Что помогает и мешает деревням возобновляться?

Wind power

ВИЭ в мире и деревни на ВИЭ в Европе

Ветер, солнце и волны всё больше теснят традиционные уголь, нефть и газ. Благодаря субсидированию со стороны государств, при поддержке бизнеса и эко-активистов микрогенерация – использование для отдельных домов ВИЭ-генераторов маленькой мощности – превратилась в мировой тренд. Во многих регионах децентрализованное энергоснабжение оказывается гораздо дешевле сетевого, так как господдержка ускорила развитие технологий и привела к снижению цен как на оборудование, так и на саму энергию.

В нескольких странах Европы действуют программы по проектированию деревень и экопоселений на ВИЭ, жители которых живут по принципам устойчивого развития и, как правило, используют для получения продуктов органическое сельское хозяйство. К примеру, во Франции существует программа поддержки местных проектов по экологической безопасности (DIVD). Например, летом 2016 года французская коммуна Мармань выиграла в конкурсе государственных проектов и получила 80-процентное финансирование установки солнечных панелей на муниципальных зданиях и возможность для всех жителей пользоваться полученной энергией солнца. В этом году солнечная энергетика покроет 70% потребностей деревни в электричестве.

Аналогичные программы действуют и в Дании. Так, в 1997 году проект муниципалитета Самсё, расположенного на одноименном острове, выиграл конкурс министерства природных ресурсов по созданию модели сообщества, использующего 100% ВИЭ. К 2000 году все 22 деревни на острове с общим населением 3,7 тыс. человек стали полностью независимыми от привозного топлива.

Доля частных ВИЭ в Германии составляет около 35%, что возможно благодаря централизованной политике государства по развитию «чистой» энергетики – страна обещает к 2030 году получать 65% энергии от возобновляемых источников. При этом отдельные районы могут давать собственные обязательства – к примеру, земля Рейнланд-Пфальц обещает перейти до 2030 года на 100% зобновляемой энергетики. В стране действуют меры по стимулированию локального использования ВИЭ – к примеру, система повышенных тарифов, по которым государство покупает «зеленую» электроэнергию. Для приобретателей солнечных панелей существуют почти беспроцентные кредиты на 10 лет, поэтому сообщества фермеров часто скидываются на их покупку, а расходы быстро окупаются.

Швеция обещает перейти на 100% ВИЭ уже к 2040 году. В прошлом году 57% электроэнергии было получено на гидроэлектростанциях, ветрогенераторах и с помощью переработки отходов лесопромышленного сектора. В стране действуют серьезные меры по поддержке возобновляемой энергетики на разных уровнях. С 2018 года правительство увеличило до 30% компенсацию расходов на установку и покупку солнечных батарей для частных лиц. Производители «чистой» энергии освобождены почти от всех налогов, также не облагается налогом энергия, полученная при сжигании бытовых отходов и отходов промышленного производства, в то время как за ископаемое топливо необходимо доплачивать «углеродный налог». Широко поддерживаются местные инициативы – уже сейчас некоторые регионы перешли на 100% ВИЭ. К примеру, провинция Емтланд (127 тыс. человек) производит всю электроэнергию за счет воды, биомассы и ветра.

По словам европейского представителя Глобальной сети экопоселений (GEN) Роберта Холла, для того, чтобы большое количество поселений смогло перейти на ВИЭ, обязательно нужна господдержка. «С самого начала необходимы более централизованные программы, так как желание перейти на 100% ВИЭ широко не распространено», – сообщает он. Также, по его словам, необходимо поддерживать местные инициативы субсидиями, которые имеют решающее значение для поселений, подключенных к энергосети, но готовых отключиться для перехода на 100% «чистую» энергетику.

ВИЭ в России: поддержка и изоляция

Россия находится на четвертом месте в мире по выбросам СО2 в атмосферу, однако при этом обладает большим потенциалом использования возобновляемых источников энергии. В 2009 году была впервые поставлена цель увеличить долю ВИЭ в энергобалансе страны – до 4,5% к 2020 году. Однако эти цифры постепенно менялись, и сейчас речь идет только о 2,5% к 2024 году.

На данный момент доля ВИЭ в энергобалансе России составляет менее 1% без учета крупных плотинных гидроэлектростанций. Объемы мощностей ВИЭ понемногу растут – если в 2015-2016 годах от ВИЭ было получено в сумме 130 МВт, то в 2017 году – 140 МВт. Развитию «чистой» энергетики помогает запущенная в 2013 году программа поддержки ВИЭ на оптовом рынке до 2024 года. Благодаря программе строятся крупные солнечные и ветряные электростанции мощностью до 6 ГВт. К концу 2017 года было введено в строй около 225 МВт новых солнечных электростанций, их эксплуатируют госкомпания «Хевел», «дочка» китайской Amur Sirius «Солар Системс» и финская компания «Фортум». Появились и крупные ветропарки – например, ветропарк «Фортум» в Ульяновской области, мощность которого составит 35 МВт в год, был введен в эксплуатацию в конце 2017 года. В прошлом году было объявлено о запуске проектов по строительству ветропарков в Мурманске, Адыгее и Ростовской области.

Также с января 2015 года действует программа поддержки ВИЭ на розничном рынке. Программа охватывает солнечную, ветровую, малую гидроэнергетику, а также энергию, полученную на основе биогаза. За два года было реализовано более 30 проектов – к примеру, «Хевел» устанавливает в Республике Алтай системы, позволяющие использовать энергию Солнца вместе с дизельным топливом. Солнечные электростанции строит в Якутии дочка «РусГидро» «Сахаэнерго» по совместной инвестиционной программе с РАЭ ЭС Востока. Сейчас в регионе работают 18 таких электростанций. По оценкам экспертов компании, они ежегодно позволяют экономить до 15 млн руб. на привозное топливо для дизельных генераторов. В четырех отдаленных деревнях на Кольском полуострове работают  гибридные комплексы – ветряки и солнечные панели в сочетании с дизельными генераторами. В Белгородской, Владимирской и Калужской областях успешно функционируют биогазовые электростанции. Самая крупная из них находится в посёлке Лучки Белгородской области – энергии от станции хватает на 45 тыс. человек.

При этом, на данный момент, по разным оценкам, до 11 млн человек в стране не обеспечены надежным бесперебойным энергоснабжением, при этом многие из них и вовсе не имеют доступа к централизованному энергоснабжению.

В удалённых районах Крайнего Севера, Дальнего Востока или Сибири используются дизельные или бензогенераторы, и с каждым годом туда становится все дороже поставлять нефть и газ. Тарифы на электроэнергию в изолированных районах намного превышают средние тарифы по России – к примеру, на Крайнем Севере приходится платить 22-327 руб. за киловатт*час, что в 5-55 раз выше среднего значения по стране. Расходы бюджетов на субсидии для электроснабжения некоторых регионов могут превышать 60%, тогда как в среднем по России эта цифра составляет 19,5%. В 2016 году расходы на финансирование энергоснабжения регионов Крайнего Севера превысили 150 млрд рублей. Аналитики Центра по эффективному использованию энергии считают, что можно было сэкономить 100 млрд руб. с помощью повышения энергоэффективности и развития ВИЭ. Однако пока ВИЭ обеспечивают всего 0,01% всей генерации в отдаленных районах страны, изолированных от единой энергетической системы.

Не всё потеряно

Жители некоторых деревень и посёлков, в которых отсутствует центральное энергоснабжение, уже сейчас решают проблему с помощью солнечных батарей и небольших ветряков. В феврале 2017 года правительство законодательно разрешило микрогенерацию до 15 кВт, после чего весь год шла разработка системы поддержки «домашней» генерации. Подробности новой схемы станут известны в этом году, когда будут внесены поправки к Федеральному закону «Об электроэнергетике». Законопроект уже прошел общественное обсуждение. Принятый документ разрешит поставлять излишки «зелёной» энергии в электросеть и, наоборот, в случае необходимости брать электроэнергию из сети. Это позволит пользователям небольших ВИЭ-установок оставаться в энергосистеме, не переходя на полностью автономное энергоснабжение.

В соответствии с разработанным законопроектом, владельцы таких установок смогут продавать излишки по средней оптовой цене (всего 1,5-2 руб. за кВт*ч), а покупать из сети по обычным розничным, более высоким тарифам (2-8 руб. за кВт*ч, в зависимости от региона). «Таким образом, добиться экономической целесообразности в микрогенерации с точки зрения владельца микрогенерирующей установки будет достаточно сложно», – отмечает научный сотрудник Центра экономического моделирования энергетики и экологии РАНХиГС и российский координатор глобальной инициативы «Распределенная и локальная энергетика» (DALE) Татьяна Ланьшина.

Во время обсуждения законопроекта было подано два предложения насчет денежного стимулирования микрогенерации. Поскольку на оптовом рынке электроэнергии стоимость эксплуатации (включая установку) солнечных и ветровых электростанций в России достигает 25-35 руб. за кВт*ч (по новым оценкам Совета Рынка – 8,8-26,5 руб. за кВт*ч, при этом в среднем в мире стоимость гораздо меньше, так, финансовая компания Lazard приводит следующие цифры – 3-15,5 цента или 2-10 руб. за кВт*ч), предлагается установить такой же высокий тариф для продажи электроэнергии, полученной благодаря микрогенерации. По словам Татьяны Ланьшиной, комментарий разработчика законопроекта к этому предложению «обтекаемо дает понять, что, может быть, еще не все потеряно, и хотя бы минимальные субсидии будут введены». Она отмечает, что перспективы микрогенерации зависят от того, сколько рублей можно будет получить за один киловатт-час «зеленой» электроэнергии, будет ли введена какая-либо надбавка к оптовой цене. «В случае если такая надбавка будет отсутствовать, сетевая микрогенерация, как и автономная, станет уделом энтузиастов и экологически ответственных граждан», – отмечает Татьяна Ланьшина.

Плата за независимость

Однако отсутствие государственной поддержки не пугает жителей российских экопоселений и маленьких семейных ферм – так называемых родовых поместий. Их общее число в стране достигает 450. Эта цифра примерная, точной статистики нет, сообщает член совета Союза экопоселений и экоинициатив Игорь Польский. По словам эко-активиста Романа Саблина, солнечные панели есть почти во всех таких поселениях из-за отсутствия центрального электроснабжения, однако приходится комбинировать возобновляемую энергетику с традиционной, так как использовать только ВИЭ невозможно из-за дороговизны и сложности оборудования.

«Устанавливали потому, что других источников энергии в поселении на тот момент не было», – сообщает Михаил Бажан, основатель коллективной фермы Молодёжная и проекта «Переселение в поселение». Молодая семья Михаил и Валерия Бажан в 2012 году переехали на заброшенную землю развалившегося колхоза и построили там дом, а позже установили ветрогенератор и солнечные батареи. «Окупилась давно. Обеспечивает семью из трёх человек, стабильно», – отвечает Михаил. Однако теперь на их ферму проведены линии электропередач.

Жители поселения Милёнки в Калужской области тоже решили провести линии электропередач, несмотря на наличие солнечных батарей и двух небольших ветряков. Солнечные панели зимой оказались неэффективны, а ветряки почти бесполезны, так как «ветра слабые, и толку от них мало», рассказывает житель поселения Владимир Смирнов.

Даже жителям поселений, которые изначально хотели использовать только «чистую» энергию, приходится время от времени использовать генераторы или, в конце концов, проводить электричество. При этом часто жители экопоселений и родовых поместий хотят перейти на ВИЭ, обсуждают способы избежать использования электросети и «тарахтящих и пахнущих» бензогенераторов и жалуются на высокую «плату за независимость». Высокая стоимость электроэнергии, полученной за счет возобновляемых источников – самая большая проблема для отдельных домохозяйств. «Возможно, уже каждый поселенец облепил бы солнечными панелями свой дом, как это сделал Иван Сергеев из поселения «Родники», поставил бы качественные контроллеры, аккумуляторы и преобразователи и жил бы припеваючи со своими киловаттами. Вот только следует учитывать текущий уровень экономического благополучия значительной части первой волны создателей родовых поместий – провести столбы за 500 руб. до участка или подключиться к электросети оказалось дешевле», – сообщает организатор «Содружества создателей родовых поместий Удмуртии» Василий Стяпшин.

По подсчетам жителя Милёнок Володара Иванова, самая дешёвая солнечная батарея обойдётся в 50 тыс. руб., однако мощности, чтобы работали сразу стиральная машина и холодильник, у такой установки уже не хватит. Зимой солнечных панелей не хватает даже на зарядку телефона. Самый дешевый ветряк обойдётся в 100 тыс. «Ветер у нас дует не постоянно, поэтому и эффективность низкая. Недорогая система обеспечит только подсветку», – рассказывает Дмитрий Ватолин из экопоселения «Ковчег».

Однако даже если деньги на установку найдены, возникает проблема со специалистами для обслуживания системы. Характерен пример деревни Зехново, которая находится в Кенозерском национальном парке в Архангельской области. Активисты из Архангельской общественной организации «Этас» летом прошлого года провели в Зехново международную климатическую школу, во время которой на гостевом доме в парке установили солнечные панели и аккумуляторы. Предполагалось, что ВИЭ решат проблему перебоев на линиях электропередач, из-за которых жители деревни неделями живут без электричества. Однако система проработала всего месяц, после чего вышла из строя по непонятным причинам. Техник, который помогал устанавливать панели, приезжал из Калининграда, а найти специалиста, который смог бы быстро решить проблему, рядом не получилось. «От Архангельска нужно около пяти часов ехать на поезде сначала до Крещатик, потом ехать на машине до Вершинино, а потом ещё надо ехать на пароме. Это большая проблема – доставить туда оборудование, а дальше уже возникает проблема с обслуживанием», – жалуется координатор проекта, председатель совета «Этас» Анастасия Кочнева.

Таким образом, развитие возобновляемой энергетики в малых масштабах в России тормозят недостаток технических специалистов, проблемы с нормативно-правовой базой, высокая стоимость оборудования и установки, нестабильная выработка энергии и невозможность передавать излишки «чистой» энергии в сеть, а также полное отсутствие господдержки, льгот – и, следовательно, стимулов – для потребителей. Развитию ВИЭ-микрогенерации, соответственно, помогают стимулирующие госпрограммы, продуманная политика налогов и льгот, развитая региональная политика и поддержка связанного с ВИЭ бизнеса. И, конечно, нужны сами местные инициативы и готовность жителей к переменам.

Елена Паленова