ФСБ хочет “засудить натовского шпиона”

12 апреля ФСБ дала начало новому витку в деле Александра Никитина. Генеральная прокуратура предоставила следователям ФСБ еще три месяца для проведения дополнительного расследования.

Никитин обвиняется в измене Родине и разглашении государственной тайны за участие в написании доклада о радиоактивном загрязнении на Северном флоте. Верховный суд не решился поставить точку в этом деле, которое тянется уже более трех лет. В феврале месяце этого года Верховный суд ушел от ответственности, направив дело в ФСБ для дополнительного расследования.

12 марта ФСБ вновь получила контроль над делом, имея один месяц на проведение расследования. Они не спешили. Следователь ФСБ Александр Колб даже не нашел времени для встречи с обвиняемым. О трехмесячном продлении срока следствия он предпочел проинформировать адвокатов Никитина по телефону.

«Они тянут время в ожидании перемен в России, которые помогли бы им выиграть дело», – сказал Никитин в интервью по телефону из Санкт-Петербурга.

И перемены произошли. 30 марта петербургская телепрограмма “ТСБ” увидела в натовских бомбардировках Югославии и вину Никитина. По мнению “ТСБ”, именно Никитин продемонстрировал, что Россия больше не является “великой ядерной державой” и боятся ее нечего.

По словам защиты Никитина, будет собрана новая экспертная группа для оценки вклада Никитина в написание доклада объединения Bellona. В октябре 1998 года Городской суд Санкт-Петербурга отверг результаты предыдущей экспертной оценки, назвав ее неконкретной.

Защита направила обращение в прокуратуру Санкт-Петербурга, требуя назначить независимую экспертную оценку на февраль 1999 года. Обращение было передано ФСБ, но ответа нет, хотя прошло уже почти два месяца.

«Если бы они [следователи ФСБ] хотели, то давно бы покончили с этим делом. Сейчас они ждут подходящий момент», – добавил Никитин.

Никитин опасается, что преобладающие в последнее время антизападные настроения усилят попытки ФСБ «засудить натовского шпиона». Его опасения вполне обоснованы в стране, где соблюдение прав человека оставляет желать лучшего.