Спецдоклад для производителей нефти: так жить нельзя

oil well extraction Credit: aezoss

Энергетический сектор выходит далеко за чисто отраслевые рамки: энергетическая политика тесно связана с вопросами окружающей среды, социальными проблемами и влияет на статус стран в мировом рейтинге. Не секрет, что модель существования нефтяных держав – воплощенная модель расточительного отношения к природе, к тому же ведущего к глобальному потеплению.

Как считают авторы доклада “WEO-2018 Special Report: Outlook for Producer Economies“, выпущенного Международным энергетическим агентством, если страны – производители нефти не решатся на серьезные экономические реформы, ситуация может обернуться коллапсом для мировых энергетических рынков, глобальных экологических целей и энергетической безопасности всей планеты.

Новый отчет Международного энергетического агентства вышел в момент очередного повышения цен на нефть. Высокие доходы от нефти могут дать средства для реформирования, но они также способны усыпить бдительность, говорят эксперты.

«Американские горки в ценах на нефть за последнее десятилетие привели к резкому сокращению структурных недостатков многих крупных экспортеров. Но с 2014 года чистый доход, получаемый от нефти и газа, упал на 40% в Ираке и на 70% в Венесуэле, что имеет значительные негативные последствия для экономических показателей и положения стран».

В докладе эксперты МЭА пристально изучают шесть государств, которые являются крупнейшими экспортерами нефти: Ирак, Нигерию, Россию, Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты и Венесуэлу. Эти страны, несмотря на объединяющий их статус лидеров по продаже нефти, очень отличаются друг от друга.

Некоторые из крупнейших мировых производителей сталкиваются с серьезной проблемой роста населения, как Нигерия. Другие – с проблемой перепотребления. Уровень энергопотребления на душу населения в ближневосточном регионе выше, чем в значительной части индустриально развитых стран. К примеру, внутренний спрос на нефть в самой Саудовской Аравии, как и в других странах Персидского залива, увеличивается неимоверными темпами. Поэтому власти ищут более эффективные способы решения проблемы, но, к сожалению, не всегда они лежат в сфере «зеленых техологий».

«Сейчас фундаментальные изменения в модели развития богатых ресурсами стран выглядят неизбежными более чем в любой другой момент, – считает доктор Фатих Бироль, Исполнительный директор МЭА. – Неспособность принять адекватные этому моменту меры усугубит будущие риски как для самих стран-производителей нефти, так и для глобальных рынков».

Эксперты МЭА видят несколько направлений для преобразований и реформ: получение большей внутренней цены продуктов путем переработки; использование потенциала возобновляемых источников энергии (ВИЭ), особенно солнечной; прекращение субсидий, способствующих расточительному потреблению ресурсов; инвестиции в новые энергетические технологии (к примеру, улавливание, использование и хранение углерода).

Аналитики отмечают: многие из нефтяных держав усиленно формируют планы по увеличению инвестиций в отрасли энергетики, не связанные с нефтью.

Энергетика плюс экология

Стремление мирового сообщества к энергоэффективности и подъем «зеленой экономики» вынуждают нефтяных гигантов реагировать. Однако обладая подавляющим объемом мировых запасов нефти, эти страны продолжают делать ставку на то, что еще много лет экспорт нефти будет залогом их экономического процветания, констатируют аналитики Международного энергетического агентства.

Эксперты МЭА рекомендуют «нефтяному картелю» незамедлительно начать реализовывать колоссальный, неосвоенный потенциал возобновляемых источников энергии. В первую очередь речь идёт о странах Ближнего Востока с высоким уровнем солнечной радиации.

«Солнечная энергетика – идеальный и естественный выбор для этих стран, поскольку пики энергопотребления приходятся здесь на дневное время (охлаждение зданий). К тому же генерация на основе нефти, распространённая в Саудовской Аравии и других государствах Ближнего Востока, не только наносит большой экологически и климатический ущерб, но и экономически существенно проигрывает современной солнечной энергетике», – пишут авторы доклада.

Эксперты доказывают, что в ближайшее время производство электроэнергии на новых солнечных электростанциях обойдется дешевле, чем на действующих мазутных и дизельных (при цене $40 за баррель). К примеру, в Саудовской Аравии по результатам недавнего конкурсного отбора была установлена цена солнечного киловатт-часа в 2,36 цента.

Активное развитие возобновляемых источников энергии и вовлечение государственных компаний нефтяных держав в «зеленые» проекты связаны с тем, что они хотят избавиться от имиджа нефтяных гигантов, наносящих окружающей среде только урон, а также – привлечь иностранный капитал, ориентированный на ВИЭ. В 2017 году в мире, по данным отчета REN 21, на возобновляемую энергетику было потрачено $280 млрд, что в два раза превышает совокупные инвестиции во все новые нефтегазовые проекты ($140 млрд, по данным Rystad).

Экологизация нефтяной промышленности – довольно новое явление. Совершенствование технологий солнечной генерации делает экономически рентабельным использование ВИЭ при добыче нефти и позволяет странам залива еще больше сосредоточиться на экспорте, вместо того, чтобы сжигать собственные нефть и природный газ для получения электричества. Движение в этом направлении началось.

К примеру, Министерство электроэнергетики и водоснабжения Кувейта прогнозирует утроение внутреннего спроса на электроэнергию к 2030 году, и к этому моменту 15% планируется вырабатывать за счет солнца и ветра. Компания Kuwait Oil Company объявила, что будет использовать генерацию солнечной энергии для мероприятий по повышению эффективности добычи на разрабатываемых месторождениях. Она собирается сотрудничать с «дочкой» Shell Glass Point, представители которой утверждают, что использование солнечной энергии позволит снизить текущие затраты на добычу нефти в 2 раза.

В Омане компания Petroleum Development Oman также использует технологию Glass Point Solar для повышения эффективности добычи на месторождениях. Согласно планам Омана, к 2025 году 10% энергопотребления страны будет приходиться на возобновляемые источники.

Угроза снижения цен на нефть заставляет производителей Саудовской Аравии как можно в больших объемах экспортировать сырую нефть, а не сжигать ее для собственных нужд. По словам экспертов, если королевство не начнет сдерживать спрос или инвестировать в альтернативные источники энергии, в течение 10-20 лет большую часть добытых углеводородов будет уходить на удовлетворение потребностей страны. Поэтому государство – крупнейший экспортер нефти – планирует к 2020 году построить солнечные и ветровые станции суммарной мощностью в 3,45 ГВт. Страна намерена производить к 2023 году около 10% электроэнергии из ВИЭ. Инвестиции в «зеленую» энергетику в ближайшие шесть лет составят от 30 до 50 млрд долларов.

Объединенные Арабские Эмираты к 2050 году собираются добиться выработки 44% электроэнергии из ВИЭ. Под проект диверсификации энергобаланса ОАЭ выделяют 163 млрд долларов. А крупнейший экспортер сжиженного природного газа Катара стремится к 2020 году выработать 1,8 ГВт за счет солнца, (что равно 16% в структуре генерации электроэнергии) и до 20 ГВт – к 2030 году.

Самая маленькая страна в Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива Бахрейн должна увеличивать свои генерирующие мощности на 6% в год, чтобы идти в ногу со спросом на энергию. К 2020 году королевство намерено вырабатывать 5% электроэнергии за счет ВИЭ.

«Процесс реформ должен быть намного шире энергетического сектора, – считает Фатих Бироль. – Успешные программы реформ могут открыть более широкий спектр стратегических вариантов для производителей, а также новые возможности для участия в решении ряда других энергетических вопросов. На карту поставлено много».

Россия

По мнению экспертов Международного энергетического агентства, экономика России более диверсифицирована, чем экономика стран Ближнего Востока – нефть и газ составляют около четверти валового внутреннего продукта (ВВП). Однако доходы от нефтяной и газовой промышленности являются жизненно важным компонентом государственного бюджета – по оценкам аналитиков, они составляют около 40% бюджетных доходов.

У России были рычаги денежно-кредитной политики, недоступные для Ближнего Востока, отмечают эксперты МЭА. После падения цен на нефть, начавшегося в 2014 году, чтобы снизить недобор бюджета РФ задержала запланированные налоговые реформы, в частности сокращение экспортных пошлин на нефть. Денежно-кредитная политика помогла российским властям снизить бюджетную зависимость от доходов от нефти и газа в краткосрочной перспективе. Однако валютные резервы снизились с пика в 487 млрд долларов в 2012 году до 318 млрд долларов в 2016 году.

«Теперь Правительство РФ планирует корректировку бюджета с переводом излишков нефти в резервы. Оно также заявило о своем намерении провести новые реформы для содействия экономическому и технологическому прогрессу и повышению конкурентоспособности», – пишут авторы доклада МЭА.

Россия богата природным газом, но спрос на него становится нестабильным – возможности расширения экспорта в Европу отпали, доступ к другим рынкам ограничен и страдает отсутствием гибкости – трубопровод привязывает к определенному количеству потребителей. Для России, как и для Туркменистана и Катара, ключевым вопросом является то, какие стратегии экспорта принять во все более взаимосвязанном и конкурентном глобальном газовом рынке.

При этом у России, как отмечает Международное энергетическое агентство в своих энергетических сценариях, самый большой ветроэнергетический потенциал в мире, и ветроэнергетика к 2040 году имеет потенциал роста от 23 ГВт до 38 ГВт. Также, по мнению МЭА, Россия имеет огромные возможности для повышения уровня энергоэффективности.

Вызов как возможность, реформы как спасение

Крупные экспортеры нефти и газа пережили много потрясений в последние десятилетия, но приверженность реформам и стремление к диверсификации экономики будет иметь решающее значение для преодоления негативных тенденций, считают эксперты МЭА.

Все большее количество государственных и частных нефтегазовых корпораций включается в направление возобновляемых источников энергии и реализует проекты в солнечной и ветровой энергетике. Несмотря на успешный опыт зарубежных компаний, российские корпорации, замеченные в деятельности в области ВИЭ, по-прежнему основные усилия концентрируют на своей базовой деятельности и не рассматривают возобновляемые источники в качестве стратегического направления развития, констатируют аналитики.

В своем специальном докладе «Перспективы для экономистов-производителей» эксперты Международного энергетического агентства указывают на то, что продолжение сохранения статуса-кво нефтяных держав и игнорирование мировых «зеленых трендов» может обернуться тем, что страны-экспортеры нефти просто не впишутся в новую реальность, которая требует экологичности и однозначных ответов на актуальные мировые вызовы.

Ольга Подосенова