Красноярск хочет импортировать ядерные отходы

Три года назад, Российское правительство приняло постановление № 773 от 29 июля 1995 года, "Об утверждении Порядка приема для последующей переработки на российских предприятиях отработавшего ядерного топлива зарубежных атомных электростанций и возврата образующихся при его переработке радиоактивных отходов и материалов". Правила относятся только к Красноярскому горно-химическому комбинату (т.е. не ПО "Маяк"), и касаются ОЯТ от любого вида ядерной установки, а не только от АЭС советского или российского проекта. Единственное фактическое требование по импорту ОЯТ — это то, что Красноярский горно-химический комбинат должен иметь техническую возможность для их переработки.

Красноярский горно-химический комбинат (КГХК), расположенный в Железногорске, состоит из подземного радиохимического завода с тремя реакторами (два сейчас заглушены, третий используется для производства электроэнергии для города). Завод был построен в 1964 году для переработки ОЯТ от собственных реакторов с целью получения оружейного плутония.

РТ-2
В начале восьмидесятых, как часть общей программы по расширению услуг для гражданских проектов по атомной энергии, было принято решение о строительстве нового перерабатывающего завода — РТ-2 — в Железногорске. По замыслу завод должен был перерабатывать ОЯТ от реакторов типа ВВЭР-1000. ОЯТ от других реакторов (кроме РБМК и реакторов ВМФ на жидком металле) должны были перерабатываться на РТ-1 (также известного как ПО "Маяк" в Челябинской области). Строительство РТ-2 началось в 1983 году. В дополнение к установке по переработке ОЯТ от ВВЭР-1000, РT-2 должен был включать хранилище бассейного типа для ОЯТ, установку по переработке отходов, а также завод по производству топлива MOX. В конечном итоге, в эксплуатацию было введено только хранилище ОЯТ 1985 году. Емкость хранилища составляет около 6000 тонн ОЯТ.

Строительство должно было завершиться в 1997-98 г.г., но финансирование было сильно сокращено в 1985 году и полностью остановлено в 1989 году. В январе 1995 года, президентский указ уполномочил Красноярск искать иностранных инвесторов. Министерство по атомной энергии России (Минатом) надеялось подписать контракты на переработку и временное хранение ОЯТ из юго-восточной Азии (Южная Корея, Индия, Япония) и Европы, чтобы обеспечить финансирование строительства. План не сработал и был, в конце концов, забыт. Кроме того, по заключению комиссии в октябре 1996 года, созданной в Красноярске, строительство не могло продолжаться до получения результатов оценки влияния завода на окружающую среду. Степень готовности завода на сегодня составляет 30 %. Объект готов к достройке при условии появления финансирования.

"Законы писаны для того, чтобы их менять"
КГХК остался с хранилищем для ОЯТ ВВЭР-1000, заполненным сегодня на 30 %, и постановлением правительства, разрешающим прием "зарубежного топлива" для переработки. Единственным препятствием для зарабатывания денег было отсутствие самого перерабатывающего завода РТ-2.

И российский закон об окружающей среде (часть 3 статьи 50), и президентский указ № 773 от 29 июня 1995 запрещают хранение зарубежных ядерных и радиоактивных отходов на территории Российской Федерации. Кроме того, президентский указ обязывает Минатом возвращать радиоактивные отходы и материалы, образующиеся в процессе переработки, в страну происхождения в течение 30 лет.

"Законы писаны для того, чтобы их менять", — решили на КГХК, и вышли с предложением как заработать при отсутствии РТ-2. План был достаточно прост: начать за умеренную плату прием зарубежного ОЯТ на длительное хранение. Два потенциальных клиента, попавших в поле зрения рыночных аналитиков комбината, стали Япония и Южная Корея.

Завод РТ-2, по замыслу КГХК, может быть построен позже — то есть когда поступят первые средства от богатых клиентов. Расширяя эту идею, вышли с новым предложением — построить дополнительное сухое хранилище вместимостью 8000 тонн для увеличения объема услуг.

Новая администрация области
Единственной проблемой был состав депутатов в предыдущем красноярском Законодательном собрании. Большинство из них имело "зеленые" наклонности и не встретило с энтузиазмом предложение бизнесменов из комбината. Однако комбинат получил шанс с избранием Александра Лебедя губернатором Красноярска и последующим выбором новых депутатов Красноярского законодательного органа, который особой "зеленостью" не отличался.

Несколько недель назад администрация KГХК и городская администрация Железногорска направили совместное заявление в красноярское Законодательное собрание. Заявители хотят, чтобы местные законодатели направил запрос в Государственную Думу по поводу внесения изменений в Закон РФ "Об окружающей среде". Часть 3 статьи 50 этого закона запрещает хранение радиоактивных зарубежных отходов на территории Российской Федерации. А с президентским указом, обязывающим возвращение отходов переработки в страну происхождения, можно будет разобраться позже. Например, может быть издан новый указ, продляющий 30-летнее обязательство о возврате РАО до 50 или 100 лет — к тому времени KГХК, очевидно, надеется закончить строительство РТ-2.

"Сам факт, что такое предложение появилось, говорит о том, что имеется поддержка проекта в администрации Лебедя", — сказал в интервью Bellona Web бывший работник комбината, а ныне инспектор ГАНа Виталий Хижняк. "В дополнение к Южной Корее и Японии, контракты, достигнутые с Индией и Ираном, допускают транспортировку в Красноярск ОЯТ с АЭС, построенных с помощью России", — добавляет Хижняк.

Пока не поступило никакого ответа на запрос KГХК. Если фактически закон будет исправлен, то идея может получить сторонников также и на ПО "Маяк". По крайней мере, у этого комбината не будет болеть голова относительно возвращения отходов в страну отправителя, полученных в процессе переработки.

Игорь Кудрик