовного дела — с 15-го по 23-ий. Он сообщил, что прокурор не станет произносить свою речь в открытом заседании. Оно и понятно — нести все тот же надоевший за эти четыре года бред перед публикой у Александра Гуцана не хватает духа. В царствие Петра I, говорят, было даже такое распоряжение — запретить выступающим говорить по бумажке, чтобы глупость каждого всем видна была. Ну что ж — зато адвокатов мы послушаем в открытом заседании.


Завтра судья Сергей Голец намерен рассмотреть последний том дела, в котором сосредоточены все документы этого года. Мы связались по телефону с Юрием Шмидтом, он пообещал, что завтра будет в строю. На 16 декабря из Москвы вызваны два эксперта — Баканов и Романов. Баканов из главного штаба ВМФ, Романов из 8 Главного управления Генштаба. 8-е управление — это филиал ФСБ в Министерстве обороны. Эти эксперты будут доказывать, что в сведениях, опубликованных Никитиным, содержится государственная тайна. Эту жвачку — про секретные приказы министра обороны мы уже не раз слышали. Нисколько не сомневаюсь, что защитники Александра разнесут этих “экспертов” в пух и прах.


Судя по всему, приговор будет произнесен 29 декабря. Будем ждать подарка — в аккурат под Новый Год.


Три года на свободе

Сегодня, 14 декабря, исполнилось три года с того дня, как Александра Никитина освободили из следственного изолятора ФСБ под подписку о невыезде. Его освобождению активно препятствовали прокурор Гуцан и следователи ФСБ, подделав ряд документов. В итоге — потребовалось личное вмешательство Генерального прокурора, прежде чем Никитин оказался на свободе. Само дело тянется уже более четырех лет — с 5 октября 1995 года.