News

Процесс по делу Никитина – день двенадцатый

Опубликовано: 09/12/1999

Автор: Виктор Терёшкин

Два дня город заливал дождь, и это в декабре, а сегодня ночью выпал снег и засияло солнце. Поэтому даже нелюбимое мною здание городского суда в его лучах выглядело не самым худшим образом. Заседание началось в 10.45. Судья Голец обозревал толстые тома уголовного дела, опрашивая Александра, защиту, обвинение есть ли у них вопросы, комментарии. В перерыве адвокаты рассказали, что уже проработаны 13 томов.

Репортаж из зала суда

Время близилось к двум часам, но заседание все не начиналось. Я стал тревожиться, потому что ровно на 15.00 в Доме Журналиста (это пятнадцать минут езды, учитывая постоянные пробки) была назначена пресс-конференция. Оказалось, что секретарь суда ушла на другое заседание. Когда она показалась у дверей зала 48, я вздохнул с облегчением.

Пресс-конференция, организованная Национальным институтом прессы, под названием “Заявление адвокатов Александра Никитина о недопустимости давления на суд через средства массовой информации” началась ровно в назначенное время. Кроме адвокатов Александра на сцене сидел мой старый знакомый Сергей Цветков, директор Санкт-Петербургского Русского ПЕН-клуба. Первым слово взял Юрий Шмидт. Никогда за все время, что я его знаю, он не был так взволнован и зол. Действительно, тот поток клеветы, которым поливает Никитина и “Беллону” передача “Вне закона” в многосерийном фильме “По следу “Беллоны” и “Политика – петербургский стиль”, может вывести из себя любого, даже самого флегматичного человека.

550748458f97762fcd3237a3f966acc8.jpeg

Шмидт зачитал заявление защиты, которое было передано в суд 7 декабря. Я внимательно смотрел на Александра Жаркова, автора передачи “По следу “Беллоны”. Этого молодого человека я знаю, ходил он у меня в газете “Час пик” внештатным автором, потом взял его в штат. После чего он немедленно запил и перестал являться на службу. Папа у него работает начальником пресс-службы местного управления исправительно-трудовых учреждений. Так что – потомственный тюремщик исполняет заказы ФСБ. Трудовая династия. Когда Юрий Шмидт заявил, что за передачу клеветнических измышлений защита подает в суд на авторов передачи, трусоватый Саша стал нервничать и заламывать пальцы.

– Вы являетесь врагами России, а Александр работает в “Беллоне” на ее благо, – подвел итог Шмидт. – Его оправдают, и что вы тогда будете делать?

Собравшимся журналистам был показан фрагмент передачи “По следу “Беллоны”, где бывший офицер ВМФ Петр Краюшкин, нынче служащий в Госатомнадзоре, утверждал, что Никитин выдал тактико-технические данные наших АПЛ. А под прикрытием “Беллоны” работает норвежская разведка.

Сергей Цветков зачитал открытое письмо руководству ГТРК “Петербург”, подписанное членами Русского Пен-клуба писателями Даниилом Граниным, Александром Володиным, Ниной Катерли, Андреем Битовым, Фазилем Искандером, Беллой Ахмадулиной, Львом Тимофеевым, Аркадием Ваксбергом, Александром Ткаченко. Оно было гневным. В нем было категорическое требование прекратить противоправные передачи. Писатели напоминали телевизионным боссам о том, что если у них нет совести, нелишним будет вспомнить о нормах международного права, содержащихся в подписанных Россией договорах. И эти нормы категорически запрещают всяческое давление на суд.

А еще Сергей рассказал, что был в Москве на встрече писателей ПЕН-клуба с Владимиром Путиным. Разумеется, премьер-министра, бывшего директора ФСБ, спросили – когда же прекратится эта шпиономания в отношении экологов? Путин от ответа ушел. Стал рассказывать сказку про белого бычка – мол, что некоторые инструкции и законы устарели, их надо менять, но пока сотрудники ФСБ работают по старым.

 

c2a0766559a41625945e016c674d9f89.jpeg

Известно, что хороший журналист, задавая вопрос, знает ответ. Анна Бадхен из хорошо информированной газеты “Санкт-Петербург таймс” спросила Шмидта, почему он здесь, а не в Нью-Йорке, где ему должны вручать премию ООН “Защитник”. Юрий рассказал о премии, учрежденной год назад Генеральной Ассамблеей ООН специально для адвокатов, защищающих экологов и правозащитников.

– Приглашение я получил, – признался Шмидт. – Но идет судебный процесс. Мое место здесь. Рядом с моим подзащитным.