Расширенная ответственность производителя – как это работает

Recycling recycle paper waste trash Credit: flickr.com/photos/cityofcalgary/

Статья подготовлена специально для 72 номера издаваемого «БЕЛЛОНОЙ» журнала «Экология и право».

Часть первая. Как должна работать РОП

За основу российской системы РОП был взят ее западный аналог. Благодаря Федеральному закону № 458-ФЗ, внесшему поправки в Федеральный закон № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», с 2016 года производители (и импортеры) в Российской Федерации несут ответственность не только за то, чтобы их товар был качественным «при жизни», но и за то, чтобы «после смерти» был цивилизованно собран и отправлен на переработку.

В Европе у товаропроизводителей есть целевые показатели по уровню утилизации, которых они должны достигать. В разных странах это происходит разными способами, но объединяет их одно общее: обязанность товаропроизводителя обеспечивать сбор и утилизацию отходов подкрепляется правом и возможностями для такой работы.

В России у производителей и импортеров есть варианты реализации РОП, которые условно можно разделить на два направления: обеспечить самому или доверить государству.

Для самостоятельного обеспечения существуют следующие возможности:

– товаропроизводитель может открыть новое направление своей деятельности по сбору и утилизации. В таком случае ему придется создавать инфраструктуру для приема отслуживших свой срок товаров и строить предприятия по их переработке;

– товаропроизводитель может нанять специализированную организацию, которая по его поручению соберет и отправит на утилизацию нужный отход;

– товаропроизводители могут объединиться и создать единую организацию, которая и будет им всем обеспечивать реализацию РОП.

В результате любого из трех перечисленных вариантов товаропроизводитель должен получить на руки акты утилизации, подтверждающие, что определенная продукция в определенном количестве была утилизирована разрешенным законодательством способом. Эти акты следует представить надзорным органам, а именно Росприроднадзору, в доказательство того, что товаропроизводитель (импортер) реализовал свою РОП. В Европе товаропроизводители заключают соглашения с крупными операторами, которые за определенные рынком суммы обеспечивают всю цепочку – от раздельного сбора до передачи на перерабатывающие предприятия. И это наилучший вариант для эффективного решения задач по утилизации.

Если же по тем или иным причинам российский товаропроизводитель (импортер) не решился самостоятельно обеспечивать РОП, ему придется заплатить в бюджет некую сумму, называемую экологическим сбором. Для расчета суммы экосбора необходимо знать норматив утилизации и ставку экосбора, установленные для данного товара. Норматив утилизации означает ту долю от общего числа произведенной продукции, которую товаропроизводителю в текущем периоде положено утилизировать.

Например, в год выпускается на рынок ПЭТ-бутылок – 10 тыс. тонн, норматив утилизации – 20%. Значит, товаропроизводитель должен обеспечить утилизацию 2000 тонн ПЭТ. И если умножить ставку экосбора на количество товара, которое необходимо утилизировать, то мы и получим сумму, уплачиваемую «ленивым» товаропроизводителем в бюджет. И теперь уже государство берет на себя обязательство собирать и утилизировать отход, за который уплачено, или поручить это специальным компаниям.

На практике у российских производителей нет стимула для самостоятельной реализации РОП, и причины этого мы рассмотрим далее.

Часть вторая. Почему в России РОП не работает

Размеры ставок экологического сбора и уровни нормативов утилизации не стимулируют к самостоятельной реализации РОП. Ставка экосбора согласно действующему законодательству должна быть такого размера, чтобы обеспечить сбор, транспортировку, обработку и утилизацию одной тонны или одной единицы товара, т. е., например, 1 тонны стекла или 1 стиральной машины. Однако, фактически, по самым распространенным отходам тары и упаковки эти ставки не соответствуют реальным затратам, а значительно меньше. По пластику – в разы. Сегодня, чтобы только организовать раздельное накопление, вывезти, досортировать, спрессовать и доставить до переработчика 1 тонну ПЭТ, необходимо 15-16 тыс. рублей, не считая стоимости утилизации при установленной ставке экосбора в чуть больше чем 3800 рублей.

Низкий уровень нормативов утилизации тоже не стимулирует развитие отрасли. Поэтому товаропроизводитель не спешит инвестировать в самостоятельное обеспечение утилизации своей продукции, а делает выбор в пользу пополнения бюджета.

Есть и еще лазейка – крупные сортировочные комплексы «торгуют справками», благо не налажены еще ни учет, ни контроль раздельного сбора отходов. Отследить, действительно ли было извлечено вторичное сырье в таком количестве или применяются приписки, – невозможно. Единственный способ пресечь такую деятельность – запретить засчитывать в РОП извлеченное из смешанных твердых коммунальных отходов вторсырье. На переходный период ввести понижающий коэффициент для таких отходов. Это будет стимулировать как товаропроизводителя, так и отраслевых и региональных операторов развивать именно раздельное накопление.

Государство не поддерживает инвестиции в раздельный сбор отходов: в Федеральном законе № 89-ФЗ четко прописано, что средства экологического сбора можно распределять только на строительство сортировочных и перерабатывающих мощностей.

Перечень товаров, подлежащих обязательной утилизации, разработан без учета различий в требованиях к технологиям утилизации различных видов пластика. На сегодняшний день под одним назначением «пластиковая тара» объединены такие виды отходов, как ПЭТ-бутылки, полипропиленовые и полистирольные стаканчики, подложки из вспененного полистирола, контейнеры из ПВХ и т. п. Это означает, что, выпуская на рынок тару из вспененного полистирола, перед государством можно отчитаться ПЭТ-бутылками или полипропиленом, которые несложно собирать и перерабатывать. Трудно перерабатываемые фракции (ВПС, ПВХ и др.) по-прежнему попадают на помойки или мусоросжигательные заводы. С многослойной тарой для напитков на основе картона (всем известные Tetra Pak, Pure Pak, Elopak) и вовсе непонятно: упаковка на рынок выводится в огромном количестве, а утилизировать ее товаропроизводитель не обязан, потому что нет достаточного количества мощностей. А мощностей нет, потому что строить их не на что…

Для ликвидации сложившихся противоречий необходимо:

– разработать и утвердить ставки экологического сбора, соответствующие реальным затратам на организацию раздельного накопления, транспортировку, обработку и утилизацию;

– устанавливать такие нормативы утилизации, которые бы опережали существующий уровень переработки и тем самым стимулировали бы к строительству новых мощностей;

– разделить товары из группы пластиковой тары на подгруппы в зависимости от разновидности применяемого в производстве полимера;

– выделить многослойную упаковку на основе картона в отдельную позицию;

– в перечне приоритетных направлений расходования средств экологического сбора прописать пунктом номер один создание инфраструктуры по раздельному накоплению отходов, что увеличит потоки вторичного сырья на утилизацию, повысит их качество и снизит затраты на обработку.

Часть третья. Товары, оставленные без внимания, становятся неперерабатываемыми отходами

Несовершенство инструмента РОП способствует тому, что к званию «неперерабатываемые» оказываются приговоренными многие вполне перерабатываемые отходы. В этот список входят тара и упаковка из ПВХ и ВПС, предметы личной гигиены, обувь и аксессуары из кожи и кожзама, капроновые колготки… – перечислять можно долго.

В то же время существуют действительно неперерабатываемые на сегодняшний день отходы, потому что неизвестен их состав, или их переработка настолько дорога, что никто не хочет этим заниматься. Яркий пример таких отходов – полимерная композитная упаковка с маркировкой «7». Цифра 7 означает несколько видов полимеров в одной пленке, которые невозможно разделить и переработать по отдельности. Но также невозможно и переработать целиком, поскольку для разных видов полимеров применяются как минимум разные температуры плавления. Композитный состав позволяет такой упаковке иметь множество специальных полезных свойств, нужных для сохранения качества продукции. К сожалению, в требования, которым должны удовлетворять такие материалы, не включено требование наличия технологии утилизации. Об этом просто не думают, когда их создают.

Часть четвертая. Расширенная ответственность может работать шире

Грамотно используя инструмент РОП, правительство может виртуозно решать проблему отходов, предотвращая образование отходов и оставляя на рынке только те из них, которые можно легко переработать. В результате:

  1. Все доступные к переработке отходы будут перерабатываться. Отсутствие мощностей по утилизации не должно быть причиной отсутствия обязанности утилизировать. Такая обязанность со стороны товаропроизводителя, например компаний Danone, Coca Cola, «Вимм Билль Данн», породит спрос на появление мощностей переработки многих ныне игнорируемых видов упаковки, например полистирольных баночек, бутылок из матового ПЭТ, а также многослойной упаковки для напитков на основе картона (Tetra Pak, Pure Pak, Elopak и т. п.).
  2. Вредные для окружающей среды материалы (ПВХ, полистирол, в том числе вспененный, и т. п.), даже при наличии возможности их переработать в «последнюю жизнь», следует выводить с рынка. Вместо жесткого запрета на них можно использовать повышенные ставки экологического сбора, что сделает такую продукцию неконкурентоспособной.
  3. Таинственная «семерка в треугольнике» должна сопровождаться указаниями о том, как ее переработать. И товаропроизводитель, вынужденный запаивать мясо или сосиски «в счастливое число» или выпускающий детское питание в дой-паках, уже не возьмет в поставщики компанию, не знающую, как утилизировать эту пленку.

Подводя итог, хочется отметить, что расширенная ответственность производителя – это отличный инструмент, но сегодня в России он выглядит как очки в руках у мартышки из басни Крылова. Следует научить мартышку хорошо видеть с их помощью, а заодно и сохранить ей зрение, а нам – окружающую среду.

Анна Гаркуша