Южный берег Финского залива: чемпион по инвестициям

Фото 4. Угольная пыль, поднимающаяся над портом Усть-Луга. Credit: «Наш берег – 2018»

В этом убедились участники вело-экспедиции «Наш берег – 2018», проследовавшей в самые жаркие дни лета по побережью от поселка Лебяжье Ломоносовского района до Иван-города Кингисеппского района. Ее участники – жители Южного берега – экологи, журналисты, социологи.

Промышленные гиганты

Вывод первых дней экспедиции: брендом южного побережья Финского залива стал промышленный гигантизм. В Копорской губе обосновался крупнейший на Балтике ядерный кластер с пятью действующими блоками Ленинградской атомной станции и пятью сооруженными экспериментальными реакторами Научно-технологического института им. А.П. Александрова. Кроме того, хранилище с 40 тысячами отработавших тепловыделяющих сборок реакторов РБМК, содержащих несколько десятков тонн сверхтоксичного плутония-239, который будет представлять опасность еще сотни тысяч лет. Здесь же – филиал ФГУП РосРАО с более, чем 60-тью тысячами тонн радиоактивных отходов средней и низкой активности. Не уверена, что многочисленные петербуржцы, стремящиеся в жару к своему «кусочку моря», осознают, в каком местечке они загорают и жарят шашлыки.

Фото 1 Участники вело-экспедиции «Наш берег – 2018».

В Лужской губе теперь до моря вовсе не добраться – более полутора десятка километров береговой лини занимают причалы порта Усть-Луга. Это крупнейший в европейской части России порт, переваливающий сегодня более 100 млн тонн грузов в год. А рядом с ним – один из крупнейших в стране железнодорожных узлов. Сотни составов «товарняка» в сутки доставляют в 12 действующих терминалов насыпные грузы. Это наша альтернатива Прибалтийским портам. Данный транспортно-логистический кластер расположился на площади больше десятка тысяч гектаров, став, в свою очередь, альтернативой малонарушенным лесам Южного побережья Финского залива.

Практически началось строительство второй очереди трансбалтийского газопровода «Норд Стрим», по которому российский газ потечет в Европу. Официально строительство еще не начато, однако участники вело-акции обнаружили начало строительных работ берегового участка газопровода, городок для строителей, а в заказнике Кургальском – коридоры, вырубленные в лесном массиве под прокладку труб.

Страдает рыба…

– Влияют ли промышленные гиганты на качество природной среды? – задаю вопрос организатору вело-экспедиции, председателю Общественного совета Южного берега Финского залива, экологу Олегу Бодрову.

– Не влиять не могут, – отвечает он. – В Копорской губе идет систематическое тепловое загрязнение сбросными водами ЛАЭС, что способствует ускоренной эвтрофикации акватории. Водозаборные сооружения АЭС уничтожают рыбу – по нашим оценкам, гибнут сотни миллионов экземпляров в год. По рыбьему поголовью Южного берега нанесен удар и строительством портовых сооружений. Как результат – снижение уловов и гибель крупнейших рыбколхозов и перерабатывающих предприятий. С рыбной отраслью в Южной части Финского залива покончено.

Nord stream 2 kurgalskiy nature reserve Строительство берегового участка «Норд Стрим-2». Credit: «Наш берег – 2018»

– Рушится традиционный уклад жизни коренных жителей, исконно занимавшихся рыболовством, а также рыбоперерботкой, – продолжает Бодров. – Например, небольшая народность водь финно-угорской группы близка к исчезновению. Водский язык занесён в Красную книгу языков народов России. Вожане сегодня компактно проживают лишь в двух деревнях – Краколье и Лужицы Кингисеппского района Ленобласти. И обе входят в зону интересов разрастающегося порта… Коренные народы – вообще отдельная и большая тема.

…природа

Крест поставлен и на курортной судьбе западной части побережья Финского залива, граничащей с Эстонией. А рекреация там была бы сказочной. Благодаря погранзоне, действовавшей на Кургальском и Сойкинском полуостровах в течение почти полувека вплоть до начала 90-ых годов, природная среда сохранилась нетронутой. К примеру, на Кургальском биологи начитали 200 видов обитателей, занесенных в красные книги области и РФ. Именно поэтому он был объявлен в 2000 году заповедной территорией и взят под охрану еще и международной Рамсарской конвенцией. Признано, что Кургальский заказник с лежками балтийского тюленя, гнездовьем краснокнижного орлана-белохвоста, исчезающими мхами является одним из последних уголков побережья Балтики, сохранивших первозданный ландшафт.

Но именно по его территории планируется проложить трассу газопровода «Норд Стрим». На защиту заказника поднялись «зеленые», ученые, местные жители. Однако инвесторов подержало МПР РФ, правительство Ленобласти, а депутаты утвердили поправку к региональному Закону об ООПТ, разрешив прокладку в заказниках объектов линейной инфраструктуры. Таковы мы на сегодня: промышленные гиганты выглядит для людей, принимающих решения, куда убедительнее, нежели задача сохранения любого, даже самого уникального уголка природы.

Nord stream 2 kurgalskiy nature reserve Дорога, проложенная для прохода строительной техники, Кургальский заказник. Credit: «Наш берег – 2018»

…и люди

Людмила П. живет в тех самых Лужицах и относится к уходящей води. (О радостях и горестях ее односельчан можно почитать на созданном ими сайте.) Порт – больная тема. Говорить о проблемах может часами. Одна из них – угольная пыль. Пыль на подоконниках, мебели, вещах. Зимой снег за окном на второй день становится серым. Это притом, что раньше, до строительства порта, чище его на свете не было. В подтверждение Людмила показывает фотографии…

Не случайно экспедиция запланировала побывать на угольном терминале порту Усть-Луги. «Ростерминалуголь» – первый реализованный в порту проект, пущенный в эксплуатацию в 2001 году. Здесь ежегодно переваливается 12,5 млн тонн, а складируется одновременно более полумиллиона тонн угля. Мы планировали замолвить слово о бедах населения во время встречи с руководством терминала.

Но – не пришлось. Как выяснилось, процесс разгрузки-погрузки на терминале на 96% автоматизирован, терриконы угля орошаются водой, а сточные воды чистятся на очистных сооружениях. По нашему впечатлению, «Ростерминалуголь» – образец того, как должно быть поставлено дело на опасном производстве.

Однако черную дымку в порту все-таки увидели! Оказывается, есть терминалы, также занимающимся перевалкой угля, но не имеющие для этого специального оборудования. Один из таких – Юг-2, подконтрольный владельцу лесного порта «Фактор» в Усть-Луге Рамису Дебердееву. По-видимому, скандального миллиардера – а именно так Дебердеева окрестила пресса, – не интересуют ни экологические проблемы, ни судьбы местного населения. Непонятно только, почему такая политика владельца не волнует надзорные органы и прокуратуру?

300 тысяч евро – в один погонный метр

Но вернемся к нашим кластерам. Как выясняется, около десятка тысяч гектаров лесов – только начало. В апреле нынешнего года в СМИ опубликовали заявление ПАО «Газпром» о строительстве в районе порта Усть-Луга еще одного гиганта – газохимического комплекса. «Газпром» планирует построить на Балтике огромный газоперерабатывающий завод (ГПЗ), объединенный с газохимическим производством, – пишет Neftegaz.ru. – Партнером компании по проекту выступает «РусГазДобыча», ранее принадлежавшая А. Ротенбергу». ГПЗ может стать вторым по размерам инвестиций проектом «Газпрома» после магистрального газопровода «Сила Сибири», стоимость которого оценивается в 20 млрд долларов США.

«Росатом» тоже не ставит точки на пущенном в марте нынешнего года в эксплуатацию первом энергоблоке ЛАЭС-2 ВВЭР-1200. Сегодня в Сосновом Бору достраивается второй ВВЭР-1200, или шестой по счету энергоблок. А по заявлению бывшего главы «Росатома» Сергея Кириенко, всего в Сосновом Бору может быть построено шесть новых реакторов.

Расширяет свои мощности и порт Усть-Луга. К 2020 году он планирует нарастить мощности перевалки до 180 млн тонн. То есть Южный берег планируют превратить в большую промзону.

Фото 5. Угольная пыль, поднимающаяся над портом Угольная пыль, поднимающаяся над портом. Credit: «Наш берег – 2018»

– Всего в портовые, атомные, логистические и химические проекты Южного берега Финского залива, согласно открытым источникам, вложено и планируется к вложению до 60 млрд евро, – говорит Олег Бодров. – По сути, эти средства ориентированы на организацию экспорта российских сырьевых ресурсов и электричества. То есть в каждый погонный метр Южного берега – от Санкт-Петербурга до границы с Эстонией – вкладывается более 300 тыс. евро. И эти инвестиции опосредовано направлены на разрушение природной среды региона.

…и стратегическая экологическая оценка

– И все-таки, никто не выступает против экономического развития Ленобласти, – продолжает Олег Бодров. – Речь о другом. Во-первых, об организации контроля за хозяйственной деятельностью промкомплекса. Во-вторых, – определении экологической емкости береговой зоны Южного берега. Другими словами, нужно понять – где та красная черта, за которой строить новых объектов уже нельзя?

Что касается контроля, здесь немало вопросов. К примеру, как выяснила экспедиция, в порту Усть-Луга не создана единая служба эко-мониторинга. Терминалы отчитываются каждый за себя. При этом на некоторых собственная экологическая служба вовсе отсутствует. Такое положение дел нельзя охарактеризовать иначе, как очевидное отсутствие заботы о здоровье и экологическом благополучии граждан, как со стороны бизнеса, так и органов государственной власти. А пришедшие на берег гиганты способны даже нечаянным «чихом» нанести серьезный ущерб среде обитания.

Второй момент. В законодательстве РФ отсутствует практика комплексной экологической оценки. То есть при строительстве каждого нового объекта обнародуется информация о том, чем он будет загрязнять окружающую среду. А вот какой «коктейль» получится при смешении всех выбросов и сбросов, не просчитывает никто. В результате в водных акваториях и атмосфере могут образовываться новые химические соединения, о которых никто и не подозревает. Разве это нормально?

– Для обеспечения сбалансированного развития ЮБФЗ необходимо принятие законодательных механизмов, учитывающих интересы всех заинтересованных сторон: властей всех уровней, бизнеса, коренных жителей, заинтересованной общественности, – говорит Олег Бодров. – И таковыми могут стать Морское пространственное планирование и Стратегическая экологическая оценка Южного берега Финского залива. Также необходимо наладить независимый комплексный социально-экологический мониторинг. И еще – во всем этом процессе крайне важно участие общественности. Ее представителем может стать Общественный совет ЮБФЗ как инструмент регулирования конфликта интересов.

Подпиши открытку…

Общественный совет Южного Берега Финского залива начинает «открыточную» кампанию в адрес Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ для проверки соблюдения прав коренных жителей побережья при массовой индустриализации этой территории. Вы можете ее поддержать, также отправив открытку, например, такую (сторона I, сторона II).

Кроме того, Совет планирует проведение круглого стола по поиску путей нормализации ситуации на Южном морском берегу с участием депутатов Законодательного собрания Ленинградской области, экспертов, представителей заинтересованной обществен6ности. Атомные электростанции, портовые терминалы, газопровод – важные проекты. Но не менее важны для людей леса, природные заказники, грибы и ягоды, море, пляжи. Этот фактор нельзя не учитывать при планировании и развитии береговых зон.

Лина Зернова