News

Многогранный Лейкин

Опубликовано: 07/12/1999

Автор: Йона Гаусло

Господин О. Ю. Лейкин сегодня давал показания в суде. Однако его статус определить весьма сложно. На протяжении всего процесса по делу Никитина он выступал в разных качествах: специалиста, эксперта или свидетеля…

Комментарий

Одним из основных участников процесса по делу Никитина можно по праву назвать Олега Ю. Лейкина. В этом деле он выступал как в качестве «специалиста», так и в качестве «эксперта». Поэтому, когда в прошлую пятницу прокурор изъявил желание увидеть Лейкина в суде, судья задал закономерный вопрос: «В качестве специалиста или эксперта?». Ответ прокурора Гуцана оказался несколько неожиданным: «В качестве свидетеля»…


Свидетель Лейкин по существу дела рассказать суду ничего бы не смог. Однако его роль в этом процессе нуждается в более подробном рассмотрении.


Июнь 1999 г.: оценка ущерба , нанесенного информацией в подразделе 2.3.3

29 октября прошлого года, Городской суд Санкт-Петербурга отклонил заключение экспертов по ущербу, нанесенному распространением информации по ядерным энергетическим установкам АПЛ третьего поколения в подразделе 2.3.3 доклада «Беллоны». Суд нашел это заключение, по которому сумма ущерба равнялась около 900 тыс. долларов США, неконкретным и противоречивым. Была назначена новая экспертиза.


22 июня 1999 года ФСБ назначила эту экспертизу. Одним из экспертов оказался Лейкин, который до этого уже принимал в этом процессе активное участие с октября 1995 года, но в качестве специалиста.


Для людей непосвященным разница между «экспертом» и «специалистом» может показаться незначительной. Эксперт должен быть независимым и его оценка имеет доказательную силу в суде. Специалист принимает участие в расследовании, но его заключение не имеет тот же вес, что и заключение эксперта. Однако, согласно ч. 3 (а) ст. 67 УПК России, человек не может принимать участие в расследовании уголовного дела в качестве эксперта, если использовался по этому делу в качестве специалиста.

Поэтому, назначая Лейкина в качестве одного из экспертов, следователи ФСБ нарушили закон. В связи с этим, заключение экспертизы, снизившей размер ущерба с 900 тыс. долларов до 20 тыс. долларов, использоваться в качестве доказательства не может.


Октябрь 1995 года: Оценка изъятых документов

Уже 6 октября 1995 года, Лейкин провел предварительную оценку версии доклада «Беллоны», переданной в ФСБ Перовским. Оценка проводилась совместно со специалистом господином Слюсаренко. Их трудоспособность поражает: они закончили оценку за один день (материалы дела, том. 6, стр. 3-8).


Лейкин и Слюсаренко также провели оценку в качестве специалистов документов, которые были изъяты на квартире у Никитина. Позднее эти документы были направлены на более подробный анализ на предмет содержания в них гостайны (том 6, стр. 15-45). Более того, они же провели оценку документов, изъятых из Военно-морской академии им. Кузнецова, офиса «Беллоны» в Мурманске, а также у других свидетелей по делу (том 6, стр. 51-71 и 98-112).


Август 1997 года: Оценка открытых источников

В августе 1997 года ФСБ опять привлекла Лейкина и Слюсаренко для оценки открытых источников к докладу (том 19, стр. 131-144).


Их заключение показывает, что практически вся информация из подразделов доклада 2.3.3 и 8.2 была взята из открытых источников. Но если даже их оценка достаточно адекватная, она не является полной. Более того, сравнивая информацию из доклада «Беллоны» с открытыми источниками, они не взялись установить, относятся ли те сведения, которых в открытых источниках не было, к государственной тайне.


Строить обвинение на основе тех сведений, которые Лейкин и Слюсаренко не нашли в открытых источниках, было бы, по меньшей мере, несерьезно. Очевидно, именно поэтому существование этой оценки не упомянуто в обвинительном заключении, подготовленном ФСБ, и именно поэтому основанием для обвинения до сих пор служат только заключения, которые идут на пользу следствию.


Заключение

Оценивая роль в этом процессе господина Лейкина, видно, что он выступал во многочисленных качествах. Использование Лейкина обвинительной стороной было весьма интенсивным. Сначала он выступил в качестве специалиста, принимая чуть ли не прямое участие в расследовании. Потом он стал экспертов и, под конец, свидетелем.


Естественно, что человек, который имеет столько ролей в одном и том же уголовном деле в конечном итоге начнет противоречить сам себе. Так и случилось с господином Лейкиным, чье выступление сегодня в суде подорвало доверие к нему.


Однако, выступая в качестве свидетеля Лейкин сделал самое когда-либо интересное заявление. Лейкин сказал, что для Министерства обороны законы, не утвержденные министром, законами не являются. Таким образом, он подтвердил то, что было очевидно для многих, кто следил за делом Никитина. Военные подчинены только секретным, а, если необходимо, с обратной силой действия, нормативным актам. Конституция не применяется до тех пор, пока она не утверждена министром обороны…


Но в этом деле решение по делу Никитина будет принимать не Министерство обороны, а Городской суд Санкт-Петербурга. Остается надеется, что суд ставит Конституцию РФ и международное право выше секретных и имеющих обратную силу нормативным актов.