Что стоит освободить озеро: последствия народного демонтажа заборов на Лассылампи

Lassylampi Toksovo Credit: Движение «Против захвата озер»

Их нравы

Участники народного демонтажа незаконных заборов на озере Лассылампи в Ново-Токсово (состоялся 11 августа) пожинают правовые последствия своей акции. Напомним, что в тот день группе жителей числом более 60 человек удалось спилить 3 забора, огораживающие по урез воды элитные поместья гендиректора «Первой мебельной фабрики» Александра Шестакова, председателя ТСЖ «Нежность» Владимира Мутохина и вице-президента корпорации «Роснефть» Андрея Шишкина.

Дойти до забора нефтяника демонтажники не успели, так как ровно через 11 минут (!) после начала акции на берегу появилась полиция. Как выяснилось, мебельщик Александр Шестаков является членом Общественного совета при МВД. О готовящейся акции стало известно заранее, и наряд полиции во главе с неким майором из Петербурга ждал в засаде где-то неподалеку (из ближайшего Кузьмоловского ОВД правоохранители физически не смогли бы поспеть в столь короткий срок).

Полицейские сразу честно продемонстрировали, что представляют интересы хозяев заборов, а не закона. Ответы из прокуратуры, что незаконные заборы якобы уже снесены, были ими проигнорированы. Стражи порядка не обратили внимания на то, что их богатые заказчики прямо при них атаковали жителей, что грозились «повесить» наиболее активных, что одному из активистов Мутохин-младший только что сломал палец. Главным для них было – то, что хотят заказчики. А они хотели отомстить местным жителям. Полицейские заявили, что те повредили «имущество» хозяев.

Lassylampi Toksovo Credit: Движение «Против захвата озер»

Попытка задержать демонтажников на месте не увенчалась успехом: толпа их не отдала. Однако затем наиболее активным из них пришли повестки от дознавателей из Всеволожского УМВД. Активисты справедливо рассудили, что помогать полиции отрабатывать заказ берегозахватчиков им не стоит, и во Всеволожск не поехали. На днях начался второй этап «отработки»: активистов попытались вызвать для дачи объяснений в ГУ МВД по Петербургу и Ленинградской области на ул. Очаковскую, 8.

Ситуация выглядит совершенно абсурдной, так как в этом году природоохранная прокуратура Ленинградской области подавала два иска об освобождении берегов Лассылампи – рядом с участками Шестакова и Шишкина. В итоге иск к Шестакову прокурор отозвал, так как удовлетворился актом комитета Госэконадзора ЛО о якобы сносе забора. Точно такой же «бумажный снос» претерпел и забор Владимира Мутохина.

И хотя мы прекрасно знаем, что спустя полчаса после составления акта заборы снова встали на место, формально их нет. Так в чем же тогда полиция пытается обвинить местных жителей и активистов?

Но наглость, как известно – второе счастье. Младший сын председателя ТСЖ Евгений Мутохин, который на кадрах видео первый нападает на активиста и ломает ему палец (травма потом была зафиксирована в Токсовской больнице и в Институте Вредена), потом ничтоже сумняшеся обвинял собравшихся в нападении на него самого и тоже отправился в областную больницу освидетельствовать какие-то травмы.

Lassylampi Toksovo Credit: Движение «Против захвата озер»

Жесткий характер Евгения Мутохина проявлялся и раньше: в 2013 году, когда ему был 21 год, он сбил автомобилем женщину на пешеходном переходе, за что Калининский районный суд присудил ему 2 суток административного ареста. Под стать ему и старший брат Леонид: в прошлом году он со своей матерью Татьяной отомстил активистке Диляре Новопашиной, которая пригласила снимать их заборы телекомпанию НТВ. Мутохины напали на нее и ее 12-летнего племянника со своим охранником и овчаркой. На фото, которое убежавший мальчик сделал из-за кустов, видно, как Леонид Мутохин бьет Диляру ногами. Но на полицию эти материалы не подействовали: несмотря на протест прокуратуры, в возбуждении дела было отказано.

Отец обоих «молодых бойцов», который во время демонтажной акции пытался натравить на жителей все ту же овчарку, тоже весьма примечателен: по информации УМВД, в 90-е Владимир Мутохин охранял какого-то криминального авторитета. А сейчас, фактически, исполняет функцию буфера-охранника соседнего «небожителя» – топ-менеджера «Роснефти» Андрея Шишкина. Мутохин незаконно приватизировал асфальтированную дорогу, по которой ранее местные жители ходили к озеру. Уже более года как она перегорожена воротами с будкой охранника, став частным проездом для Мутохиных, Шишкина и Шестакова.

Lassylampi Toksovo Credit: Движение «Против захвата озер»

Противостояние на берегу продолжается

Так есть ли положительные следствия у демонтажной акции? Да. По крайней мере, пока.

17 августа (почему-то на полицейской машине) проверять Лассылампи приехала комиссия из сотрудников комитета Госэконадзора Ленинградской области и администрации Токсовского городского поселения (уже далеко не в первый раз). Перед ее визитом владельцы всех трех поместий додемонтировали свои заборы таким образом, что теперь с обеих сторон огороженного берега есть проходы по 5-10м. Для сравнения – во время предыдущей акции 10 июня сего года спиленный забор Шестакова был восстановлен примерно через 2 дня. То есть на сей раз можно говорить о положительной тенденции.

Сейчас промежуточный забор Мутохина тоже пока не восстановлен, однако вместо спиленных активистами столбов поставлены новые. Вполне возможно, сварная сетка тоже со временем вернется на свое место. Жители окрестностей после 11 августа ежедневно посещали береговую полосу, дабы приучить своих оппонентов к мысли, что берег перед их дачами – теперь общественный. Сначала на берег просто молча пришел Леонид Мутохин со своей овчаркой. Потом Шестаковы выгнали людей и закрыли свой пирс сеткой со словами: «береговая полоса – ваша, а пирс – наш». А 27 августа и вовсе положили конец «вольнице»: тропинку, ведущую на берег перед поместьями, за одну ночь засадили деревцами и завалили бревнами. Жители планируют разобрать завал своими силами.

Модный тренд в заборостроении

Бревна и саженцы – вообще излюбленный метод берегозахватчиков, которым пришлось внять требованиям закона и убрать заборы. Так, в прошлом году суд отказал в иске об освобождении берега Угольного острова в Сестрорецке, поданном Природоохранной прокуратурой Санкт-Петербурга, мотивируя свое решение тем, что ограждения демонтированы.

На самом деле символические прорехи в заборах экс-вице-губернаторов Петербурга Вахмистрова и Филимонова были старательно завалены непроходимыми кучами веток. Точно такая же история – на берегу первого берегозахвата Владимира Путина в кооперативе «Озеро» на озере Комсомольском. Проход к озеру слева от путинского участка был освобожден в ходе народной демонтажной акции 2010 года, но, чтобы люди не пытались ходить на береговую полосу непосредственно перед его старой дачей (где давно живут одни охранники), проход по берегу завалили бревнами и ветками.

Okolo_dachki_Putina-4 Бревна и саженцы – излюбленный метод берегозахватчиков, которым пришлось внять требованиям закона и убрать заборы. Credit: Движение «Против захвата озер»

Аналогично, когда по решению суда в 2012 году была демонтирована часть заборов на т.н. «прокурорском берегу» на озере Нахимовское (около поселка Цвелодубово), крайний боковой забор заменили частоколом из елей. Когда в 2013 году московский «Открытый берег» добился освобождения берега Москвы-реки перед коттеджным поселком «Лукойла» в ООПТ «Серебряный Бор», береговая полоса мгновенно «заросла» лесом хвойных саженцев. То же случилось с берегом реки Рощинки в поселке Рощино, когда местные жители сумели остановить перекрытие берега перед участком некоего бизнесмена Портика на улице Кирова. Хозяин доделывать забор не стал (стоит лишь фундамент), но плотно засадил всю береговую полосу елками. На противоположном берегу Рощинки, рядом с улицей Советская, проход по берегу заливчика между двум полуостровами завалили грудами веток.

Что до природоохранной прокуратуры, то она после резонансных антиберегозахватных выступлений истекшего лета решила переложить всю ответственность на муниципалов. Природоохранный прокурор Ленинградской области Вячеслав Мутьев не стал возобновлять исковые заявления в суд по озеру Лассылампи, а поручил добиться сноса заборов токсовской администрации. Кроме того прокуратура запросила у движения «Против захвата озер» максимально полный список берегозахватов по всем районам области, чтобы направить такие же поручения другим муниципалитетам.

У нас есть сомнения, что муниципалы смогут выполнять функцию освобождения берегов более эффективно, чем прокуратура, у которой даже при ее больших полномочиях КПД был очень низок. С другой стороны, любые усилия лучше, чем их отсутствие. Если прокуратуре действительно удастся понудить местные администрации к решительным действиям, то хоть какой-то результат неизбежен.

Ирина Андрианова