Горит все синим пламенем

Forest fire Credit: flickr.com/ gilaforest

Лукавая статистика

2010 год запомнился россиянам и был признан рекордным по масштабам лесных пожаров: тогда горели леса и торфяники в самых густонаселенных регионах, близких к столице. В 2018-м году горели и горят в основном относительно малонаселенные районы Забайкалья, Дальнего Востока и Севера России. Большинство федеральных СМИ не уделяют этому особого внимания: экологическая катастрофа продолжается, но остается практически незамеченной.

Прошлый год стал первым, когда официальные органы начали публиковать реальную статистику лесных палов, утверждают активисты Гринпис. Площадь пожаров многие годы занижали в среднем в 5-10 раз (иногда даже до 100 раз), а количество леса, погибшего от огня, – в десятки раз. И это, по мнению экологов, не только статистическая проблема: если лесных пожаров по документам нет, или их масштабы занижены, пожарным приходится выполнять несоизмеримую с их силами и возможностями работу. Кроме того, если информация о том, что горит лес, вовремя не поступает соответствующим службам, помощь приходит поздно, когда тушение становится бесполезным – пожар достигает масштаба катастрофы…

Несмотря на наличие специальных статей в уголовном и административном кодексах, преследующих виновных в сокрытии информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей, предоставлении недостоверных сведений о пожарной опасности в лесах и лесных пожарах, за «лесопожарную ложь» пока по-прежнему никто не несет никакой ответственности и это – проблема, утверждают эксперты.

Пожар на вечной мерзлоте

По мнению экспертов, важно не только, сколько лесов сгорело, но и где. Тревожный звонок – пожары в «климатических» лесах Бразилии. Тропические леса считаются ценнейшими с точки зрения сохранения климата и биоразнообразия. Такие тенденции могут привести к тому, что тропические леса вместо поглощения углерода из атмосферы станут его источником, уверены эксперты.

С точки зрения глобального влияния на окружающую среду, пожары в Сибири гораздо хуже. Сажа от горения северных лесов России и Канады достигает Арктики, выпадает на лёд и делает его чёрным, констатируют ученые. Это уменьшает способность льда отражать солнечные лучи и приводит к более быстрому его таянию. Пожары – самый крупный источник черного углерода (сажи) в Арктике и одна из причин таяния арктических льдов, утверждают специалисты.

Эксперты говорят о другом вызывающем тревогу факте: возникновение пожаров там, где их никогда ранее не было. В августе с помощью мониторинга спутниковых снимков ученые обнаружили пожар на западном побережье Гренландии. И эта тенденция будет продолжаться.

Граница в огне

Недавно из-за горения лесов был закрыт пограничный пункт на границе с Финляндией «Лотта» в Мурманской области. Финны, наблюдавшие за распространением огня, сами включились в тушение и предоставили свой вертолет. В области установилась аномальная жара: до +32 градусов. Дождей нет, и тундра полыхает. Несмотря на международные усилия, огонь подошел ко второму пограничному пункту – «Салла». Загорелся Лапландский заповедник, очаги возгорания появились в Кандалакшском, Ловозерском, Печенгском, Кольском районах, в окрестностях Териберки и других частях Кольского полуострова.

«Дело даже не в том, что горит, а в том, что не тушат, – пишет корреспондент «Новой газеты». – На борьбу с огнем не нашлось ни сил, ни средств. Районная администрация кинула клич: тушить пожар позвали добровольцев. Таких набралось 15 человек»…

Губернатор Мурманской области Марина Ковтун признала, что «потушить такие массивы своими силами не представляется возможным». К слову, в Мурманске только прошли крупные учения МЧС. Одна из версий, почему с тушением затянули – все были заняты на маневрах с большим начальством…

«Понимаете, государственная противопожарная служба не имеет права тушить далее чем в 200 метрах от дороги. Их вооружение не рассчитано на удаленные пожары. Этим должна авиалесоохрана заниматься. Но с ней администрации районов и городов должны заключать договоры. А денег нет, – объясняет Владимир Кичигин, бывший начальник териберкской пожарной части. – Горит ягель, огонь по низу идет. Нужны специальные ранцы, мотопомпы. Стоит все это копейки. Но ничего нет…». Кичигин жалуется: по всей области после выхода очередного приказа МЧС создано огромное количество добровольных пожарных дружин, в которых состоят «девочки на каблучках». В отчетах для начальства все хорошо…

Не отличаются скоростью реагирования и успешностью борьбы с пожарами и на Ладоге, окрестности которой начали гореть в последних числах июля: «Минприроды Карелии не смогло предоставить необходимую технику: лесная охрана Республики Карелия сообщила добровольцам, что «на указанной территории нет ни одного вертолёта для тушения»… В первые дни на тушение отправили группу лесных пожарных из Сортавальского авиаотделения без соответствующих средств индивидуальной защиты. Сейчас лесники покинули зону пожара, на тушение направлены сотрудники МЧС из Петрозаводска. Усугубляет ситуацию место возникновения пожара – остров в Ладожском озере, где ранее проходили испытания радиоактивных веществ.

С пожарами справились?

А вот в Югре отчитались в успехах в противостоянии лесным пожарам. Губернатор Югры Наталья Комарова в своем выступлении «подчеркнула необходимость укрепления и развития международного сотрудничества в работе по предупреждению стихийных бедствий, в том числе лесных пожаров, засух, болезней лесов». Озвучивая некоторые результаты проделанной работы, губернатор отметила, что Югра вышла на соблюдение непреложного принципа: «на один гектар вырубок – один гектар лесовосстановления» в отношении кедровых насаждений. И обратила внимание на то, что база авиационной и наземной охраны лесов Югры признана лучшей в России по итогам 2017 года. Доля лесных пожаров, ликвидированных в течение первых суток их обнаружения, в прошлом году составила 67%, отчитались чиновники ХМАО.

Однако эти успехи не стали препятствием для возникновения новых пожаров – буквально на днях Югра столкнулась с серией новых сильнейших лесных пожаров. В четырех муниципалитетах введен особый противопожарный режим, а их жителей просят воздержаться от посещения лесов. Местное МЧС сообщает, что особый противопожарный режим введен в Белоярском, Советском и Нефтеюганском районах, а также в городах Покачи и Нижневартовск.

Сибирь становится источником выбросов

Горение лесов на северных территориях и в Сибири дает непредсказуемый негативный эффект. Ученые Красноярского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук (КНЦ СО РАН) с коллегами из Германии оценили объемы выбросов парниковых газов в атмосферу при лесных пожарах в Сибири. «Во время интенсивного горения леса концентрация угарного газа по сравнению с фоновым содержанием в воздухе повышается почти в 30 раз, метана – в два раза, углекислого газа – на 8%», – пришли к выводу они.

Эксперты уточняют, что именно эти газы оказывают наибольший парниковый эффект на формирование климата на планете. При этом больше всего газов поступает в атмосферу во время тления леса, а не его горения.

Также ученые рассчитали, что при сгорании одного килограмма сухого вещества в сибирской тайге в атмосферу попадает чуть больше полутора килограммов углекислого газа, более ста граммов угарного газа и четыре грамма метана.

Чуть раньше выводов красноярских ученых появилась информация от исследователей Томского института оптики атмосферы имени Зуева СО РАН, которые заявили о резком росте концентрации углекислого газа над территорией Западной Сибири.

С 1997 года томские ученые измеряют распределение парниковых газов над одним из регионов Западной Сибири. Исследования показывают, что до 2004 года летом концентрация углекислого газа во внешних слоях атмосферы практически не увеличивалась, но с 2005 года начался рост в нижних слоях – и намного быстрее по сравнению со среднеглобальной динамикой.

Правда, томские ученые не нашли связи увеличившихся выбросов с изменением климата и лесным пожарами. Кроме того, данные они брали из официальных бумаг: «Мы проверили, не увеличились ли выбросы в России, – оказалось, что нет. Посмотрели, как меняется площадь лесных пожаров: она на бумаге тоже не увеличилась. Выяснили, как растет температура, убедились, что засухи и болезни лесов нет, лесовосстановление стабилизировалось. Пока гипотезы, почему с 2005 года на этой территории начался резкий рост концентрации углекислого газа, нет. Но леса уже не успевают перерабатывать дополнительные выбросы, а их накопление в атмосфере может способствовать глобальному потеплению», – комментирует ситуацию замдиректора института по научной работе Борис Белан…

Сообщайте о пожарах!

В том, что Сибирь и северные территории России стали гореть стремительнее, можно убедиться, изучив  карты Global Forest Watch. Западные ученые опубликовали данные, подтверждающие сокращение лесного покрова, полученные Мэрилендским университетом. На карту, в том числе, попали и итоги мониторинга российских лесов.

Согласно карте, в прошлом году Россия лишилась 5,3 млн гектаров леса. Самое массовое уничтожение деревьев произошло в Приангарье, Бурятии, Якутии, Красноярском и Хабаровском краях, Томской, Амурской и Архангельской областях, а также в Ямало-Ненецком округе. На интерактивной карте экологи отметили красным территорию, на которой за последние 17 лет исчезли леса. Синим на карте помечены участки, где лес был восстановлен.

Есть и российский ресурс – сайт «Авиалесоохраны». Любой желающий может скачать приложение «Берегите лес», где можно увидеть в режиме онлайн, на каких территориях происходят пожары, а став свидетелем лесного пожара, сообщить о нем и отправить фото с местности.

Парадоксы законодательства

С катастрофическими пожарами можно бороться. Самый дешёвый и самый безопасный способ: не допускать их. «Надо перейти на более устойчивое сельское и лесное хозяйство, усилить контроль за соблюдением противопожарных норм», – пишут эксперты Гринпис.

Устойчивое лесопользование это не, то при котором срубил дерево, посадил и оставил ждать, когда оно вырастет. Правильное хозяйство – это значит, посадил, потом несколько десятилетий должен вести регулярный уход.

Ни одна страна мира не может справиться с пожарами без помощи волонтеров. Добровольцы наравне с профессионалами рискуют жизнями ради спасения природы и населенных пунктов от пожаров, но многих катастроф можно избежать, если вести профилактическую работу.

В апреле нынешнего года в России началась единая информационная кампания против пожаров на природных территориях. Общество добровольных лесных пожарных, образовательные организации, СМИ и региональные власти объявили, что будут «действовать совместно, чтобы сократить количество поджогов и случаев безответственного обращения с огнём на природе, и, таким образом, снизить количество пожаров в России». Это действительно важно и нужно, – человек не задумывается, что малая искорка может создать большую беду. По словам учредителя Общества добровольных лесных пожарных, руководителя противопожарной программы Гринпис России Григория Куксина, согласно исследованию, проведенному холдингом «Ромир», половина населения думает, что пожары возникают сами по себе, а поджигать траву не опасно и даже нужно.

И все же необходимы системные изменения. Кто должен контролировать процесс вырубки и лесовосстановления? Полномочия по государственному лесному надзору и контролю с 2007-го года переданы субъектам российской федерации. И тут возникает противоречие, заложенное в нашем законодательстве: с одной стороны, регион должен заработать на лесе от сдачи его в аренду, а с другой – леса надо взять под контроль. Такая система существует давно и не способствует эффективной борьбе с пожарами.

«Органы управления лесами не готовы к эффективному тушению лесных пожаров: квалифицированных людей не хватает, техника изношена, важнейшие управленческие решения принимаются с многодневным опозданием. Люди по-прежнему жгут траву и мусор даже при самой пожароопасной погоде, нисколько не задумываясь о возможных последствиях», – говорят специалисты.

По статистике, ежегодно в России сгорает 2 млн га леса. Это в два раза больше, чем потери от легальных и нелегальных вырубок. Только весной этого года уже сгорело больше, чем в «горящем» 2010-м. Тем временем сезон пожаров в буквальном смысле в самом разгаре.

Ольга Подосенова